страница1/2
Дата08.02.2019
Размер2.73 Mb.
ТипКонкурс

«Великая Отечественная война. Концентрационный лагерь в деревне Выра»


  1   2



«Страница семейной славы»

Ежегодный международный интернет-конкурс


МУНЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

«Сиверская гимназия»


Тема:

«Великая Отечественная война. Концентрационный лагерь в деревне Выра»

Джепа Анна Михайловна

11¹ класс

МОУ «Сиверская гимназия»
Ишутова Екатерина Александровна

11¹ класс

МОУ «Сиверская гимназия»
Научные руководители:

Семочкина Екатерина Александровна

Сотрудник Музея МОУ «Сиверская гимназия»

Изотова Анна Сергеевна

Директор музея МОУ «Сиверская гимназия»

Телефон: 44-036


Сиверская

2011

Содержание.


1. Вступление 3
2. Система по уничтожению 4
3. Почему был «забыт» этот лагерь? 4
5. Что вспоминают узники Вырского концлагеря 6
5.1. Воспоминания Стеценко Г.А. 6
5.2. Воспоминания Уралова Ю.В. 8
6. Заключение 9
7. Библиография 11
8. Приложение. 12

1. Вступление


“Солдат стал грудью за страну свою

И верил, что победный час придёт,

Ведь он от всей души кричал в бою:

«За Родину, за Сталина, вперёд!»


Солдат от пуль на поле боя лёг,

Судьба не превратила его в тлен,

Но автомат в руках держать не мог,

Прошёл ужасный и тяжёлый плен.


Победа! Позади остался страх,

Но не увидел он жену и мать,

Ждал впереди лишь сталинский гулаг,

Теперь чтоб плен позорный отбывать”1.


9 мая 2012 года наша страна будет отмечать 67-летие Великой Победы Советского Союза над Германией. Мы – представители уже третьего поколения, которое о Великой Отечественной войне знает лишь из посвященных этому событию книг, фильмов и воспоминаний. Поначалу нам казалось, что всё об этой войне уже рассказано, всё известно. Однако по мере изучения истории нашей Родины мы встречаем всё новые и новые «белые пятна». Недоумение и боль, стыд и страх – вот какие чувства нередко вызывают эти «пробелы». Поэтому наш сегодняшний рассказ, наша экскурсия связана с одной из таких, долгое время бывших запретными, темой – судьбами узников фашистских концентрационных лагерей. Мы заглянем туда, в далекий 1942-й, ниточками человеческих судеб связанный с нашим 2011-ым. На основании воспоминаний нескольких оставшихся в живых узников мы расскажем об одном из страшных порождений войны, о концентрационном лагере в деревне Выра.

Мы должны, мы вынуждены сегодня говорить от имени тех, кто уже не может рассказать о своей страшной судьбе. От имени тех, чьи останки по сей день лежат безвестно не только на Выре, но и по всей нашей земле. От имени других, тех, кто вышел из этого ада живым, но потом долгие годы унизительно расплачивался за свой, оказавшийся никому не нужным, подвиг. Расплачивался годами ссылки, забвения и постыдного умалчивания. Сегодня и они уже умерли. Вечная им память.

Мы знаем. Мы помним. Мы скорбим.

2. Система по уничтожению


Что такое концентрационный лагерь? По словарю – это «место для принудительной изоляции реальных или предполагаемых противников государства или политического режима. … В фашистской Германии и оккупированных ею странах концентрационные лагеря – инструмент массового государственного террора и геноцида. … Концентрационными лагерями было уничтожено свыше 11 миллионов граждан СССР, Польши, Франции, Бельгии, и других стран».

Какой изощрённый ум мог придумать целую систему по уничтожению миллионов людей? И целью здесь было не только физическое уничтожение, но и унижение, растоптанное человеческое достоинство. Ведь концлагеря располагались в населенных пунктах. На глазах соотечественников гибли тысячи их пленных собратьев. Помощь узникам была связана с большим риском – брошенная за колючую проволоку картофелина могла стоить жизни. Тысячи людей не выдерживали жестоких испытаний голодом, холодом, болезнями, побоями. Единицам удавалось бежать. Кто-то спас жизнь предательством. И поэтому те, кто не сломался – достойны нашей памяти и уважения. Достойны песен и книг, фильмов и памятников.

За годы оккупации 1941-1944 годов (33 месяца) в Ленинградской области в лагерях пленных погибло 142 953 человека.

Самыми крупными концлагерями в Ленинградской области были: Гатчинский (до 100 тысяч человек), Лужский (до 17 тысяч), Рождественский (до 12 тысяч), Волосовский и Чудовский (до 8 тысяч). Эти и более мелкие лагеря густой сетью покрывали всю область. Каждый из них имел порядковый номер. DULAG 140 («Durchgangslager» (нем.) – транзитный лагерь), пересыльно-сортировочный лагерь для военнопленных, находился в деревне Выра.


3. Почему был «забыт» этот лагерь?
Вырский концлагерь располагался рядом с Киевским шоссе, немного севернее современного комплекса музея «Дом станционного смотрителя». Это – рисунок одного из узников концлагеря, Г.А.Стеценко, оставшегося в живых2. По немногим сохранившимся воспоминаниям, лагерь состоял из двух огороженных колючей проволокой частей. В одной из них находились госпиталь для советских военнопленных (в здании бывшей начальной школы, стоявшем вплоть до 70-х годов прошлого века), огороженный отдельно барак для медперсонала, подсобные помещения, сарай, пруд. В нескольких сотнях метров в сторону Санкт-Петербурга располагалась вторая часть, в которой содержались советские военнопленные (офицеры и перебежчики – в отдельном бараке), на проходной стояла немецкая комендатура, были также землянки для тифозных больных, ставшие позже братской могилой приблизительно для двух тысяч человек… Вокруг лагеря стояли вышки с пулеметами. Кроме того, умерших хоронили в траншеях, находившихся в 200 метрах от госпиталя3. Эти продолговатые насыпи сохранялись вплоть до семидесятых годов прошлого века. Старожилы помнили, что на месте могил стоял крест, здесь даже ставились свечи, но затем насыпи с невероятным цинизмом были уничтожены, срыты бульдозером. Все попытки добиться установления здесь какого-то памятного знака не имели успеха. Почему? Один из чиновников ответил прямо: «Там были власовцы…».

И это действительно так. В начале октября 1941 года основными узниками Вырского концлагеря были солдаты, взятые в плен после боёв на Лужском и Красногвардейском оборонительных рубежах. Известно, что в Выре содержалось немало офицеров печально знаменитой 2-й Ударной армии, которых в течение всего лета подвергали допросам. Об этой армии сегодня много говорят, генерала Власова, который ею командовал, называют то предателем, то героем. Точно известно одно – множество обессиленных и фактически брошенных на произвол судьбы по вине необдуманных действий нашего командования солдат попало тогда в окружение, а затем в плен к немцам. Некоторая их часть не выдержала режима содержания и выработанной Абвером системы допросов. «Немецкое командование после разгрома 2-й Ударной армии и пленения такого огромного числа солдат и командиров целенаправленно работало над тем, чтобы обратить красноармейцев в армию предателей. … Психологическая обработка пленных носила беспрецедентный характер. Все пропагандисты, знающий русский язык, были направлены в лагеря содержания пленных, с которыми работали даже прибывшие со всех концов белоэмигранты. Убеждение, запугивание, обман, искусственное создание голода – все методы применяли абверовцы, и, надо сказать, многого добились. Сотни рядовых красноармейцев и младших командиров 2-й Ударной армии служили в карательных отрядах»4. Протоколы свидетельствуют о том, что тайны о 2-й Ударной армии для немцев не существовало: как и где формировалась армия, ее списочный состав, вооружение, характеристики командиров – все, все подробно описано со слов пленников Вырского концлагеря. Собственно, скрывать что-либо было невозможно, потому что командующий армией Власов и его ближайшие помощники самое главное уже сказали, и на их показания ссылались на допросах абверовцы. Остальные углубляли и расширяли показания.

Все это вполне объясняет то, что концлагерь в деревне Выра был «забыт». «Забыт» властями, но не теми, кто там был. Да и некоторые жители деревни до сих пор вспоминают время, когда здесь хозяйничали немцы. Многие рассказывали, что немцы по отношению к местному населению, как правило, были лояльны. Встречались солдаты, да и некоторые офицеры, которые не хотели воевать. Один солдат, живший в частном доме, придя с вахты (по всей видимости, он охранял территорию концлагеря), забросил винтовку на чердак, на сено, и сказал по-немецки: «Пускай Гитлер со Сталиным воюют, а я пойду, отдохну».

А вот слова другой местной жительницы: «Во время войны жить здесь было невозможно, постоянно веял дух смерти. Рядом лагерь был. Постоянно с той стороны, то запах, такой же, как паленая кожа, то грузовики – страшно было, страшно». Лично нам удалось поговорить с одной из местных жительниц, которая пережила то страшное время. «Мой дом был недалеко от лагеря. Пленные просили о помощи, просили хоть морковинку, или крошку хлеба. Мы помогали, если была такая возможность. Картошку облепливали глиной и перекидывали за проволоку…»


4. Что вспоминают узники Вырского концлагеря.

4.1. Воспоминания Г.А.Стеценко.


Из немногих сохранившихся воспоминаний приведем рассказ двух человек5. Первый – Г.А. Стеценко6. Григорий ушел на войну добровольцем в августе 1941 года, в 18 лет. В ночь с 26 на 27 июня 1942 года он был ранен в обе ноги при выходе из окружения в составе гвардейской саперной роты 22-ой отдельной стрелковой бригады 2-й Ударной армии. Это было в Мясном Бору, в печально знаменитой «Долине Смерти». Раненый, в конце июня-начале июля он был доставлен в Вырский концлагерь, где пробыл около двух месяцев – до сентября. Видимо, оттуда он бежал (или был переведен) в лагерь в Волосово. Всего побегов у него было три, но лишь один – удачный. Однако домой он вернулся лишь в 1953 году, «с севера», как он выражался, то есть из ссылки. «Те, кто выжили, еще долго не возвращались домой. Если тронуть эту тему, то откроется история сталинизма, не уступающая той, что была в фашистских застенках»7, – писал он. А родителям в 1945 году пришло извещение, что сын пропал без вести. Уже после войны Г.А.Стеценко приезжал на Выру, но место, где находился концлагерь, узнал с трудом. Информацию о концлагере он нашел лишь в музее в Рождествено. Туда он и написал затем множество подробных писем. Читать их больно. Он добивался, чтобы его признали инвалидом войны, ведь ранен он был в бою, писал множество раз в различные инстанции и военкоматы. Те требовали свидетелей. Больно читать это: «…теперь тот, кто родился в 1959-60 гг. тебе бросает в лицо: «Ты не воевал и ты не ранен, а если ранен, то докажи – дай справку!» Но кто мне ее даст, кто найдет в списках раненых?..»8

Свое содержание в госпитале он описывал так. Это был деревянный одноэтажный дом в 5-6 комнат (бывших классов) с туалетом внутри. Внутри – нары в два яруса, на которых теснились 300-350 раненых военнопленных. Голые доски без матрасов. Ни перевязок, ни медикаментов… Зато в наличии – клопы и мухи, оставлявшие в ранах свои личинки, которые потом разъедали плоть…

«В этой школе, госпитале, я терял сознание от потери крови, но все же верил в то, что не вечно нам так жить, что немцы будут изгнаны»9, – писал Стеценко. Для русских военнопленных была уготована голодная смерть. «Нас кормили один раз в сутки. В 6 часов, когда был подъем, нам приносили кипяток, 100 граммов хлеба (смешанного с древесными опилками) и 5 грудочек пиленого сахара. Так до обеда, когда принесут «баланду» – запаренные отруби, по кружке 800-900 граммов и 100 граммов хлеба. А вечером опять кипяток, 100 граммов хлеба и 5 грудочек сахара. Если, хоть и редко, но давали ржавую селедку, то ее съедали всю, ничего не отбрасывали, эти было праздником, как и для того, кто поймает крысу. Туалет был внутри, и крысы водились под полом. Лягушек в омуте переловили за 1-2 дня. Но это в 1942 году, при нашем «контингенте», а в 1941 году держали людей куда хуже»10...

Однажды, когда над Вырой прошли советские истребители и уничтожили немецкий расчет зенитки, убив немца-зенитчика, фашисты вбежали в школу, где лежали раненые и из автоматов их расстреляли. Нещадно убивали и тех, кто нарушал режим, пытался сорвать или подобрать по дороге на работу съестное. «Они запрягали в тачку пленных и гоняли палкой сверху, а веревку давали в зубы и под мышку, дергая его, а кто падал и уже не мог, того били, ну а если не вставал, то была замена. Так «тешились» фашистские молодчики, и обязательно фотографировали и отсылали домой. Им надо было все это для того, чтобы их потомки учились нас ненавидеть»11

Но среди немцев были и другие. Как-то конвоир вел Григория с напарником на работы. Тот, думая, что немец по-русски не понимает, сказал своему спутнику, что вполне можно было бы сейчас бежать, убив конвоира. Молодой немец обернулся: «Скажи, что ты сейчас сказал? Повтори». «Земля ушла из-под ног, – пишет Стеценко. – Если бы это был русский немец, то расстрел неминуемый, они, эти русские немцы, выслуживались, и нам от них ждать снисхождения шансов не было. Он – немец – сказал: «За что бы ты меня шлепнул? Я что, виноват, что Гитлер и Сталин затеяли войну?» Он был, видно, из тех, кто верил в победу русских, наверное, воспитывался в семье рабочих или коммунистов. Я потом уже был осторожнее»12

Также Стеценко рассказывал о любопытной встрече с летчиком, которая произошла с ним в Вырском лагере в сентябре 1942 года. «Что это был за человек – как из воска был вылеплен и худой, одни косточки, но он всегда смотрел с надеждой в небо, и особенно – когда летали в небе наши самолеты... Он должен быть восстановлен, его имя и фото должны быть в музее. Он совершил дерзкий побег среди дня, в то время, когда нас выводили из леса на поляну получать в обед баланду. Собаки его след не взяли: он перешел через речушку, что текла там. Через два часа нам все же раздали баланду, и мы приступили к работе, а до этого стояли все строем под прицелом автоматов. Он не был изменником, но по той поре – да. Он рвался в небо и в свою часть, он был, как и все мы, сыном Родины13». Неизвестна судьба и имя летчика. Узникам сказали: «Бегите-бегите, всем будет то, что и ему». Но если бы его задержали или убили, то привезли бы обратно в лагерь, а затем бы отправили в другой, штрафной. Стеценко считал, что это летчик Басейтов, о котором он читал в книге «Истребители»… И мечтал встретиться с ним после войны.


4.2. Воспоминания Уралова Ю.В.
А вот воспоминания другого узника, Ю.В.Уралова14. Когда началась война, Юрий работал на оборонительных работах. Был взят в плен 13 сентября 1941 года. Оказался в лагере во Мге, бежал, был пойман, попал в Саблино, и 16 сентября его привезли на Выру.

А ведь всего месяц назад Юрий стал комсомольцем! Он не мог оставаться пленником. 18 сентября он снова бежит, и снова неудачно. «Через несколько часов мы были опять в этом же лагере, избиты фашистами и нашими полицаями и на сутки привязаны колючей проволокой к столбу в нижнем белье. В этот день мне исполнилось 16 лет. Когда нас привязали, была сумразь (мелкий дождь), и почти все сутки. В конце суток я потерял сознание и у столба висел на проволоке. Вот почему мне все самому это писать так тяжело. Но мы были до войны упитаны, что и помогло остаться живым»15.

Затем Ю.В.Уралов попал в лагерь в селе Рождествено, и находился там до декабря. Однажды прозвучала команда: «Малолетки, выходи!». «Мы обрадовались. Построили нас 32 человека и перегнали в старый лагерь Выру. Там нам создали «условия». У солдат там были вырыты траншеи и две землянки, в них нас и поселили. Мороз доходил до 30 градусов и больше, горячей пищи вообще не было. Приносил немец нам на сутки 3 буханки хлеба, и все. Но они к этому скотному двору привозили на ночь требух (говяжий, с бойни), и морозили на снегу рядом с нашей землянкой. Ночью мы выползали и воровали, что попало. Когда мы жили в этих землянках, которые топились по-черному, сделали сами плиту высотой в 3 кирпича, сверху лист железа, на который по очереди клали кирпичи для подогрева. Когда кирпич нагреется, его кладешь на грудь, или туда, где очень холодно. Требух варили каждый себе, и очень многие из-за этого умерли. Поедят горячий жирный требух, и заедят, или снегом, или холодной водой, – и конец. Из 32-х не знаю, сколько осталось... С нами там же, только в свинарнике, жили военнопленные»16.

Как-то Юрию стало плохо от дыма в землянке. Он вылез и лег на снег, его приняли за мертвого и повезли зарывать на санях, вместе с покойниками.

«…Немец кричит: зарыть его, а я к нему ползу, со слезами: «Ведь я, может быть, денек поживу, камрад!»17. Спас Юрия подошедший немецкий офицер, переводчик, Карл Дуфнер. Он отвел юношу в находящийся в школе госпиталь, иногда навещал его там, приносил корки хлеба с опилками, окурки. Затем он помог Юрию бежать. Это было 28 марта 1942 года. Дуфнер предупредил часового, и сам смотрел, как Юрий уходит. Накануне он просил узника об одном: не забыть его имя. Дуфнер помог ему, несмотря на то, что Юрий сразу признался: его отец – коммунист, а он сам – комсомолец.
5. Заключение
Каждый год, 11 апреля, мы отмечаем Международный день освобождения узников фашистских концентрационных лагерей. Радостно, что некоторые из узников спаслись. Но и они смогли начать рассказывать о трагедии своей жизни, о своей безвинной вине лишь спустя годы мытарств, страха, тайной боли.

А что же мертвые? Каждый год поисковики находят останки погибших, их жетоны. Их с почестями предают земле. Родные узнают о последнем пристанище своего воина.

Но тяжким грузом на нашей совести лежит то, что немало есть еще забытых, или оклеветанных воинов той войны, которую так хочется скорее закончить… Взятые в плен и названные своей Родиной предателями. Повинные в большинстве своем лишь в том, что хотели жить. Ведь те, кто действительно предали Родину, в могилах концлагеря не остались, а поступили на службу к немцам… Хочется верить, что скоро на месте захоронения замученных и убитых захватчиками советских солдат в деревне Выра появится памятный знак – знак нашей признательности, залог нашего мирного будущего. Хочется верить, что скоро такие знаки появятся везде, где лежат в земле безымянные останки погибших воинов.

Вот какие простые и ёмкие слова адресовал герой нашего сегодняшнего рассказа, Г.А. Стеценко, детям, нашим землякам: «То было место, где русских-советских людей обрекали на смерть. Если бы вы видели это, то я уверен, что Родиной нашей вы бы еще больше дорожили и ценили жизнь!»18

“Чтят ныне Неизвестного Солдата

И тех, кто не был никогда в бою,

Не тех, кто был в окопах Сталинграда

И умирал за Родину свою.


Они, почти что все, известны ныне,

Но их не вспоминают никогда,

Свершили подвиг, нет у них гордыни,

Их Золотая не ждала Звезда.


Солдат всегда был в эпицентре боя,

Страну закрыл в сражениях собой,

Но не представлен к званию Героя,

Не награждён был Золотой Звездой.


В народе память о погибших свята,

В войне познали множество потерь,

Представить Неизвестного Солдата

К Звезде Героя следует теперь.


Солдаты! В землю их легло немало…

Они победный принесли успех!

Пусть будет Неизвестному хоть слава!

Один получит звание за всех!”19


7. Библиография


1. Бахвалов А.Л.Генерал Власов. Предатель или герой? СПб. ВШ МВД России. 1994.

2. Лебедев А.Д. Без страха и сомнений. М. 1986.

3. Письма Стеценко Г.А. (предоставлены музеем-усадьбой «Рождествено»).

4. Письма Уралова Ю.В. (предоставлены музеем-усадьбой «Рождествено»).

5. http://www.edudic.ru/bes/29630/.

8. Приложение20


Приложение 1. Схема концлагеря общая. Рисунок Стеценко Г.А.

Приложение 2. Схема госпиталя и места захоронений. Рисунок Стеценко Г.А.




Приложение 3. Фотография Стеценко Г.А.

  1   2

Коьрта
Контакты

    Главная страница


«Великая Отечественная война. Концентрационный лагерь в деревне Выра»