Скачать 16.31 Mb.


страница28/118
Дата29.01.2019
Размер16.31 Mb.
ТипИсследование

Скачать 16.31 Mb.

Валентин Васильевич Седов славяне историко-археологическое


1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   118

а — исходный регион вельбарской культуры;

б — памятники вельбарской культуры, основание которых относится к последним десятилетиям II в.;

в — ареал пшеворской культуры накануне миграции вельбарского населения к Черному морю;

г — регионы балтских племён: 1 — культура западнобалтских курганов; 2 — штрихованной керамики; 3 — латвийский вариант культуры штрихованной керамики; 4 — днепро-двинская культура; 5 — верхнеокская культура;

д — области позднезарубинецкой культуры;

е — ареал котинов;

ж — территория расселения сарматов;

з — ареал культуры Поянешты — Выртешкой;

и — северо-восточная граница Римской империи.
В Мазовии, Подлясье и на Волыни вельбарские переселенцы встретились с местным населением, представленным пшеворскими древностями.[209] Картина взаимодействия между аборигенами и пришлыми племенами была сложной. В ряде регионов на первых порах пшеворское и вельбарское население жило раздельно, чересполосно, в других — сразу же фиксируется смешение пришельцев с местными жителями. Носители вельбарской культуры в таких местностях подселялись к пшеворскому населению. Только в очень немногих случаях в условиях продвижения вельбарских племен выявляется оставление пшеворскими жителями мест своего обитания. Постепенно в Мазовии, Подлясье и Западной Волыни культурные различия между пришлым и аборигенным населением нивелируются. Доля вельбарских элементов при этом возрастает, и складывающая единая культура приобретает вельбарский облик.

Необходимо заметить, что вельбарская культура Мазовии, Подлясья и Волыни, в отличие от древностей исходного региона — Польского Поморья, — характеризуется заметным присутствием пшеворских культурных элементов. На могильниках это проявляется в некоторых деталях погребальной обрядности (наличие в захоронениях фрагментов вторично обожженной керамики, сосудов-приставок и т. п.), на поселениях — в большом распространении пшеворской лепной посуды и в конструкциях жилых построек. Только на правобережье нижней Вислы сохраняется обычай сооружения каменных курганов и кругов со стелами. В Мазовии, Подлясье и на Волыни вельбарское население уже не знало курганной обрядности, погребения совершались на грунтовых могильниках по обряду кремации умерших. Не подлежит сомнению, что основные массы пшеворского населения этих земель вошли в состав носителей вельбарских древностей и оказали заметное влияние на дальнейшее развитие погребальной обрядности и материальной культуры.

Анализ некоторых могильников вельбарской культуры рассматриваемых регионов позволяет достаточно надежно определить время появления здесь нового населения. Так, материалы наиболее полно исследованного могильника Брест-Тришин дают возможность датировать этот процесс последней четвертью II в. К этому времени относятся наиболее ранние захоронения этого некрополя.[210]

Вельбарская культура функционировала в Мазовии, Подлясье и на Волыни в течение двух столетий, до последних десятилетий IV в. Очевидно, это и была «желанная земля», именуемая на языке готов Ойум. Иордан отмечает, что она окружена болотами, и, действительно, эта территория почти со всех сторон оконтуривается крупными болотистыми пространствами — на севере Наревскими болотами, на востоке — Пинскими, на западе — болотистой местностью на пограничье с Любелыциной. Готское Aujom (Oium) — страна, изобилующая водой (ср. немецкое (Аu(е) — местность, окруженная водой или богатая ею).[211]

Прежде чем вступить в земли Скифии, готы, как сообщает Иордан, переправились через реку, через которую был переброшен мост, не выдержавший нарузки при передвижении масс. Многие исследователи высказывали предположение, что этой рекой был Днепр. Однако это невероятно. Днепр находился в глубине Скифии, за ним начиналась не Скифия, а Меотида. Высказывались и иные догадки относительно речной переправы готов. Теперь в результате археологических изысканий можно утверждать, что рекой, преодолев которую готы вступили в Скифию, была Висла — расселение вельбарских племен началось из левобережных районов Нижнего Повисленья. Согласно античной традиции, эта река была западной границей Скифии — Сарматии. На это указывает и Иордан: «…страна… Скифия… имеет… (соседями) с запада — германцев и реку Вистулу…»[212]

Основу населения восточных регионов пшеворской культуры, как говорилось выше, составляли славяне. Согласно Иордану, готы, преодолев реку и вторгшись в Скифию, встретились со спалами, которые были побеждены пришлыми племенами. Исследователи не раз указывали на сходство этого этнонима, с одной стороны, со спалеями Плиния, с другой — со спорами Прокопия Кесарийского. Кто такие спалеи Плиния, сказать невозможно. Споры же Прокопия, несомненно, были славянами, о чем он пишет достаточно определенно: «Да и имя встарь у склавинов и антов было одно. Ибо и тех и других издревле звали спорами…»[213] Уже К. Цейс отождествлял споров со спалами Иордана.[214]

Если спалы Иордана и споры Прокопия были одним и тем же этносом, то, следовательно, готы, вторгшись в Скифию, прежде всего встретились со славянами. Они — носители пшеворских древностей — вместе с готами составили население вельбарской культуры Мазовии, Подлясья и Западной Волыни. Со времени Ф. Миклошича этноним спалы возводится к славянскому «исполин», что находит подтверждение в современной лингвистике.[215]

Известно, что литовцы называют своих южных соседей славян-белорусов гудами (лит. Gudas «белорус») — термином, производным от этнонима готы.[216] Объяснить это до сих пор не удавалось. Теперь очевидно, что в течение столетий юго-западными соседями племен культуры штрихованной керамики — предков исторической литвы — было население вельбарской культуры Ойума, которое по главенствующему этносу именовалось готами, но доминировали в его составе славяне. И когда собственно готы-германцы покинули Мазовию, Подлясье и Волынь, предки литовцев перенесли этноним готы на коренных жителей — славян.

Покорив спалов, войско готов во главе с Филимером, как сообщает Иордан, движется далее «в крайнюю часть Скифии, соседящую с Пон-тийским морем». Согласно данным археологии, это были земли Северо-Западного Причерноморья, где выявлены древности собственно вельбарской культуры конца II — начала III в. Так, в могильнике Данчены в Молдавии все ранние (дочерняховские) захоронения связаны с вельбарской культурой.[217] В них обнаружены глиняные сосуды, по технике изготовления, формам и орнаментации идентичные вельбарским. Хронологические разработки погребений этого памятника показали, что все вельбарские находки приходятся на фазу 1, соответствующую ступени С1а европейской хронологии (170–220 гг., по К. Годловскому). На площади Данченского могильника открыто 17 ритуальных ям, заполненных золой, углями, костями животных и фрагментами глиняной посуды. Такие ямы весьма распространены в вельбарской культуре и имеют аналогии в Скандинавии,[218] где ещё недавно бытовал обычай разжигать около могил ритуальный огонь и его остатки зарывать в ямы, подобные тем, что фиксируются в вельбарских могильниках.

В могильнике Ханска-Лутэрия II, расположенном в Днестровско-Прутском междуречье, наиболее ранние находки (фибулы и бронзовые сосуды с орнаментом в виде сов) датируются второй половиной II в. Лепная керамика из ранних погребений не имеет местных корней и находит аналогии в вельбарских древностях.[219] Очевидно, что эти могильники были основаны готами, пришедшими из ареала вельбарской культуры. К вельбарским памятникам этого времени относится и могильник Козья-Яссы в Румынии. При раскопках найдены не только керамика, но и предметы вельбарских типов.[220] Вельбарская глиняная посуда встречена и на отдельных поселениях рассматриваемого региона.[221]

Таким образом, данные археологии показывают, что носители вельбарской культуры, именуемые в письменных источниках готами, появились в междуречье Днестра и низовьев Дуная в последних десятилетиях II в. Расселились они здесь среди гето-дакийского населения, представ ленного культурой Поянешты-Выртешкой, и частично в сарматских землях.

Эти данные согласуются с рядом известий древних авторов. Так, Дион Кассий отмечает, что в 180 г. в пределы Римской империи мигрировали 12 тысяч свободных даков. Очевидно, это событие было обусловлено готским вторжением в земли даков, о чем догадывались некоторые историки.[222] Тот же автор сообщает, что император Каракалла (211–217 гг.) совершил военно-инспекционный поход в Дакию с целью укрепления границ Империи, а в сочинении «История Августа» в этой связи прямо говорится о победе Каракаллы над готами.[223] В том же труде указывается народство императора Максимина (235–238 гг.) с готами (отец его был гот, мать — аланка). Сообщается, что Максимин «приобрел себе земельные владения во Фракии, в том поселке, откуда он был родом, и все время поддерживал связи с готами. Готы особенно любили его, словно своего соплеменника».[224] Затем пребывание готов в Нижнем Подунавье документируется источниками в 232–238 гг., когда они, вероятно, приняли участие в так называемых «скифских войнах». В 242 г. готы входили в состав войск императора Гордиана III, направленных на войну с персами. Все говорит о том, что в конце II — начале III в. готы действительно проживали близ границ Римской империи в Северо-Западном Причерноморье.

Славяне в составе населения черняховской культуры

В конце II в. или на рубеже II и III вв. н. э. в Севернопричерноморском регионе складывается крупное культурное образование, получившее по одному из раскопанных могильников у с. Черняхов в Среднем Поднепровье название Черняховская культура. В III–IV вв. её территория простиралась от нижнего Дуная на западе до Северского Донца на востоке.

Это одна из провинциальноримских культур с развитыми металлообработкой, гончарным производством и другими ремеслами. Изделия, изготавливавшиеся в специализированных мастерских, в том числе многочисленная гончарная посуда, орудия труда, бытовые предметы, оружие и многие виды украшений, распространялись широко по всему черняховскому ареалу, что вело к культурной нивелировке различных племен, проживавших в нем. Вместе с тем в элементах культуры, не затронутых провинциальноримской цивилизацией, — деталях погребальной обрядности, связанных с духовной жизнью, особенностях домостроительства и изделий домашнего изготовления, прежде всего в лепной керамике — проявляется этническая неоднородность носителей Черняховских древностей.

Кратко охарактеризую Черняховские древности в целом.

Количество выявленных памятников этой культуры в настоящее время превышает четыре тысячи. Большую часть их составляют селища — основной тип поселений. Располагаются они обычно вблизи воды на первых надпойменных террасах. В плодородных черноземных регионах доминировали крупные селения площадью около 5–10 га, а наиболее крупные из них достигают 20–30 га. В других регионах поселения имели заметно меньшие размеры, довольно много и небольших селений площадью 0,5–1,5 га.

Жилища устраивались в большинстве случаев свободно в один, два или три ряда вдоль береговой линии. Выявлено немало селений и с кучевой бессистемной застройкой. Хозяйственные и производственные строения располагались поблизости от жилищ. Нередко жилые и хозяйственные постройки объединялись под одной крышей. На поселениях широкое распространение имели ямы-хранилища, над которыми устраивались деревянные навесы.

Жилища черняховской культуры разнотипны. Большое распространение получили полуземлянки, опущенные в грунт обычно на 0,5–1,5 м. Они трех видов: квадратно-прямоугольные в плане, овально-округлые и неправильные в плане с неровными стенками котлована. Средняя площадь таких жилищ от 10 до 25 кв. м, но выявлены и более крупные, достигавшие 40–50 кв. м, в том числе двухкамерные. Стены наземных частей полуземляночных жилищ были каркасно-столбовыми: вертикальные столбы переплетались прутьями и обмазывались глиной. Полы были земляными, утрамбованными, крыши двускатными. Вход в виде ступенек вырезался в материке. Вдоль стен жилищ устраивались лежанки и скамейки. Отапливались постройки простыми очагами диаметром около 1 м, под которых промазывался глиной или выкладывался из небольших камней или крупных черепков. В некоторых жилищах имелись глиняные печи, своды которых выкладывались из глиняных вальков. Иногда для таких печей делались врезки-подбои в одной из стенок котлованов полуземлянок. На поздней стадии развития культуры появляются и печи-каменки, основным регионом которых стало Верхнее и Среднее Поднепровье со смежными землями верховьев Западного Буга.

Нередки и наземные Черняховские жилища, которые, как правило, были более крупными по сравнению с полуземляночными (около 30–40 кв. м), но открыты и небольшие, площадью 10–25 кв. м. Конструкция стен их аналогична полуземлянкам. Столбы ставились через 0,7–0,8 м, угловые были более массивными. Полы были земляными, утрамбованными, двускатные крыши покрывались соломой. Для отопления и приготовления пищи имелись очаги или сводчатые глиняные печи. Среди наземных жилищ известны одно-, двух- и трехкамерные.

Полуземляночные и наземные постройки с каркасными стенами, промазанными глиной, имеют прототипы в домостроительстве пшеворской, зарубинецкой и вельбарской культур.

Особый тип наземных строений составляют так называемые «большие дома» площадью от 60 до 120 кв. м. Они членились на жилую часть с одним или несколькими очагами и неотапливаемую, предназначенную для хозяйственных целей. По планировке и конструкции эти Черняховские постройки сходны с древнегерманскими домами, хорошо известными по материалам Северной Европы, откуда они и были привнесены в черняховский ареал.[225] В «больших домах» проживали патриархальные семьи, а некоторые из них предназначались для общественных собраний. На территории черняховской культуры исследовано несколько таких строений, располагавшихся, как правило, по одному на поселении в окружении обычных жилищ.[226]

Локальное распространение в Черняховском ареале (преимущественно в южных регионах — низовья Днепра, Южного Буга и Днестра) имели каменные постройки. Стены их толщиной 35–50 см имели панцирное строение: камни, сложенные насухо, образовывали два ряда, между которыми засыпалась забутовка из мелких камней. Фундаменты воздвигались из более крупных камней и нередко опускались в грунт. Полы были земляными. Крыши покоились на деревянных балках, которые покрывались глиной и половой, а в исключительных случаях — черепицей, характерной для античных строений Северного Причерноморья. Печи выкладывались из каменных плит, но часто эти жилища отапливались открытыми очагами. Типичной каменной постройкой был двухкамерный, реже — трёхкамерный дом размером 5—б х 15–20 м. К домам примыкал двор, нередко огражденный каменной стеной, куда загонялся скот.

Каменное домостроительство в черняховской культуре в основном восходит к античному миру. Такие дома, по-видимому, принадлежали в основном потомкам позднескифского населения и выходцам из античных городов Причерноморья.

На территории черняховской культуры известно три городища — Башмачка на нижнем Днепре, Александровка на Ингульце и Городок на Южном Буге. Наиболее исследованным является городище Башмачка, устроенное на мысу и защищенное с напольной стороны валом и рвом. Основу вала составляли две стены из камня с глиняной забутовкой между ними. Размеры поселения 40 х 60 м. Раскопками исследованы наземные постройки с каменными стенами.[227]

Таким же было и поселение в Александровке. Оно имело оборонительные стены и жилые постройки из камня. В их конструкции проявляются позднескифские и античные традиции.[228]

Для черняховской культуры характерны бескурганные могильники, которые устраивались на более высоких террасах, чем поселения у кромки берега. Функционировали они продолжительное время и насчитывают многие десятки и сотни захоронений. Могилы располагались свободно, в 1–3 м друг от друга. Какой-либо системы в их размещении не наблюдается. В древности над каждым погребением, очевидно, была небольшая насыпь или какое-то легкое сооружение из дерева.

Черняховской культуре свойственен был биритуализм: на одних и тех же могильниках обычно при раскопках вскрываются и трупоположения, и трупосожжения. Только в единичных памятниках имелись исключительно захоронения по обряду ингумации, еще меньше некрополей, содержащих только погребения по обряду кремации умерших.

Для трупоположений в грунте выкапывались могильные ямы прямоугольных, удлиненно-овальных или эллипсоидных очертаний. Иногда встречаются ямы с заплечиками (очевидно, свидетельствующими о деревянных перекрытиях), еще реже захоронения в подбойных могилах или склепах-катакомбах. На ряде могильников зафиксированы каменные заклады погребальных ям. Умерших клали в могилы на спине в вытянутом положении, головой на север или запад. В виде исключения встречаются и иные ориентации покойников, захоронения с подогнутыми или перекрещенными ногами, а также скорченные погребения. Немало трупоположений, имеющих меридиональную ориентацию (от 25 до 100 % в разных памятниках), обнаруживаются при раскопках ритуально разрушенными в верхней части туловища, потревоженными целиком или обезглавленными.

Сожжение умерших совершалось в стороне на погребальных кострах. Остатки, собранные с них, помещались в округлые или овальные ямы сравнительно небольших размеров — в глиняных урных или непосредственно на дно.

Как трупосожжения, так и ингумации нередко сопровождались вещевым инвентарем — глиняными сосудами, бытовыми предметами, украшениями, реже орудиями труда. Вещевые находки встречены в более 80 % трупоположений с северной ориентировкой, а более половины захоронений с западной ориентировкой были безынвентарными. Погребения по обряду кремации по сравнению с трупоположениями заметно беднее вещевым материалом.

Самой массовой категорией находок на черняховских памятниках является глиняная посуда. Бытовала и гончарная, и лепная керамика. Соотношение ее на разных поселениях и могильниках весьма различно. В погребениях преобладает посуда, изготовленная на гончарном круге, она же доминирует и на многих поселениях. Однако известно немало селищ, в которых значительную долю составляют сосуды домашнего изготовления. Отчасти это могло быть обусловлено отдаленностью от гончарных центров. Вместе с тем преобладание лепной посуды, очевидно, отражает особенность одной из этнических групп Черняховского населения, поскольку эта керамика коррелируется с полуземляночными жилищами.[229]



Гончарная посуда (рис. 30) была продукцией местных ремесленников. На черняховской территории документировано свыше трех десятков пунктов с остатками гончарных печей, в которых обжигалась посуда, изготовленная на круге. Согласно исследованиям А. А. Бобринского,[230] наиболее распространенными были гончарные горны видов 2 и 3. Горны вида 2 (с цилиндрическим столбом в топочном блоке) восходят к кельтскому производству. От кельтов они были восприняты ремесленниками римских провинций и оттуда проникли в Черняховский ареал. Горны вида 3 и производные от них (виды 4–6) имеют перегородку в топочном блоке и являются печами с радиальными распределителями тепла. Горны вида 3 наиболее широко представлены на территориях варварского мира, не входящих в Римскую империю (в том числе в южных регионах Польши), где длительное время сохранялись кельтские культурные традиции. Не подлежит сомнению, что Черняховские горны вида 3 привнесены были из ареала пшеворской культуры.

Рис. 30. Гончарная керамика Черняховской культуры

1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   118

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Валентин Васильевич Седов славяне историко-археологическое

Скачать 16.31 Mb.