• Юго-Западное отделение Академии военно-исторических наук
  • «В ТУ СУРОВУЮ ОСЕНЬ...» (Оборонительные бои за Курск осенью 1941 г.) Курский военно-исторический сборник. Выпуск 5. Курск-2011
  • Редакционная коллегия
  • В.В. Коровин
  • Уважаемый читатель!
  • Члены редколлегии
  • основные ЭТАПЫ обороны Курска (1941 г .)
  • БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 13-й АРМИИ В ХОДЕ БРЯНСКО-ОРЛОВСКОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ (ОКТЯБРЬ 1941 г.)
  • ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ ВОЙСК 13-Й АРМИИ БРЯНСКОГО ФРОНТА НА КУРСКОМ БОЕВОМ УЧАСТКЕ И В РАЙОНЕ КУРСКА (ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ 1941 г.)



  • страница1/4
    Дата14.09.2017
    Размер0.93 Mb.
    ТипСборник

    В ту суровую осень


      1   2   3   4


    «В ТУ СУРОВУЮ ОСЕНЬ...»

    (Оборонительные бои за Курск осенью 1941 г.)
    Курский военно-исторический сборник.

    Выпуск 5.



    Администрация города Курска

    Юго-Западное отделение Академии военно-исторических наук

    70-летию обороны города Курска

    от немецко-фашистских захватчиков

    ПОСВЯЩАЕТСЯ

    «В ТУ СУРОВУЮ ОСЕНЬ...»

    (Оборонительные бои за Курск осенью 1941 г.)
    Курский военно-исторический сборник.

    Выпуск 5.



    Курск-2011

    ББК 63.3 (2Рос-4Курс) 622

    К 93

    Редакционная коллегия: член-корреспондент АВИН, канд. ист. наук И.А. Анфертьев; действительный член АВИН, докт. ист. наук, профессор Юго-Западного государственного университета В.В. Коровин (главный редактор); член-корреспондент АВИН, канд. ист. наук А.Н. Манжосов; действительный член АВИН, докт. ист. наук А.А. Чернобаев; действительный член АВИН, докт. ист. наук, заведующий кафедрой истории России Курского государственного университета К.В. Яценко.

    «В ту суровую осень...» (Оборонительные бои за Курск осенью 1941 г.): Курский военно-исторический сборник. Вып. 5. – Курск, 2011. – с.

    Сборник содержит результаты научного поиска членов Юго-Западного отделения Академии военно-исторических наук, посвященного событиям осени 1941 года, когда воины 13-й армии и бойцы народного ополчения стремились защитить древний Курск от вторжения немецко-фашистских захватчиков.

    Предлагаемое читателю издание подготовлено на основе рассекреченных архивных документов и воспоминаний участников описываемых событий. Оно адресовано всем поколениям наших земляков, интересующимся боевым прошлым своей малой родины.



    Использованы фотографии из фондов Государственного архива Курской области, Государственного архива общественно-политической истории Курской области, областного краеведческого музея и личных архивов авторов.
    © Юго-Западное отделение АВИН

    © Авторский коллектив


    Уважаемый читатель!

    Во время одной из встреч с выдающимся скульптором В.М. Клыковым его собеседник заметил: «Правильно, что Курску не присвоили звание города - Героя. Он не заслуживает этого. Ведь в 41-м куряне встречали гитлеровцев хлебом-солью...». Слушая эти слова, невольно подумалось о том, как же живуча геббельсовская «утка», которую неграмотные в истории молодые люди периодически «выпускают» на свет божий.

    ...Сразу вспомнилось, что такие же «познания» в истории четверть века назад демонстрировало городское партийное руководство, выступая против встречи ветеранов-ополченцев в честь 45-летия оборонительных боев за город (1986 г.). Стену «курского равнодушия» пробил лишь авторитет бывшего секретаря Курского обкома ВКП(б) А.И. Легасова, прибывшего во главе делегации ветеранов в город своей молодости на юбилейные торжества. А.И. Легасов, В.В. Волчков, Т.И. Архипова, командир бронепоезда № 14 майор В.М. Морозов 1 ноября 1986 г. открыли мемориальную доску на здании Госбанка, свидетельствующую о подвиге защитников Курска.

    «История не терпит шаблонов, а тем более ярлыков, которые у нас приклеивают на те или иные события, или на отдельных личностей», - отмечал писатель-историк В.С. Пикуль. Спустя 70 лет трудно восстановить историческую правду. Тем более, что в руках исследователей ограниченное количество документов, ведь из жизни ушли почти все участники самых трудных месяцев войны. А лучшим аргументом для современной молодежи являются свидетельства очевидцев. Вот одно из них: «В тяжелые дни для Родины куряне вышли на защиту отечества. Разве мало было добровольцев из Курска… в нашей дивизии. Мы воины, гордились курским ополчением, которое дралось за Курск...», - писал в 1944 г. бывший командир 395-го полка 2-й гв. стрелковой дивизии, Герой Советского Союза, подполковник А.Х. Бабаджанян.

    ...К сожалению, память человеческая подвержена деформациям во времени. Сегодня в Курске проживает только одна непосредственная участница обороны города – ветеран 2-й гвардейской Таманской стрелковой дивизии 96-летняя Татьяна Федоровна Должикова.

    2 декабря 2010 года Главой администрации г. Курска Н.И. Овчаровым было подписано постановление «О подготовке и проведении в городе Курске мероприятий, посвященных 70-летию обороны города Курска от немецко-фашистских захватчиков», согласно которому на Мемориале павших запланировано сооружение памятного знака погибшим ополченцам.



    В сборнике мы стараемся раскрыть правду истории. Она основана на документах войны, подлинных материалах грозного 41-го. Вас будут сопровождать по истории документы Центрального архива Министерства обороны РФ, Государственного архива и Государственного архива общественно-политической истории Курской области, ведомственных архивов.

    Члены редколлегии

    «... Сознавая ответственность за обороняемые под Курском рубежи, советские войска дрались с удвоенной силой. Большое участие в оборонных мероприятиях принимало гражданское население Курска. Энтузиазм защитников города был так велик, что казалось, ни за что не быть Курску в руках неприятеля. Но врагу удалось обойти город с флангов и лишь тем заставить защитников Курска оставить его...».

    А.Х. Бабаджанян,

    Герой Советского Союза,

    Главный Маршал бронетанковых войск

    основные ЭТАПЫ обороны Курска (1941 г.)


    4.10.1941

    Первый секретарь Курского обкома ВКП(б) П.И. Доронин в переговорах с заместителем начальника Генерального Штаба Красной Армии генералом Г.Г. Соколовым определил стратегию обороны города.


    7-21.10.1941

    Боевые действия на Курском боевом участке в районе Линец-Фатеж (части 7-й гв. СД, 133-й танковой бригады, 38-го мотоциклетного полка).


    15-28.10.1941

    На Курском ж.д. узле построены два бронепоезда (№ 1 и № 2), направленные на оборону Курска.


    17.10.1941

    Курский обком ВКП (б) обратился к Военному Совету Брянского фронта с просьбой направить в Курск части 2-й гв. СД полковника А.З. Акименко.


    21-23.10. 1941

    На оборону Курска направлен личный состав истребительных батальонов из 35 сельских районов и областного центра.


    21.10.1941

    Полки народного ополчения г. Курска выведены на боевые рубежи.


    23.10.1941

    Курск объявлен на осадном положении. В командование Курским гарнизоном вступил полковник А.З. Акименко.


    24.10.1941

    Истребительные батальоны г. Курска переданы в состав полков народного ополчения.

    30-31.10.1941

    Бойцы Курского народного ополчения приняли воинскую присягу.


    31.10.1941

    Части 9-й танковой и 95-й пехотной дивизий гитлеровцев вышли на северные подступы к Курску (в районе сел Овсянниково, Шуклинка, Сапогово).


    1.11.1941

    Начало боевых действий в районе Знаменской рощи и кирпично-трепельного комбината.


    2.11.1941

    Народные ополченцы вместе с полками 2-й гв. стр. дивизии вели боевые действия на улицах Курска. В ночь на 3 ноября город оставлен советскими войсками.

    БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 13-й АРМИИ В ХОДЕ БРЯНСКО-ОРЛОВСКОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ (ОКТЯБРЬ 1941 г.)
    В начале октября 1941 г. события в полосе Брянского фронта развивались неблагоприятно для Красной Армии. Генеральное наступление немецко-фашистских войск на Москву из района Глухова - Шостки началось 30 сентября 1941 г. ударом 2-й танковой группы генерала Г. Гудериана по левому флангу Брянского фронта. Уже на третий день наступления был захвачен Дмитровск – Орловский. Немецкие танки глубоко вклинились в тылы 13-й армии. 3 октября XXIV моторизованный корпус противника захватил Орел, 6 октября – XXXXVII танковый корпус ворвался в Брянск и Карачев. Командующий Брянским фронтом генерал-полковник А.И. Еременко не имел резервов, способных закрыть брешь в полосе обороны. К 6 октября 1941 г. в районе Трубчевска были окружены основные соединения 3-й и 13-й армий. Приказ Ставки ВГК от 5 октября 1941 г. об отводе войск на рубеж Мценск – Поныри – Фатеж – Льгов явно запоздал. Лишь 7 октября, используя разрывы между частями и соединениями противника, начался прорыв дивизий 3-й и 13-й армий на восток и юго-восток. Войска сражались перевернутым фронтом, нанеся удары, нацеленные на выход из окружения.1

    Для прикрытия 3-й и 13-й армий штаб Брянского фронта (с 18 по 27 октября 1941 г. находился в Щиграх)2 создал из числа вышедших из кольца частей Красной Армии, сотрудников НКВД и истребительных батальонов два боевых участка - № 1 Змиевка-Поныри (командир - заместитель начальника оперативного отдела штаба Брянского фронта полковник И.А. Долгов) и № 2 Фатеж-Поныри (под командованием начальника артиллерии фронта генерал-майора М.П. Дмитриева).3 На правый фланг участка № 1 выходили дивизии 3-й армии генерала Я.Г. Крейзера. На участке № 2 были сосредоточены два полка 29-й кавалерийской дивизии.

    Прорвав первое кольцо окружения в районе Негино, части 13-й армии 10 октября 1941 г. вышли в северо-западные районы Курской области. Это был трудный рейд по тылам XXXXVIII моторизованного корпуса противника. На шоссе Глухов – Севск, в деревнях Позняшовка и Веселая Калина располагались выдвигавшиеся на фронт из глубокого тыла части мотомеханизированной колонны противника. В результате обхода гитлеровцев частями 132-й дивизии с флангов и решительной атаки 605-го и 712-го стрелковых полков, гарнизоны, расположенные в Позняшовке и Веселой Калине, были уничтожены.4

    В селах Хомутовского района Курской области (особенно прилежащих к большаку Хомутовка-Селино-Дмитриев) уже расположились вражеские гарнизоны. Бывший пулеметчик 6-й Орловской стрелковой дивизии, полковник в отставке В.Я. Хотенков вспоминал: «...Оказавшись во вражеском кольце, соединения 13-й армии вели боевые действия. Ослабленные в непрерывных боях стрелковые части совершали многочисленные ночные вылазки, атакуя гарнизоны противника».1

    11 октября село Старшее Хомутовского района было освобождено бойцами 143-й стрелковой дивизии полковника Г.А. Курносова. Командиру 143-й дивизии временно были подчинены 132-я дивизия, 141-я танковая бригада и 207-й корпусной артиллерийский полк. Обнаружив части 143-й дивизии, фашисты подвергли их бомбовым ударам.2 На следующий день бойцы 635-го и 800-го стр. полков при поддержке 207-го арт. полка заняли соседнее село Романово, захватили 20 вражеских машин с боеприпасами и продовольствием. Пополнив запасы горючего, части 143-й дивизии и 141-й танковой бригады атаковали с. Тепловка. После боя гитлеровцы были выбиты из села, захвачены 13 орудий. Бои за Тепловку длились более двух суток. Лишь 15 октября фашисты вновь заняли село.3 Продолжая движение, части 13-й армии 12 октября вышли к рубежу Хомутовка – Дубовцы – Алексин. Противник сконцентрировал крупные силы и атаковал части армии с севера и с юга. В ходе упорного боя штаб армии пытался организовать выход тылов, но этого не удалось. Большая часть автотранспорта и артиллерии были уничтожены огнем противника.

    Героически сражались и бойцы 307-й стрелковой дивизии полковника Г. С. Лазько. По лесным дорогам Брянщины и Курщины они прошли более 150 километров. В бою в районе хутора Жеденовский было захвачено 34 вражеских машины с продовольствием и боеприпасами.4 Пробираясь лесными дорогами, в слякоть и метель, бойцы 712-го стр. полка 132-й стрелковой дивизии подошли к большаку Рыльск-Дмитриев. Гитлеровцы из 156-й пехотной дивизии начали атаки со всех сторон. Но фашисты не смогли задержать нашу пехоту. В ночном бою было уничтожено 3 танка, 15 грузовых машин, несколько станковых пулеметов противника.5

    14 октября 1941 г., продолжая движение в направлении Тепловка – Нижне-Песочное, части 6-й стрелковой дивизии, поддержанные подразделениями 462-го арт. полка РГК майора И.И. Собкалова, атаковали Хомутовку, где расположился вражеский гарнизон (кавалерийский отряд до 500 человек).6 Атаку возглавил начальник политотдела 6-й дивизии полковой комиссар Г.С. Пименов. У хутора Колячек бойцы 84-го стр. полка отбросили вражеский заслон, открыв путь дивизии к Хомутовке.

    Воспользовавшись метелью, бойцы 125-го стр. полка майора М.И. Маркина ворвались в Хомутовку.1 Стремительный удар советских войск вызывал у гитлеровцев панику. Противником было брошено большое количество оружия, обмундирования, до 200 лошадей, из которых красноармейцами была сформирована конная группа. Но недолго воины 6-й дивизии пробыли в Хомутовке. Пользуясь темнотой и непогодой, им предстояло преодолеть еще один рубеж. В тот же день на правом фланге армии 6-я стрелковая дивизия заняла Злобино, перерезав тракт Рыльск – Дмитровск Орловский.

    «Противник, разгадав направление нашего прорыва, организовал сильную оборону вдоль дороги Рыльск – Дмитриев… Непрерывный дождь с мокрым снегом сделал дорогу непроходимой. К несчастью, кончалось горючее… По нашему запросы нам начали сбрасывать горючее на парашютах, но его было крайне мало, в условиях бездорожья оно быстро заканчивалось. Почти весь автотранспорт, сосредоточенный в одном месте, стоял с пустыми баками. Противник это знал, и, подтянув силы, начал наступать», - вспоминал генерал-лейтенант М.А. Козлов.2

    15 октября 1941 г., когда дивизии 13-й армии находились в лесах восточнее Хомутовки, командарм А.М. Городнянский решил нанести удар главными силами в направлении на Нижне-Песочное. В боевом приказе командарм указал, что главный удар армия наносит в направлении Сафроновка – Бобылевка – Жиховка – Нижне-Песочное. Бойцам предстояло с боем взять Сафроновку, захваченную фашистами. 143-я и 132-я дивизии наступали со стороны хут. Павловский и Семеновский (6-я стрелковая дивизия к этому времени заняла Семеновский лес и территорию севернее и северо-восточнее его). Арьергард армии - 307-я стрелковая дивизия прикрывала выход с юга в район Жеденовка-Михалевка-Куренка. Полки 6-й стрелковой дивизии наносили вспомогательный удар на Злобино, Сковороднево. Ударную группу армии (143-я и 132-я стрелковые дивизии) поддерживали танки 141-й танковой бригады.3

    Гражданский подвиг совершил житель хут. Семеновский Хомутовского района пожилой колхозник Т.И. Воронежский. Он помог выйти из окружения группе бойцов во главе с командиром 6-й Орловской дивизии полковником М.Д. Гришиным и спасти знамя одной из частей 13-й армии. В июле 1946 г. Т.И. Воронежский был награжден орденом Красного Знамени.4

    Документы Центрального архива Министерства обороны РФ дают возможность оценить роль 283-й стрелковой, 21-й и 52-й кавалерийских дивизий (командиры - полковники А.Н. Нечаев, Я.К. Кулиев и Н.П. Якунин), действовавших в группе генерала А.Н. Ермакова на восточном берегу Свапы по обеспечению прорыва войск 13-й армии. Этим дивизиям раньше других удалось выйти из окружения из-под Хинели. На 14 октября 1941 г. в составе этих соединений сражалось: в 283-й СД – 1370 чел., в 21-й КавД – 457 чел., в 52-й КавД – 714 чел.1 Сосредоточившись в районе Стрекалово-Березовое-Чубаровка, они составляли боевое ядро фронтовой группы генерала А.Н. Ермакова. Стремительной ночной атакой 860-й стрелковый полк 283-й стрелковой дивизии под командованием майора И.Г. Завьялова овладел переправами через р. Свапу в районе Нижне-Песочного. В течение суток полк вел ожесточенный бой за удержание единственной дороги со стороны с. Тепловка, по которой отступали части 13-й армии.

    16 октября 1941 г. генерал А.Н. Ермаков приказал командиру 52-й кавалерийской дивизии полковнику Н.П. Якунину обеспечить переправу штаба 13-й армии через р. Свапу. Командиром группы, оборонявшей переправу, генерал А.Н. Ермаков назначил майора Левшина. Особую кавалерийскую группу возглавил командир 117-го кавалерийского полка майор Колбнев. Кавалеристы 105-го, 112-го, 117-го полков 21-й КавД, поддержанные танкистами 150-й танковой бригады полковника Б.С. Бахарова, двое суток вели тяжелые оборонительные бои на левом берегу Свапы.2 В ходе переправы основных сил 13-й армии, начавшейся днем 17 октября, фашисты танками пытались захватить мосты. Но воины 52-й кавалерийской дивизии, занимая высоты юго-западнее Нижне-Песочного, отражали атаки врага.3

    В боевом приказе № 42 от 15 октября 1941 г. по 52-й кавалерийской дивизии, подписанном командиром полковником Н.П. Якуниным, военкомом ст. батальонным комиссаром М.Н. Пищуком, говорится о поощрении колхозницы М.В. Тарлычевой. «При выполнении боевой задачи 14.10.41 г. части дивизии были поставлены в затруднительное положение. Обстановка требовала срочной переправы, но мосты не были готовы. Гр[ажданка] хут. Сныткино Тарлычева проявила мужество, переправив наши части по сложному броду. За проявленную решительность гр. Тарлычевой выдать денежную субсидию в сумме трех тысяч рублей...».4

    Основной прорыв 13-й армии к Нижне-Песочному был назначен на 2 часа ночи 18 октября. У переднего края вражеской обороны, на правом берегу р. Свапы, сосредоточились бойцы 6-й стрелковой дивизии. «Командованием дивизии было решено прорываться ночью по лощине, чтобы провести транспорт и обозы, - вспоминал В.Я. Хотенков. - Немцы встретили нас перекрестным огнем первые цепи атакующих, следом ударили минометы. С каждой минутой росли потери. Спасли людей от гибели воины 3-й стрелковой роты 333-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта И. Кривды и политрука В.И. Миронова. Разделив роту на две группы, которые развернулись в цепь по обе стороны лощины, мы устремились на пулеметы гитлеровцев, забросали их гранатами. Как только были подавлены фашистские огневые точки, бойцы рванулись в прорыв. Они поджигали и взрывали вражеские машины, вмерзшие в грязь. На несколько километров был устроен огненный фейерверк, пламя и дым взметались вверх от загоревшихся бензовозов».1 Красноармейцы 84-го стрелкового полка Школьников и Радошкин сожгли 9 вражеских автомашин.

    В эту ночь многие воины 6-й стрелковой дивизии погибли при выходе из окружения. Тяжело был ранен военком 6-й дивизии полковой комиссар А.И. Попенко2 (Член Военного Совета 57-й армии, он погиб в мае 1942 г. в ходе Харьковской операции), командиры 125-го и 84-го полков майоры М.И. Маркин и А.Д. Белик.

    У с. Красная полоса Хомутовского района под прикрытием частей 307-й и 298-й стрелковых дивизий остались автотранспорт и трактора, которые перевозили орудия. Старшим этой оперативной группы был оставлен член Военного Совета армии бригадный комиссар М.А. Козлов.3 К сожалению, вывести материальную часть армии и обозы не удалось. По распоряжению командующего армией генерал-майора А.М. Городнянского некоторые автомашины, трактора, танки были взорваны и сброшены в Свапу.

    После 9 дней боев в окружении 18-19 октября 1941 г. костяк 13-й армии - «промокшие, истощенные от недоедания, ведя бои днем и ночью, воины армии… в составе 10 тысяч бойцов, при 32 станковых, 34 ручных пулеметах и 11 орудиях» - вышел из окружения на левый берег Свапы.4 Потери советских войск были очень значительными (13-я армия потеряла в этих боях более 50% личного состава и материальной части).5

    В боевом донесении командующего войсками Брянского фронта № 014 от 18 октября 1941 г. на имя начальника Генерального Штаба Красной Армии отмечалось, что 307-я стрелковая дивизия насчитывала всего 450 бойцов и командиров, 6-я стрелковая дивизия – 500 человек, два 122-мм орудия, 132-я стрелковая дивизия – 400 человек, стрелковое вооружение сохранив полностью, 143-я стрелковая дивизия – 600 человек, 141-я танковая бригада – 300 человек.1 Во время боев при прорыве окружения на Свапе было уничтожено до 300 вражеских машин, 8 пулеметов, 65 орудий, 2 танка, много боеприпасов и горючего, разгромлен штаб авиачасти.2 Всего же в ходе Орловско-Брянской оборонительной операции воины 13-й армии уничтожили не менее 3000 гитлеровцев, 30 танков, 11 самолетов, 85 минометов, 650 автомашин, нанеся ощутимые потери XXXXVIII моторизованному и XXIV армейскому корпусам противника.3

    По данным генерал-лейтенанта М.А. Козлова, на территории Орловской и Курской областей осталось в окружении не менее 3000 бойцов и командиров Брянского фронта.4 Многие из них приняли активное участие в сопротивлении немецко-фашистским оккупантам. Так, политрук 3-го дивизиона 207-го артполка, прорывавшего фронт противника на участке Тепловка-Малеевка-Голубовка, А.Г. Ковалев в январе 1942 г. в с. Поды Хомутовского района организовал партизанский отряд из военнослужащих, оказавшихся в окружении. Вскоре формирование выросло численно и стало базой для создания новых отрядов народных мстителей.5

    Когда дивизии 13-й армии прорывали вражеское кольцо, объединенные силы двух боевых участков атаковали гитлеровцев северо-западнее Фатежа. Благодаря наступлению советских войск, 18 октября штаб 13-й армии вышел в район с. Черничено Конышевского района, а основные силы армии - в район Малахово-Артаково-Вандарец-Беляево-Черничено.6

    В течение трех недель 3-я и 13-я армии вели тяжелые бои в окружении, сковывали главные силы 2-й полевой и 2-й танковой армий противника. Выполняя приказ Ставки ВГК, они к 23-24 октября вышли из окружения на рубеж Мценск – Поныри – Льгов. Но войска были настолько утомлены в ходе предшествующих боев, что не могло быть и речи о создании прочной обороны. 24 октября 1941 г. войскам Брянского фронта было приказано отойти восточнее Плавск – Верховье – Ливны – Касторное, сосредоточив главные усилия в районе Тулы.7


    ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ ВОЙСК 13-Й АРМИИ БРЯНСКОГО ФРОНТА НА КУРСКОМ БОЕВОМ УЧАСТКЕ И В РАЙОНЕ КУРСКА (ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ 1941 г.)

    Стремительный прорыв немецко-фашистских войск к Орлу создал угрозу для советских войск в районе Курска. Захват города гитлеровцами позволил бы замкнуть второе кольцо вражеского окружения для 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Нахождение в руках противника станции Курск - важнейшего железнодорожного узла дороги им Ф.Э. Дзержинского - не дало бы возможности вывести со складов запасы артиллерийского, саперного вооружения, военно-снабженческих грузов.1

    Понимая значимость Курска как южного форпоста Московской зоны обороны и разгадав стратегию немецкого военного командования, Генеральный Штаб Красной Армии принял срочные меры для защиты с севера Курского направления. По личному указанию Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в Курск был направлен заместитель начальника Генерального Штаба генерал-майор П.Г. Тихомиров.

    «В ночь на 4 октября меня вызвал начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Борис Михайлович Шапошников. Он сказал: «Через два часа выезжайте в Курск. Ваша задача - совместно с обкомом партии организовать оборону города... Курск нужно удержать до выхода войск Брянского фронта из окружения», - позднее вспоминал П.Г. Тихомиров.2

    4 октября состоялся разговор первого секретаря Курского обкома ВКП(б) П.И. Доронина с заместителем начальника Генерального Штаба генерал-лейтенантом Г.Г. Соколовым.3 П.И. Доронин информировал Генштаб о подготовке Курска к обороне силами четырех полков народного ополчения, вооруженных 400 винтовками, 4 орудиями, бутылками с горючим и гранатами местного производства. Для борьбы с танками противника устраивались завалы на дорогах и уничтожались мосты севернее Верхнего Любажа.

    Была высказана настоятельная просьба направить в район Линец-Фатеж части 7-й гвардейской стрелковой дивизии полковника А.С.Грязнова, которая перебрасывалась через Курск на север к Орлу. Но положительного ответа на просьбу Курского обкома ВКП(б) генерал-лейтенант Г.Г. Соколов не дал. «Ваше решение об организации обороны Курска наличными силами правильное. В Курск выслан генерал-майор Тихомиров. 7-ю гв. дивизию оставить в Курске не имеем возможности. Она следует для выполнения поставленной задачи. Необходимо принять меры к тому, чтобы небольшие разведывательные группы противника не могли безнаказанно продвигаться по области... Если будет оказана помощь к быстрейшему проходу 7-й гв. СД на север, то Курск будет прикрыт с северного направления, так как он прикрыт со стороны Глухова», - сообщил он П.И. Доронину.4

    П.И. Доронин проявил настойчивость и сразу же связался по телефону с И.В. Сталиным, по указанию которого Генеральный Штаб принял решение: оставить 7-ю гвардейскую стрелковую дивизию полковника А.С. Грязнова для обороны с севера Курского участка. 5 октября 1941 г. на имя генерала П.Г. Тихомирова поступила директива Ставки ВГК, в которой указывалось, что «29-ю кав. дивизию и 38-й мотоциклетный полк подчинить командиру 7-й гвардейской стр. дивизии. 7-ю гвард. стр. дивизию с указанными частями подчинить непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования. Прикрывая Курск, выдвинуться на фронт Фатеж, Льгов, ведя разведку на фронте Орел, Кромы, Дмитровск-Орловский…».1

    Согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования 7-я гвардейская стрелковая дивизия вместе с 29-й кавдивизией и 38-м мотоциклетным полком переходили в подчинение командования Брянского фронта.2

    Ветеран 7-й гвардейской стрелковой дивизии, писатель И.Ф. Стаднюк вспоминал: «Полки и штаб 7-й гвардейской, передохнув в Воронеже и получив пополнение, были погружены в железнодорожные эшелоны, которые двинулись на юг. Конечный пункт их выгрузки держался в строгом секрете… Дальше Батайска нас не повезли: эшелоны дивизии направились в обратный путь, навстречу бомбежкам. Выгрузились севернее Курска, дивизия вступила в бой за Фатеж. Но особенного из тех осенних дней не запомнилось, кроме ведущей к Фатежу разбитой дороги, вдали дымящегося пожарами городишка, артиллерийских дуэлей и немецких танковых атак».3

    Ставка ВГК приняла решение «с целью содействия удару Брянского фронта по уничтожению орловской группировки противника» создать в районе Курска оперативную группу из двух стрелковых, кавалерийской дивизий и двух танковых бригад. Но к утру 8 октября стало ясно, что в состав курской оперативной группы может быть выделена только одна стрелковая и кавалерийская дивизии, танковая бригада и мотоциклетный полк.4

    Командующим Курской оперативной группой был назначен полковник А.С. Грязнов. В состав группы из Таганрога по железной дороге был переброшен 38-й мотоциклетный полк. 8 октября 1941 г. он вступил в оперативное подчинение командира 7-й гвардейской стрелковой дивизии. Три роты полка прикрыли направление Жданово-Линец (3-я рота – дорогу Фатеж-Кромы, 2-я и 1-я роты оборонялись севернее и западнее Фатежа). Вскоре был совершен ночной налет на Кромы, где было убито более 20 вражеских солдат и офицеров.5

    9 октября 1941 г. в Курске на железнодорожном узле выгрузилась 133-я танковая бригада полковника В.М. Полякова.1 Бригада была срочно переброшена с Юго-Западного фронта. Сформированная 28 сентября 1941 г. в Чугуевском районе Харьковской области на базе бывшей 10-й танковой дивизии2 под командованием Героя Советского Союза генерала А.К. Семенченко, танковая бригада насчитывала 2036 человек, 85 танков, из них - 27 Т-34, 2 тяжелых КВ и 56 легких.3 Появление 133-й танковой бригады позволило укрепить оборону. Часть танков находились севернее Фатежа, прикрывая шоссе Орел-Курск. Некоторые боевые машины были зарыты на берегу ручья у пос. Чермошной для ведения огня прямой наводкой.

    Согласно приказа полковника А.С. Грязнова в район Малой Рудки были направлены 288-й стрелковый полк 7-й гв. СД и две батареи 219-го гаубичного артполка. В условиях частых дождей, по разбитым дорогам они совершили марш и к 12 октября заняли рубежи: 288-й стрелковый полк – Солдатское-Костино, 30-й полк – Костино-Юрьевка, 159-й полк – Семеновка-Овсянниково.4

    Это позволило силами 7-й гвардейской стрелковой дивизии, 107-го и 110-го кавалерийских полков 29-й кав. дивизии полковника Е.П. Серашева, мотострелкового пулеметного батальона 133-й танковой бригады (командир - майор Н.Г. Незнамов), остановить фашистов, наступавших от Дмитриева, к 16 октября освободить с. В. Жданово и закрепится на восточном берегу р. Усожа.5 29-я кавдивизия подразделениями 110-го и 113-го кавполков занимала рубеж обороны по восточному берегу р. Усожа (в районе с. Жданово). 133-я танковая бригада танковой ротой и мотострелковой ротой поддерживала кавполки 29-й кавдивизии.6 В помощь оборонявшимся частям Красной Армии были переброшены Ленинский и Дзержинский истребительные батальоны (командиры – старшие лейтенанты милиции Е.И. Комаров и Н.Т. Сазонов). Заняв оборону у сел Малая Рудка, Шуклино и Костино, они проводили боевую разведку в районе Радубеж-Халчи до 21 октября 1941 г.7

    В составе Ленинского истребительного батальона на боевых рубежах у деревни Нижняя Рудка сражались студенты мединститута Ю.З. Костин, А.Г. Шмитьков, сотрудники редакции газеты «Молодая Гвардия» М.И. Козловский, А.Л. Мерман, А.Г. Ришин, А.И. Грудачев.

    С 16 по 21 октября бойцы 7-й гвардейской стрелковой дивизии, 133-й бригады и 38-го мотоциклетного полка вели упорные оборонительные бои. Противник бросал в бой по 25-30 самолетов, танки, пехоту. Но советские пехотинцы, стойко отражали вражеский натиск, часто переходили в контратаки. Перед фронтом 7-й гвардейской стрелковой дивизии действовали отборные немецкие части 9-й танковой дивизии под командованием генерал-майора А. фон Хубики.

    Об ожесточенности боев 7-й гвардейской дивизии свидетельствуют оперативные сводки. «17.10.41. Выполняя приказ командующего группой № 06 наступать в направлении Радубеж, Линец, Веселый, 288 сп после неудачного боя у шоссе сев. Журавлинка занял походное положение.

    30 сп с 1/219 гап, имея задачу наступать в направлении Роговинка, Линец, достиг рубежа южн. окраины Роговинка, сев.- вост. Жигаевка. Во второй половине дня противник до роты с авиацией пытался нанести фланговый удар по правому флангу 288 сп, но был рассеян огнем артиллерии и пулеметов…. Авиация противника неоднократно бомбила наступающую пехоту. В результате боя 17.10 противник потерял 3 танка и 5 автомашин. При поддержке артиллерии, конницы и танков наша пехота вела упорные бои, отбивая контратаки противника. Героически погиб комиссар 288 гв. стр. полка батальонный комиссар В.А. Литов.1

    18.10.41. Части дивизии продолжали вести наступательный бой. 288 сп, уничтожая пехоту противника, упорно продвигался вперед и к исходу дня занял: сев. окр. Клюшникова, Журавлинка. 30 сп достиг сев. окр. Роговинка, но был встречен сильным огнем пулеметов и минометов… было уничтожено 300 человек пехоты противника, 2 танка, 3 орудия.

    19.10.41. 7 гв. стр. дивизия во взаимодействии с 133 отб имела задачу наступать в направлении Жданово, Веселый, Линец. 110 кав. полк 29 кд, нанося удар с сев. запада, овладел Веселый. Противник находился в полуокружении. …12 танков, до двух рот пехоты из р-на Линец перешли в наступление. 3/30 сп, уничтожая пехоту и танки противника, понес большие потери в людском составе и мат. части и отошел под давлением танков противника… Были приняты все меры для остановки прорвавшегося противника. Батальоны с упорными боями вышли из окружения».2 С 16 по 21 октября 1941 г. бойцы 7-й гвардейской дивизии уничтожили до 1500 вражеских солдат и офицеров.3 На подступах к с. Н. Жданово погибли в боях 593 кавалериста из 107-го, 110-го, 113-го кав. полков 29-й кав. дивизии.4

    В памяти местных жителей – М.Е. и К.С. Родионцевых, М.В. Васелюхиной, Ю.П. Пересыпкина, В.А. Дронова остались те жестокие бои.5 Старожилы села Линец помнят, как старики и подростки хоронили погибших кавалеристов и танкистов, сгоревших в боевых машинах. Как было страшно подносить к могильным ямам тела молодых парней, только что погибших в бою. Но жертвы, понесенные в ходе боев западнее Фатежа, оказались ненапрасными. 7-я гв. СД, 133-я Тбр и 38-й МЦП оказали существенную помощь в выходе из окружения частей 13-й армии. С 20 октября 7-я гвардейская стрелковая дивизия на основании распоряжения Ставки ВГК отводилась с Курского направления. Командование дивизией приступило к сдаче полосы обороны 133-й танковой бригаде.1

    На обороне Фатежского участка оставались 133-я танковая бригада и 38-й мотоциклетный полк. При этом опасность наступления противника с северо-запада по настоящему не была оценена командиром 133 ТБр полковником В.М. Поляковым. В разведсводке управления НКВД по Курской области отмечалось, что «по шоссейным дорогам Тросна-Верхний Любаж-Фатеж в сторону Курска движется большое количество танков и бронемашин... Насчитано до 100 танков, 250 бронемашин и до 400 мотоциклистов».2 Наступление противника на Сергеевку застало командование Курского участка врасплох. После 6-часового боя воины 38-го МЦП понесли большие потери, и отошли в юго-восточном направлении.3 Были захвачены Сергеевка и Верхний Любаж. Гитлеровцы усилили натиск на позиции 133-й бригады, которая понесла потери в живой силе и технике (было убито и ранено 288 чел., повреждено 30 танков, из которых 13 удалось эвакуировать с поля боя).4

    «Героизм и мужество в боях проявили командиры танков: лейтенант С.М. Павлов, подбивший 2 вражеских танка, мл. лейтенант К.И. Савельев, уничтоживший 7 автомашин и тягачей, артиллерийскую батарею, механики-водители танков И.И. Корольков, А.Т. Петрухин, А.А. Луганский, радист танка Ф.К. Жабров и другие воины бригады», - вспоминал ветеран 133-й бригады подполковник в отставке А.А. Казаринов.5

    22 октября разгорелись ожесточенные бои на северных окраинах Фатежа. После трехчасового артиллерийского и минометного обстрела гитлеровцы атаковали позиции 38-го МЦП. 2-я рота, поддержанная тремя танками, стойко обороняла занимаемые рубежи. Численное превосходство противника вынудило красноармейцев начать отступление. В этом бою погибло 22, пропало без вести 84 человека из состава 38-го МЦП. Было разбито орудие, 14 станковых и ручных пулеметов, 6 мотоциклов.6 Поздно вечером 22 октября 1941 г. войска 13-й армии оставили Фатеж.

    23 октября 1941 г. в оперативной сводке Генерального Штаба № 239 отмечалось: «…133 ТБр, 29 КД и 38 МЦП вели бой за Фатеж с противником слою до двух мотополков. Противник овладел г. Фатеж. 2 гв. СД, сосредоточенная в Курске, выдвинула отряд в направлении Фатежа».1

    До 26 октября 1941 г. шли тяжелые бои у с. Малая Рудка Фатежского района. Было отбито четыре попытки гитлеровцев форсировать р. Рудка. Лишь к вечеру 26 октября штаб 13-й армии отдал приказ об отходе к с. Большое Жирово. В ходе боев 38-й МЦП потерял почти 50 % личного состава, половину вооружения, 30 % мотоциклов и 10 % автомашин.2

    Бойцы 133-й танковой бригады и 38-го мотоциклетного полка НКВД прикрывали отход по шоссе Фатеж-Курск. С 8 по 30 октября 1941 г. воины 133-й танковой бригады уничтожили 4 вражеских танка, 28 противотанковых орудий, 4 артиллерийских батареи, 8 рот вражеской пехоты, 9 пулеметов, 11 минометов, 7 тягачей и другое вооружение.3 Мужество и героизм бойцов и командиров 7-й гвардейской стрелковой дивизии полковника А.С. Грязнова, танкистов 133-й танковой бригады полковника В.М. Полякова, мотоциклистов 38-го мотоциклетного полка майора А.М. Мустафаева, сражавшихся на подступах к Курску, позволили 13-й армии выйти из окружения и вывести с воинских складов боеприпасы и обмундирование.

      1   2   3   4

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    В ту суровую осень