• Великорусский оркестр В.В. Андреева
  • Идея организации домов народной музыки



  • Дата17.11.2018
    Размер0.52 Mb.

    Великорусский оркестр В. В. Андреева



    Муниципальное бюджетное учреждение образования детей «Кингисеппская детская школа искусств»

    Великорусский оркестр В.В. Андреева

    Выполнила преподаватель

    по классу аккордеона

    МБУ ДО «КДШИ»

    Пашнина Жанна Альбертовна

    Кингисепп

    Великорусский оркестр В.В. Андреева



    Василий Васильевич Андреев вошел в историю национального музыкального искусства как реформатор русских народных инструментов, композитор и дирижер, общественный деятель и педагог, исполнитель-виртуоз на балалайке и гармонике. Но основной его заслугой следует считать создание национального оркестра русского народа.

    Деятельность Андреева (1861 - 1918) продолжалась более тридцати лет. В конце 1886 г. он впервые выступил в Петербурге как солист-балалаечник. Его успех стал тем импульсом, в результате которого вскоре и был организован кружок балалаечников. Около года Андреев со своими коллегами играл вместе, а после изготовления оркестровых вариантов балалайки (пикколо, прима, альт, виолончель) появилась возможность коллективного исполнительства.

    В настоящее время существуют различные точки зрения по поводу даты создания В.В. Андреевым оркестра народных инструментов, Следует учитывать одно принципиальное обстоятельство За официальную дату рождения того или иного коллектива принимается, как правило, его первое публичное выступление, зафиксированное печатью либо другими официальными документами.

    Если с этих позиций подходить к данному вопросу, то днем рождения русского народного оркестра является 20 марта 1888 г. - день, когда впервые в Петербурге под руководством В. В. Андреева выступил так называемый “Кружок любителей игры на балалайках”. То обстоятельство, что выступало всего-навсего восемь человек, в данном случае не имеет принципиального значения, т.к. наименование “оркестр” в то время встречалось нечасто.

    Окончательное оформление оркестр получил в 1896 - 1897 гг., когда состав стабилизировался и практически все инструменты вошли в партитуру Но это обстоятельство еще не дает права считать названные годы датой рождения оркестра.

    Выступление в Петербурге “Кружка любителей игры на балалайках” было встречено доброжелательно, несмотря на отдельные негативные отклики газет

    Помимо Петербурга он выступал и в других городах центральных регионов России, а в 1889 г. впервые выехал за границу Концерты в Париже прошли успешно, и по приезде в Россию Андреев продолжал работу по укреплению и расширению сферы деятельности своего кружка.





    В. В. Андреев. Фотография конца 1890-х гг.

    Процесс формирования оркестра очень труден. В.В Андреев потратил много сил и энергии на утверждение своего дела, так необходимого русскому народу, дела воскрешения старинных народных музыкальных инструментов В.В Андреев понимал, что он один не сможет осуществить намеченные планы, поэтому настойчиво подбирал себе надежных помощников, коллег. К концу прошлого столетия около Андреева была уже целая плеяда интересных единомышленников, каждый из которых внес свою лепту в дело развития русских народных инструментов. Среди них следует назвать Н.П. Фомина, НИ. Привалова, ФА Нимана, В Т. Насонова, П.П. Каркина

    Важным мероприятием по дальнейшей популяризации народных инструментов и подготовке играющих кадров следует считать безвозмездную работу Андреева среди солдат. Эта работа велась творчески, с перспективой воспитания из каждого играющего на балалайке руководителя оркестра. Большие оркестры балалаечников, состоящие из нижних чинов русской армии, служили резервом увеличения состава оркестра В.В Андреева.

    В,В. Андреев придерживался мысли о непременной национальной русской принадлежности инструментов, входящих в состав оркестра Но Василия Васильевича нельзя представлять в роли рьяного и строгого хранителя русской старины и старинных музыкальных инструментов. На протяжении всей своей жизни он не раз проводил смелые эксперименты, считая, что временный ввод того или иного инструмента возможен, если композитор его оправдывает.



    К концу прошлого столетия оркестр получил свое окончательное оформление и стал называться «Великорусским». По поводу его организации и наименования В.В.Андреев свидетельствует следующее: «Великорусский оркестр получил своё название потому, что все инструменты, входящие в его состав, принадлежат к средней и северной полосам России, тек древнему государству Московскому, или Великороссии”

    Великорусский оркестр представлял собой явление, выросшее на русской почве, созданное русским трудом и опирающееся на музыкальные инструменты русского народа, усовершенствованные на основании принципов, данных самим народом и строго сохранившие свой тип и присущие им особенности”.

    Состав Великорусского оркестра конца прошлого столетия по количественным соотношениям входящих в него инструментов был отличен от современных вариантов струнного оркестра.

    Количественные соотношения групп были следующие:

    балалайка пикколо - 1 исполнитель

    балалайка прима - 5 исполнителей

    балалайка секунда - 2 исполнителя

    балалайка альт - 2 исполнителя

    балалайка бас - 3 исполнителя

    балалайка к. бас - 2 исполнителя

    домра пикколо - 1 исполнитель

    домра малая - 2 исполнителя

    домра альт - 2 исполнителя

    домра бас - 1 исполнитель

    гусли - 1 исполнитель

    Такой состав, в котором на 15 балалаечников (из них 5 низких голосов) приходится всего 6 домристов (т.е. аккомпанирующая группа преобладает), кажется сегодня не совсем оправданным. Интересно подчеркнуть и то обстоятельство, что такие инструменты, как балалайка пикколо и домра контрабас, в настоящее время не включаются в состав оркестра народных инструментов.

    Следует отметить и посадку в Великорусском оркестре. В.В. Андреев располагал все примы в первом ряду, немногочисленные домры - во втором, явно отдавая дань балалайкам.

    Заслуживают внимания правила Великорусского оркестра, написанные В.В Андреевым в 1899 г Они содержат 5 пунктов:

    1. Добрые, товарищеские отношения между членами оркестра, основанные на самоуважении.

    2. Ритм.

    3. Оттенки.

    4. Свобода исполнения, выработанная твердым знанием своей партии,

    5. Непрерывное внимание к дирижеру, а также к собственному исполнению.

    Как видно, перечисленные пункты имеют отношение не только к творческому процессу и непосредственному исполнению, но и затрагивают нормы морали (первый пункт), При всей лаконичности и кажущейся простоте изложения, правила, по существу, суммируют основные принципиальные моменты, дающие наибольший эффект жизнедеятельности любого музыкального коллектива.

    Для всех членов Великорусского оркестра В В Андреевым были установлены правила, затрагивающие нормы поведения каждого члена, его права и обязанности. Они содержат 14 пунктов:

    1. Выступать в качестве исполнителя оркестра всюду по указанию Андреева не более двух раз в день.

    2. Платные выступления (по усмотрению Андреева от 5 руб. до 15) награждаются Андреевым как бенефисные или добавочные к постоянному жалованью.

    3. Каждый обязан являться на репетиции, назначаемые по усмотрению Андреева, в любое время.

    4. 4 Помимо оркестрового участия каждый обязан нести обязанности преподавателя игры на народных инструментах по назначению Андреева не более четырех раз в неделю

    5. Жалованье выдается каждое число, причем никаких авансов не выдается

    6. Игра в азартные игры во время переезда оркестра не разрешается.

    7. Андреев может налагать штрафы за опоздания, нетрезвое состояние, некорректное поведение по отношению к товарищам по игре от 50 коп. до 25 руб и более по своему усмотрению.

    8. Каждый обязан играть на инструменте, который укажет ему Андреев.

    Нет сомнений в том, что В.В Андреев проводил в жизнь установленные им правила, а участники знали и выполняли их. О дисциплине и порядке, царившем в Великорусском оркестре, говорят многие очевидцы

    “Дисциплина, - считал В В. Андреев, - это рычаг успеха каждого дела Но какова же должна быть она? Подобно тому как хорошо пригнанная по фигуре одежда не стесняет движений и кажется удобной, так и дисциплина должна быть умело “пригнана”, чтобы ее ограничительная сущность не ощущалась. Первоисточником здесь является любовь к делу, а в нашем новом деле - вдобавок еще и вера в его успех В коллективе, загоревшемся огнем энтузиазма, рождается подлинная дружба, которая и создает дисциплину - свободную, сознательную, никого не стесняющую”36.

    Юбилейный сезон 1898 г. был одним из наиболее плодотворных в истории оркестра (официально был дан 21 концерт). Широко и торжественно решил отметить В. В. Андреев 10-летие оркестра. По его замыслу, в концерте, который состоялся 22 марта в зале Дворянского собрания, помимо оркестра и солистов должны были принять участие 250 исполнителей. Успех концерта превзошел все ожидания. Вот несколько высказываний прессы того времени:

    “Концерт В.В. Андреева прошел с редким успехом. Овациям не было конца. Масса лавровых венков, ценных подношений, речей и буря аплодисментов”.

    “Юбилейный концерт В.В. Андреева с его Великорусским оркестром прошел во всех отношениях блестяще. Сбор громадный. Публики столько, что яблоку негде упасть”.

    В первые годы нашего столетия произошли события, имевшие важное значение в жизни оркестра. Специально для него композитор А.К. Глазунов написал “Русскую фантазию”. Этот факт обращения одного из признанных музыкантов к народному оркестру имел большое принципиальное значение. К этому же времени относится и попытка исполнения Скерцо из 4-й симфонии П И. Чайковского вместе с симфоническим оркестром.

    В 1907 г. В.В. Андреев провел полную реорганизацию состава оркестра. Именно в это время Великорусский оркестр обрел свое окончательное лицо и стал художественной единицей. Таким образом, в течение двадцати лет после организации кружка и первого выступления продолжался процесс становления оркестра

    После этого были предприняты успешные гастрольные поездки в Германию, Англию и Америку, значимость которых трудно переоценить. Успехи Великорусского оркестра уже тогда рассматривались широкой общественностью и официальными правительственными кругами не как частная антреприза Андреева, а как большое художественное и политическое событие.

    Во многих странах балалайка получила распространение практически во всех слоях общества.

    “Наша балалайка пользуется теперь огромным успехом в Лондоне, - писала газета “Русское чтение”. - Ею заслушиваются, на ней учатся играть, ее раскупают сотнями, о ней пишут в газетах и журналах Г. Андреев и его удивительный оркестр ввели ее [балалайку] в употребление среди английской публики и, судя по тому факту, что в Лондоне существуют уже три полных оркестра балалаечников, составленных из английских музыкантов, - надо думать, что музыкальные качества балалайки вполне оценены..” Следует отметить и очень высокую оценку деятельности Андреева со стороны зарубежной печати. Вот как писала о В.В. Андрееве и его оркестре американская газета “Pitsburg Post Evening”: “Вряд ли современники смогут оценить во всей полноте работу В В Андреева, как создание такого совершенно нового и во многих отношениях замечательного элемента в музыке, благодаря которому коллективное занятие музыкой стало доступно всем классам без изъятия, не исключая самых бедных. Доступность обучения, дешевизна самих инструментов, обширный репертуар, наконец, необыкновенная красота и разнообразие тембров красноречиво говорят о широком будущем, в смысле распространения и популярности среди всех культурных народов, этих, с виду примитивных русских инструментов, усовершенствованных В.В Андреевым и обладающих такими исключительными достоинствами, дающими такой ансамбль, каким не обладает ни один из ранее слышанных у нас в Америке из столь распространенных здесь оркестров мандолинистов, банджо и гитар. Замена этих инструментов более современными балалайками и дом рами несомненно для Америки - вопрос недалекого будущего”.

    После зарубежных гастролей Андреев осуществил большую поездку по городам России, поставив себе задачей быть ближе к своему народу и показать ему успехи оркестра

    В 1912 - 1913 гг. коллектив посетил около сорока городов страны Особый интерес представляет анализ программ оркестра и практически не менявшийся в течение ряда лет порядок его выступлений. Следует отметить, что, как правило, все концерты того периода были смешанными, в них принимали участие артисты и коллективы самых разных жанров Великорусский оркестр также участвовал в смешанных концертах В том случае, когда коллектив выступал самостоятельно, Андреев обязательно приглашал солистов, самых именитых певцов и инструменталистов

    Почти всегда в начале концерта оркестр исполнял две-три русские народные песни в гармонизации Андреева либо Фомина, Насонова, Привалова, Нимана После этого выступали певцы, которые пели не в сопровождении оркестра, а под фортепьяно (только значительно позже оркестр аккомпанировал солистам, в частности Ф.И. Шаляпину). За вокальным номером обычно следовал сольный инструментальный, также без сопровождения оркестра. Нередко выступал чтец Конец отделения оркестр заключал исполнением какой-нибудь несложной пьесы русского или зарубежного автора. Второе отделение строилось аналогично первому, а в заключение оркестр исполнял какую-нибудь “ключевую” пьесу: фантазию на темы опер либо произведение самого Андреева, Этот порядок сохранялся и во время заграничных поездок.

    Достаточно четко определились главные направления развития концертного репертуара Первое место в обширнейшем репертуаре оркестра, насчитывавшем к тому времени около ста произведений, занимали русские народные песни, обработанные в различных формах и жанрах (пупурри, вариации, фантазии, музыкальные картинки). Важное место занимали также различного рода переложения произведений русской и зарубежной классики, симфонических и инструментальных сочинений, фантазии на темы из опер. Наконец, “Русская фантазия” Глазунова, как уже указывалось, открыла новую, по мнению Андреева, самую перспективную репертуарную линию оркестра. А если к этому добавить все расширяющуюся практику оркестровых сопровождений сольных, преимущественно вокальных, номеров, то можно утверждать, что творческий потенциал Великорусского оркестра был раскрыт Андреевым и его помощниками и друзьями с достаточной полнотой, К этому времени сложились и исполнительские традиции, основанные как на гибком изучении художественных возможностей всего коллектива, каждой группы и каждого инструмента, так и на превосходном знании вкусов и запросов русских и зарубежных слушателей

    В статье “Великорусский оркестр и его значение для народа” В.В. Андреев дает краткий перечень литературы, имеющейся в репертуаре оркестра, по его словам, “в достаточной степени могущей удовлетворить запросы народа”.

    Русские народные песни: былины, свадебные, шуточные, хороводные, величальные, плясовые песни и т.д. Произведения отечественных композиторов: Глинка, Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Серов, Рубинштейн, Калинников, Танеев, Кюи, Гречанинов, Глазунов и др.

    Произведения иностранных композиторов: Бетховен, Моцарт, Верди, Гуно, Пуччини, Масканьи и др.

    На чисто внешнюю сторону, броскость программы, ее психологические акценты Андреев обращал самое серьезное внимание Следует отметить гибкость и чутье руководителя Великорусского оркестра, который иногда шел на компромисс во имя утверждения и признания оркестра.

    И все же репертуар был важнейшей мишенью “критических стрел” в адрес оркестра. Прежде всего - наличие большого количества обработок городских песен, произведений самого Андреева, нередко использующих интонации бытового романса тех лет. Между тем есть все основания утверждать, что лучшие андреевские сочинения, и прежде всего Полонез N 1, вальсы “Фавн”, “Воспоминания о Вене” “Бабочка” и др., а особенно обработка русской народной песни “Светит месяц”, порою недооцениваемые некоторыми музыкантами и сегодня, остаются в оркестрах народных инструментов едва ли не самыми “репертуарными”. Значение же их для становления жанра трудно переоценить: искренние по чувству, ярко мелодичные, очень колоритно инструментованные, они смогли привлечь к Великорусскому оркестру сотни тысяч людей, сделав их горячими приверженцами новой народно-оркестровой культуры.

    Творческий портрет Андреева будет неполным, если не сказать о его культурно-просветительской и педагогической деятельности. Василий Васильевич известен современникам больше как организатор и руководитель Великорусского оркестра и реформатор русских народных инструментов, нежели как педагог и общественный деятель Между тем не менее достойна внимания и уважения его широкая культурно-просветительская деятельность Она охватывала несколько направлений и продолжалась в течение всей его творческой жизни.

    На заре своей деятельности В.В. Андреев вынашивал планы организации повсеместных кружков по обучению игре на балалайках, общедоступных концертов, созданию народных оркестров в селах и деревнях, однако долгое время они оставались нереализованными, т.к. их не понимали и не поддерживали в правительственных кругах. Неоднократные обращения в высшие инстанции, просьбы разрешения организации воскресных концертов на фабриках и заводах и создание в больших селах народных домов оставались без внимания. Тогда неутомимый энтузиаст стал искать другие пути

    Совместно с известным петербургским музыкальным деятелем ПК. Селиверстовым В.В, Андреев создает первую в истории русской музыки “Школу для балалайки”, которая была опубликована в июне 1887 г., а в декабре 1887 г.. открывает класс обучения игре на инструменте в Соляном городке. Многие часы отдает Андреев педагогической работе и с увлечением передает свой опыт первым четырнадцати ученикам. Вскоре его ученики стали руководителями во вновь открываемых кружках. Он приступает к широкому обучению игре на народных инструментах, применяя разноплановую и интересную по форме методику

    Не всегда его планы осуществляются, но, тем не менее, все сделанное им в этой области заслуживает уважения, ибо результаты ощутимы и сегодня.

    Подробно говорить о педагогических взглядах В.В. Андреева, о его творческих методах трудно Известно, что он не имел специального музыкального образования, однако это не мешало ему успешно заниматься педагогической деятельностью

    К началу нашего столетия работа по обучению игре на балалайке в гвардейских частях Петербурга имела не только четкие, но уже налаженные формы, активизировалась и расширялась Ядро Великорусского оркестра состояло из “целого штата преподавателей народной музыки в войсках, организованного <. . .> и работающего безвозмездно в воинских частях с 1897 г Благодаря этой организации и образовалось множество полковых великорусских оркестров”.

    Уже много позже ВВ. Андреев с чувством большого внутреннего удовлетворения напишет, что целеустремленная работа в войсках “достигла главной своей цели. Обученные воинские чины из года в год возвращались к себе на родину с балалайками... широко распространяли [игру на народных инструментах] по всей России. Народ принял их в свою среду. Первый и трудный этап был пройден”. Далее замечательный артист обращает внимание на другую сторону проблемы: “Теперь осуществляется второй и самый главный этап - это организация деревенских оркестров и вообще широкое распространение коллективного занятия музыкой в народе”42.

    Особо следует подчеркнуть мысль В.В. Андреева о значении коллективных форм музицирования, Он считал, что оркестры, организованные повсеместно, могут радикально решить вопрос о массовом поднятии культурного уровня народа



    Весной 1905 г в Петербурге были открыты общедоступные курсы игры на народных инструментах и хорового пения - факт сам по себе значительный уже потому, что это были первые официальные, санкционированные правительственными органами России курсы, где каждый желающий за умеренную плату мог научиться игре на народных инструментах и получить начальную подготовку. Директором курсов был назначен В.В. Андреев, учредителями Н.М Варфоломеев, П П. Каркин, В.Н. Маркузе, А С. Шевелев.


    Оркестр лейб-гвардии Измайловского полка, Петербург

    Оркестр 2-го Кубанского пластунского батальона, Гагры

    Великорусский оркестр Кирасирского полка, Царское Село

    Подготовке курсов и их организации предшествовала большая серьезная работа; устроителями заранее был выработан устав Общедоступных курсов игры на народных инструментах и хорового пения, который был утвержден правительственными органами 5 марта 1905 г Таким образом, курсы в Санкт-Петербурге получили права общественной организации и могли нормально функционировать. В обнародованном уставе, во введении, были сформулированы цели и задачи курсов:

    “В последние 15 лет музыкальной жизни России обнаружилось широкое распространение усовершенствованных народных музыкальных инструментов: балалайки, домры, гуслей и проч. Такое распространение вызвало также интерес к заброшенной, но художественной русской песне

    Вначале пропаганда инструментов и песни была встречена с недоверием и даже шутливой иронией, но постепенно народная музыка, выразителем которой является Великорусский оркестр, начала завоевывать симпатии и, наконец, добилась прочного и твердого положения, обеспечив за собой самостоятельную жизнь и дальнейшее развитие..

    Желая идти навстречу назревшей потребности в подготовке серьезных народных музыкантов, могущих быть впоследствии как исполнителями, так и руководителями Великорусских оркестров и народных хоров, небольшой кружок специалистов под руководством В Андреева задумал основать общедоступные курсы игры на народных инструметах и хорового пения Не ограничиваясь одной лишь специальной целью, курсы должны были отвечать всем запросам о музыкальной литературе всех народных инструментов, давать справки и указания, касающиеся их приобретения, качества и т п.43

    Вместе с уставом были приняты специальные правила, предусматривавшие целый ряд положений, обязательных для слушателей курсов. Так, согласно правилам, каждый слушатель волен был выбирать себе специальный инструмент, однако изучение аккомпанирующих инструментов народного оркестра, равно как и посещение занятий элементарной теории, для всех было обязательным. Слушателям вменялось в обязанность непременное условие иметь свой собственный инструмент (выбранным каждым специальный инструмент), аккомпанирующий выдавался руководителем курсов, При желании каждый слушатель мог купить себе инструмент со скидкой 5 % (остальная сумма погашалась курсами). Занятия специального класса проходили два раза в неделю, по теории музыки - один раз.

    На курсы принимались все желающие - люди всех возрастов и сословий, и это доказывало демократичность порядков и желание В.В. Андреева привлечь самые широкие массы.

    Преподавание на “великорусских инструментах” (балалайке, домре, гуслях, свирели, брелке, накрах) вели опытные помощники Андреева, те, кто входил в штат преподавателей войск гвардии под


    .

    его личным контролем. Для изучения теории были приглашены опытные педагоги-музыканты.

    Курсы состояли из двух классов: I - подготовительный, II - оркестровый и хоровой. Плата в размере пяти рублей в месяц вносилась вперед

    В течение года предусматривались концерты “для ознакомления” слушателей. По окончании курсов выдавались особые свидетельства. Четкость целей и задач, продуманность структуры и организации способствовали их большой популярности.

    В 1911 г. после блистательных заграничных поездок Великорусский оркестр возвратился из Америки на родину. После этого Андреев уже больше за границу не выезжал, т.к. поставил своей целью принести как можно больше пользы отечеству и народу. В этот период он задумывает большие гастрольные поездки по стране, но чтобы их совершить, были необходимы деньги для содержания и транспортировки оркестра, и деньги немалые.

    Направив прошение министру путей сообщения с просьбой о предоставлении оркестру, состоящему из тридцати человек, железнодорожного вагона второго класса для ежегодных поездок по стране и всем дорогам Российской империи по удешевленному тарифу с правом бесплатного провоза багажа, В,В. Андреев в свою очередь обязался “посещать лично те железнодорожные учреждения, в коих имеются оркестры из народных инструментов или организуются таковые. Делать свои указания как по части музыкального исполнения, так по части оборудования хора, например: сколько и какие инструменты нужны для состава хора, где их лучше приобрести по наиболее недорогой цене, содействовать указаниями к приобретению необходимых нот для хора. Давать объяснения руководителям хора для правильности его постановки и обучения и т.д., одним словом, делиться безвозмездно знаниями и опытом”44.

    Прошение было вскоре удовлетворено, а Андрееву поставлено условием давать соответствующие инструкции по пути следования коллектива местным оркестрам, имеющим отношение к транспорту В результате только в 1912 г. (август - ноябрь) Андреев со своим оркестром посетил около сорока городов страны. Его культурно-просветительская деятельность тоже принесла плоды; известно, что в 32-х технических железнодорожных училищах по распоряжению министра путей сообщения были организованы великорусские оркестры, состоящие из учеников, а если учесть их возраст, то видно, что в важное и нужное дело были вовлечены подростки.

    В письме к В.В Андрееву руководитель детского оркестра станции Раздольная А П. Григорьев пишет о том, что “дети вообще очень охотно и успешно занимаются музыкой”. В этом же письме руководитель приводит репертуар оркестра, бесспорно представляющий интерес Народные песни: “Во саду ли в огороде”, “Как пошли наши подружки”, “Светит месяц”, “Как под яблонькой”, “Камаринская”, “По улице мостовой”, ‘Тречаники”, “У соседа хата была”, “Вдоль по улице”, “Ах ты поле мое, поле”, “Ах вы сени”, “Что пониже было города Саратова” и др Вальсы: “Грезы” Андреева, “Воспоминания о Гатчине”, четыре марша, мазурка



    Вскоре Андреев открыл курсы для подготовки руководителей железнодорожных великорусских оркестров, которые, по мнению Василия Васильевича, “дадут возможность каждому из учеников, возвратившемуся в свое училище, организовать правильно великорусский оркестр и руководить им”46.




    Великорусский оркестр учеников железнодорожного училища, станция Раздельная Херсонской губернии






    Великорусский оркестр служащих Управления М. В. Р. железной дороги

    Нет сомнения в том, что учениками Андреева явились сами руководители или будущие руководители оркестров великорусских составов технических железнодорожных училищ.

    Идея организации домов народной музыки

    Одним из значительных культурно-просветительских мероприятий В.В. Андреева, осуществление которого приходится на последний период его жизни, следует считать организацию домов народной музыки. К сожалению, эта интересная идея так и не была полностью реализована, но тем не менее впоследствии она частично была претворена в ряде культурно-просветительских учреждений, и уже за это мы должны быть благодарны В.В Андрееву.

    Понятия “народный дом” и “дом народной музыки”, которые нередко считают однозначными, неидентичны Народные дома как культурно-просветительские учреждения существовали в России и до Андреева. Они решали целый комплекс задач по работе с широкими слоями населения Появление народных домов было связано с идеей воспитания народных масс, выдвинутой К Д. Ушинским и получившей широкое признание на рубеже конца XIX - начала XX столетия.

    В самом начале нашего столетия открылись первые народные консерватории, которые ставили своей целью распространение среди широких кругов населения музыкальных знаний путем обучения музыке, а также устройства общедоступных концертов, лекций.

    Как известно, народные консерватории были открыты в Москве (1906), Петербурге (1908), Риге (1908), Саратове (1908), Казани (1912), но эти заведения не были общедоступными. Сфера деятельности народных консерваторий не носила всеобщего характера

    В.В. Андреев, вынашивая идею открытия домов народной музыки, мыслил более широкими категориями и стоял за привлечение к музыке самых широких масс

    Идея создания домов народной музыки имела объективные предпосылки. Военная и политическая ситуация способствовала реализации его намерений, и статья Андреева “К созданию Дома народной музыки”, опубликованная в журнале “Вешние воды” (1915, N 1), могла быть поддержана правительственными кругами. В статье говорилось, что “в переживаемый момент … несмотря на военную угрозу... общество и правительство сознают безотлагательную необходимость целесообразно наполнить трезвый досуг народа и принимают соответствующие меры, организуя различные учреждения, например народный театр, устраивая чтения лекций, народные дома со зрелищами... Однако часто все благие начинания не идут дальше пригородов, фабричных поселков и больших сел. Маленькие деревни - а им нет числа - остаются в стороне. В городе население имеет возможность пользоваться читальнями, народными домами, а крестьяне вряд ли будут ходить по 5-6 верст в народный дом... Это еще далеко не все, что нужно для народа... желательно, чтобы крестьяне сами могли принимать активное участие в искусстве”.

    Далее Андреев пишет: “Задача трудная и серьезная, но наступило время, когда она может быть проведена в жизнь именно учреждением ‘Общества распространения игры на народных инструментах и хорового пения, с развитием которого впоследствии и образуется дом народной музыки”.

    Основной задачей домов народной музыки Василий Васильевич считал распространение в народе, на местах коллективного занятия музыкой. Он говорил о том, что русские народные инструменты, входящие в состав Великорусского оркестра, “не имеют себе равных по быстроте и легкости обучения на них; они доступны по цене. Ансамбль из русских народных инструментов может состоять начиная с восьми человек, не исключая возможности исполнения трио, квартета и т.п.; затем ансамбль может быть удвоен, утроен и, наконец, доведен до полного состава большого Великорусского оркестра в 50, 60 и более человек...”

    “Великорусский оркестр как музыкальная художественная сила, - продолжает Василий Васильевич, - является самобытнейшим выразителем, прежде всего, русской народной песни, а также произведений русских и иностранных композиторов и, несмотря на видимую однородность инструментов, входящих в его состав (все струнные щипковые), он обладает настолько разнообразным колоритом, краской и силой звучности, восприимчивостью к динамическим контрастам и эффектам и сравнительно обширному репертуару, что по справедливости ему должно отвести как музыкальной силе следующую ступень после симфонического оркестра”50.

    “Было бы правильным смотреть на Великорусский оркестр как на ‘демократизированный симфонический4, - развивает свою мысль В В Андреев в статье “Великорусский оркестр и его значение для народа”, - в смысле его доступности широким массам, и в тоже время как на ‘музыкально-педагогический’ элемент, т.к после изучения народных инструментов каждому желающему легче перейти к трудным инструментам <...> и к изучению теории и гармонии музыки”51

    Как нам кажется, эти важные положения, имевшие принципиальное значение в то время, не потеряли своей актуальности и в наши дни, особенно положение о демократизированном симфоническом оркестре, когда вопросы

    “места” народных инструментов в музыкальном искусстве до настоящего времени не решены окончательно

    Правительство не было в состоянии решить даже целый ряд обыденных и необходимых для нужд страны вопросов, в том числе и вопросов просвещения, поэтому проект Андреева остался неосуществленным.

    Музыкальные курсы для сельских учителей, организованные в Петербурге в период 1915 - 1916 гг., по своей практической значимости и общественному резонансу занимают одно из центральных мест в ряду других мероприятий, успешно осуществленных В.В Андреевым. Эти курсы явились одним из последних деяний Василия Васильевича. По своей организации и продуманности они представляют собой образец, который может служить примером и в наши дни.

    Самостоятельно и в короткий период сельский учитель не мог в совершенстве овладеть теми необходимыми навыками и знаниями, которые дали бы ему возможность стать полноценным руководителем великорусского оркестра у себя дома Потребовалась строгая система, продуманность программы, подбор посильного и полезного материала и репертуара Понимая это, Андреев скрупулезно отбирал преподавательские кадры для учителей- курсантов, привлекал только тех педагогов, которым доверял.

    Программа была рассчитана на три месяца, но обстоятельства, связанные с военным временем, не позволили полностью ее осуществить.

    Обязанности всех тех, кто непосредственно осуществлял эти мероприятия, распределялись следующим образом: Н.П. Фомин - чтение лекций и общий надзор, М.Н. Кудябко-Корецкий - теория и организация учебного процесса, В В Кацан - класс домры, Г А Арямнов - класс балалайки.

    Большой интерес представляет тематика лекций, прочитанных Н.П. Фоминым, на долю которых пала основная теоретическая нагрузка:



    1. О преподавании игры на великорусских инструментах.

    2. Об организации великорусских оркестров

    3. О партитуре и партии.

    4. О дирижировании (конструкция и процесс дирижирования)

    5. Об управлении оркестром.

    6. О концертном исполнении.

    С позиций сегодняшнего дня тематика лекций кажется оправданной и целесообразной

    В целях расширения культурного диапазона слушателей уже с самого начала деятельности курсов в субботние и воскресные дни предусматривались различные мероприятия - выходы в театры, на концерты, в музеи и т.д.

    Представляет интерес программа выступления Андреева со своим оркестром для слушателей курсов, которое состоялось в актовом зале Ларинской гимназии с целью продемонстрировать классическое исполнение музыкальных произведений перед съехавшимися народными учителями - будущими инструкторами великорусских оркестров. Для слушателей курсов с целью демонстрации классического исполнения музыкальных произведений в актовом зале гимназии состоялось выступление В В Андреева со своим оркестром. Представляет интерес его программа:


    1. “Не одна то в поле дороженька”. Три гармонизации и инструментовки Н.П. Фомина.

    2. Ария Виолетты из 4-го акта оперы “Травиата” Верди.

    3. “Ох, що я, несчастный, маю дияты” - малороссийская песня. 5 гармонизаций и инструментовка Н.П. Фомина

    4. “На Иванушке чапан” Гармонизация и инструментовка Н.П. Фомина

    5. “Ах, се вечер, вечер. Гармонизация и инструментовка Н.П. Фомина

    6. Эй, ухнем (бурлацкая).

    7. “Я на камушке сижу” Гармонизация и инструментовка Н.П. Фомина.

    8. “Ты, рябинушка кудрявая” (соло на желейке - О У. Смоленский).

    9. “Как под яблонькой такой” (соло на гуслях звончатых - О.У. Смоленский).

    10. “В церкви” П. Чайковский. Инструментовка Н.П. Фомина.

    11. “Менуэт” И. Падеревский Инструментовка Н.П. Фомина.

    12. “Тореадор и Андалузка”. Рубинштейн. Инструментовка Н.П. Фомина.

    13. Вальс “Фавн” В.В. Андреев. Инструментовка Н.П. Фомина.

    14. “Смерть Озы”. Э. Григ. Инструментовка Ф.А. Нимана.

    15. Пассе-пье. А. Делиб.

    16. Фантазия Н.П. Фомина на мотивы оперы “Кармен” Ж Бизе

    17. “Светит месяц”. Вариация В. Андреева на народную песню.

    Положение на фронтах ухудшалось Слухи о войне, недостаток продуктов первой необходимости привели к тому, что слушатели стали разъезжаться по домам, Однако, несмотря на то, полностью выполнить программу не удалось, успех выступления Андреева на курсах был очевиден.

    Все мероприятия, проводимые В.В Андреевым, тщательно готовились, были взаимосвязаны и целенаправлены. Их адресатом он избирал широкие слои населения. Все они практически сводились к одной принципиальной линии - пропаганде и развитию коллективной игры на русских народных инструментах, к повсеместному распространению великорусских оркестров, которые Андреев считал наилучшей формой воспитания населения.

    Многочисленные кружки и курсы, организованные Андреевым, никогда не ставили своей целью подготовку балалаечника-солиста, концертанта. Задача их - подготовка руководителей-инструкторов. И эта одна из основных особенностей творческого кредо замечательного реформатора Он никогда не ратовал за индивидуальное исполнительство, индивидуальную

    систему обучения, индивидуальное мастерство. Во главу угла всегда ставилась коллективная игра, оркестр как форма, решающая целый ряд задач и наиболее отвечающая чаяниям и нуждам народа.

    Публицистическое наследие музыканта-патриота составляет целый ряд статей и набросков по самым разнообразным вопросам, касающимся положения и перспектив развития русского национального музыкального искусства, где изложены его творческие и гражданские позиции.

    После свершения октябрьской революции В.В Андреев остался верен себе. Оркестр был переименован в Первый народный великорусский оркестр




    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Великорусский оркестр В. В. Андреева