страница3/3
Дата20.01.2019
Размер0.5 Mb.

Виктория Боннелл


1   2   3

Список источников

Бригада художников. 1931. № 2–3.

Бригада художников. 1931. № 4.

Бригада художников. 1931. № 5–6.

Демосфенова Г., Нюрок А., Шантыко Н. Советский политический плакат. М.: Искусство, 1962.

Денисов В. Война и лубок. Пт.: Издание «Нового журнала для всех», 1916.

Женщина в колхозе / Под ред. У. Уласевич. М.: Издание «Коммунистическая академия», 1930.

За пролетарское искусство. 1931. № 1.

За пролетарское искусство. 1931. № 3–4.

Кравченко Е. К. Крестьянка при советской власти. М., 1932.

Мартынов Г. Плакаты к уборочной кампании // Продукция изо-искусств. 1933. № 9.

Моор Д. Оформлению плаката надо учиться // Бригада художников. 1931. № 4.

Мужик и колхоз // На стройке МТС и совхозов. 1934. № 1.

На стройке МТС и совхозов. 1935. № 1.

На стройке МТС и совхозов. 1935. № 5.

На стройке МТС и совхозов. 1936. № 1.

На стройке МТС и совхозов. 1936. № 3.

Материалы по истории СССР: документы по истории советского общества/ Под ред. А. А. Новосельского. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1955. С. 327–367.



Плакат и художественная репродукция. 1934. № 7.

Плакат и художественная репродукция. 1934. № 9.

Плакат и художественная репродукция. 1934. № 12.

Продукция изо-искусств. 1932. № 2.

Продукция изо-искусств. 1932. № 3–4.

Продукция изо-искусств. 1932. № 6–7.

Советский политический плакат. М.: Советский художник, 1984.

Унковский А. Колхозный смотр сельскохозяйственных плакатов // Плакат и художественная репродукция. 1934. № 12.

Успенский Б. А. Филологические разыскания в области славянских древностей (Реликты язычества в восточнославянском культе Николая Мирликийского). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.

Bonnell V. The Iconography of the Worker in Soviet Political Art // Making Workers Soviet: Power, Class, and Identity / Lewis H. Siegelbaum and Ronald Grigor Suny (Еds). Ithaca: Cornell University Press, 1994.

Bonnell V. The Representation of Women in Early Soviet Political Art // Russian Review. 1991. № 50. July. P. 267–288.

Bonnell V. Iconography of Power: Soviet Political Posters Under Lenin and Stalin. Berkeley; Los Angeles; London: University of California Press, 1997.

Bridger S. Women in the Soviet Countryside: Women's Roles in Rural Development in Carr E. H. and Davies R. W. Foundations of a Planned Economy, 1926–1929. London: MacMillan, 1974.

Clark K. The Soviet Novel: History as Ritual. Chicago: University of Chicago Press, 1981.

Conquest R. The Harvest of Sorrow: Soviet Collectivization and the Terror-Famine. New York; Oxford: Oxford University Press, 1986.

Davies R. W. The Socialist Offensive: The Collectivization of Agriculture, 1929–1930. London: MacMillan, 1980.

Fainsod M. Smolensk under Soviet Rule. Cambridge: Harvard University Press, 1958.

Hindus M. Red Bread: Collectivization in a Russian Village. Bloomington, Ind.: Indiana University Press, 1988.

Lewin M. Russian Peasants and Soviet Power: A Study of Collectivization. Evanston, Ill.: Northwestern University Press, 1968.

Lewin M. The Making of the Soviet System: Essays in the Social History of Interwar Russia. New York: Pantheon, 1985.

Leyda J. Kino: A History of the Russian and Soviet Film. London: Allen & Unwin, 1960.

Naiman E. Sexuality and Utopia: The Debate in the Soviet 1920s. Ph.D. dissertation. Berkeley: University of California, 1991.

Nove A. An Economic History of the U.S.S.R. London: Penguin, 1982.

Scott J. W. Gender and the Politics of History. New York: Columbia University Press, 1988.

Siegelbaum L. H. Stakhanovism and the Politics of Productivity, 1935–1941. Cambridge: Cambridge University Press, 1988.

Stites R. The Women's Liberation Movement in Russia: Feminism, Nihilism, and Bolshevism, 1860–1930. Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1978.

Timasheff N. S. The Great Retreat: The Growth and Decline of Communism in Russia. New York: E. P. Dutton and Company, 1946.

Tucker R. C. Stalin in Power: The Revolution from Above, 1928–1941. New York: Norton, 1990.

Viola L. Bab'i bunty // Russian Review. 1986. № 45. P. 23–42.

Viola L. The Best Sons of the Fatherland: Workers in the Vanguard of Soviet Collectivization. New York: Oxford University Press, 1987.

Volin L. A Century of Russian Agriculture: From Alexander II to Khrushchev. Cambridge, Mass: Harvard University Press, 1970.

White St. The Bolshevik Poster. New Haven, Conn.; London: Yale University Press, 1988.

(Пер. с англ. Я. Кирсанова, под ред. Г. Фрейдина и Е. Ярской-Смирновой)





Данная статья легла в основу третьей главы моей книги Iconography of Power: Soviet Political Posters Under Lenin and Stalin (Berkeley, Los Angeles, London: University of California Press, 1997). Ранняя версия была представлена на Ежегодном Заседании Американской Исторической Ассоциации в Сан-Франциско в декабре 1989 года. Я выражаю благодарность Центру современных исследований в области поведенческих наук, фонду Джона Саймона Гуггенхайма, IREX, Американскому совету научных сообществ и Президентской ассоциации гуманитарных исследований за поддержку в подготовке данного исследования. Благодарю Грегори Фрейдина, Линн Хант, Моше Левина, Режинальда Зельника и анонимных рецензентов Американского исторического обозрения (American Historical Review) за ценные комментарии.

1 Исследование в основном базируется на изучении около 6,5 тыс. политических плакатов из Архива Института Гувера и Коллекции плакатов Ленинской библиотеки (ныне Российская государственная библиотека), а также нескольких плакатов из современных журналов, посвященных визуальной пропаганде. Из этого материала я создала базу данных, включающую подробную информацию о 996 советских плакатах, созданных в период с 1918 по 1953 годы. В мое исследование также входят визуальная символика праздничных торжеств и монументальная скульптура.

2 Примером этого нового образа служит плакат Александра Апсита «Год пролетарской диктатуры, Октябрь 1917 – Октябрь 1918».

3 Далее ссылки на плакаты из русской и советской коллекции Архива Института Гувера Стэндфордского Университета помечаются префиксом RU/SU. Плакат Кочергина напечатан в издании: [White, 1988. P. 62]; его можно посмотреть в Архиве Института Гувера, RU/SU 2087. Год спустя художник Иван Симаков создал первомайский плакат с аналогичным образом крестьянки, RU/SU 1373. Этот образ появляется во многих других плакатах 1920-х годов.

1 См., например, плакат «Шел австриец в Радзивиллы», созданный в период 1914–1917 годы политхудожниками, работающими в лубочной традиции, RU/SU 61A. Плакат напечатан [см.: Денисов, 1916. С. 36].

2 О сложности ассоциаций, связанных с образами крестьянки, см. мою работу [Bonnell, 1991]. Плакат Михаила Черемных «История про бублики и про бабу» 1920 года является примером негативной репрезентации крестьянки.

1 Термин «иконография» в данном контексте используется по отношению к типическим образам большевистского политического искусства, изображающим героев («святых») и врагов («дьявол и его приспешники») согласно фиксированному шаблону (подлиннику в русском православном искусстве). Эти политические «иконы» были частью знаковой системы, используемой властью для изменения массового сознания. Эти «иконографические» образы постоянно повторялись, мощно резонируя с мифологией российского прошлого.

1 Согласно статье в журнале, Изогиз выпустил 17 плакатов к весенней посевной 1930 года. Общее количество плакатов по всем темам, выпущенных Изогизом в первом квартале 1930 года, составляло 62 плаката [За пролетарское искусство, 1931. С. 29].

1 Оригинальную версию фильма можно найти в архиве Pacific Film, Беркли, Калифорния.

2 RU/SU 1658.

1 Плакаты данной выборки находятся в Архиве Гувера и коллекции плакатов Ленинской библиотеки. Насколько мне известно, опубликованного или неопубликованного каталога плакатов, выпущенных в этот период, не существует. В мою выборку включены все плакаты на сельскохозяйственные темы, выпущенные в период 1930–1934 годов или же относимые к тому времени. В выборку не включались многочисленные выпуски плакатов на национальных языках. Выделяя плакаты, на которых женщины занимают центральное или заметное место, я руководствовалась следующими критериями: 1) на плакатах изображены исключительно женщины (одна или несколько); 2) это плакаты, на которых присутствуют мужчины и женщины, однако женщины не изображены подчиненными мужчинам в силу их деятельности или положения во взаимоотношениях с мужчинами; 3) любые плакаты, на которых изображена женщина, ведущая трактор. Я изучила все плакаты, посвященные коллективизации в архивах Гувера (полная коллекция которых составляет около 3 тыс. российских и советских плакатов). В коллекции Ленинской библиотеки (включающей около 400 тыс. плакатов) у меня не было доступа к каталогу. Поэтому я запросила все плакаты, связанные с кампанией по коллективизации.

1 RU/SU 1655.

2 Репродукция плаката напечатана [Советский политический плакат, 1984. Ил. 58]. Оригинальная версия плаката вместе с вариантами, выпущенными на разных национальных языках, находится в коллекции плакатов Ленинской библиотеки Москвы, в дальнейшем помечаемой префиксом КП (Коллекция плакатов). См.: КП. п. 4. ix. 3a иди. Данные плакаты также доступны в архивах Гувера, RU/SU 641.

1 RU/SU 1856. Украинская версия была выпущена в количестве 10 тыс. экземпляров. Эту и прочие версии плакатов на национальных языках см.: KП. п. 4. ix. 31 иде.

2 RU/SU 1856.

1 RU/SU 1431.

2 Другой пример подобного плаката: «В нашем колхозе нет места попам и кулакам», 1930 или 1931 год, RU/SU 1756.

3 Есть и несколько примечательных исключений. На упоминаемом ранее плакате Пичургина в левом нижнем углу композиции изображены два играющих ребенка. Образы детей обычно появлялись только на плакатах, посвященных темам социального обеспечения, например, общественным столовым и детским садам.

1 Стоит отметить, что в первую пятилетку основные усилия были направлены на мобилизацию женщин (особенно городских) в рабочую силу. Это не было столь актуально для села, так как большинство крестьянок уже были широко задействованы в сельском хозяйстве.

1 Другими выдающимися художницами, создавшими ключевые плакаты коллективизации, были Наталья Пинус и Мария Ворон, о работах которых пойдет речь далее.

1 В 1930 году один из современников пишет следующее: «Необходимо отметить, что кулаки с их зажиточными приспешниками и середняками знают, как завоевать большинство крестьянок, вовлекая женщин в анти-колхозное движение и направляя их недовольство тяготами жизни против новой формы экономической организации» [Женщина в колхозе, 1930. С. 7].

1 Селянки крайне враждебно относились к разнузданным нравам и сексуальному поведению большевиков [об отношении крестьянок к сексу см.: Stites, 1978. P. 382].

2 Разумеется, два этих бедствия были исторически связаны. Петр I, расширивший систему крепостного права, в народном сознании (особенно в среде старообрядцев) ассоциировался с Антихристом.

1 Р. Конквест описывает это следующим образом: «Согласно наблюдению одного активиста, «бабьи бунты» стали проходить по определенной тактике. Сначала женщины атаковали колхоз. В случае если коммунисты, комсомольцы, члены сельсоветов и комитетов бедноты предпринимали ответную атаку, мужчины объединялись на защиту женщин. Данная тактика была эффективной для предотвращения вторжения вооруженных сил. На Юге Украины, на Дону и на Кубани структура колхозов практически разрушилась к маю 1930 г.» [Conquest, 186. P. 158].

1 Другая версия пословицы звучит следующим образом: «Рак не рыба, баба не человек»; см. также: [Bridger, 1987. P. 6].

1 Первое заседание комиссии по рассмотрению плакатов, курируемое Изогизом, прошло 5 апреля 1931 года. На нем присутствовали представители пяти основных московских производств. Заседание в основном было посвящено обсуждению 22 плакатов, планируемых к выпуску Изогизом. Большинство подверглись суровой критике, а половина была полностью отвергнута [Бригада художников, 1931. № 2–3. С. 3]. Общество Революционных Работников Плаката (ОРРП) было основано под руководством Дмитрия Моора вскоре после резолюции ЦК [см. черновой вариант устава общества в Центральном государственном архиве литературы и искусства (ЦГАЛИ). Ф. 1988. Оп. 1. Ед. хр. 33]. Новый журнал «Продукция изобразительных искусств» (позднее «Продукция изо-искусств» и «Плакат и художественная репродукция») публиковался издательством Критико-библиографического института.

1 Согласно Левину, «Данная пропаганда [направленная против коллективизации] была крайне эффективна не из-за мощи кулачества, но из-за слабости официальной пропаганды и недоверия крестьян государству; это недоверие усилилось в годы проведения коллективизации, особенно, осенью и зимой 1929–30» [Lewin, 1968. P. 487].

1 На заседании по рассмотрению плакатов под эгидой Критико-библиографического института работники колхозов и совхозов критиковали изображение трактора, поскольку оно состояло из частей различных тракторных систем [Продукция изо-искусств, 1932. № 3–4. C. 20].

1 Художники-плакатисты тех лет, например влиятельный Дмитрий Моор, уделяли огромное внимание цветовой символике. В своих статьях и речах Моор настаивал на крайней важности семантической системы визуального изображения. См. его статью «Оформлению плаката надо учиться» [Бригада художников, 1931. № 4. С. 9, 29].

2 RU/SU 1684. Существует множество примеров плакатов, на которых изображены полностью красные фигуры или предметы, например плакат «Крестьянка, коллективизируй деревню» 1930 года, изображающий вереницу красных тракторов, которыми управляют красные женщины (тираж 40 тыс.); КП. п. 4. xxvi. 7/лк крестьянка.

1 КП. П. 4.xxvi. 7/лк. Текст целиком гласит следующее: «Колхозницы, будьте в первых рядах в борьбе за вторую пятилетку, за строительство бесклассового общества».

2 В январе 1933 года Сталин объявил о том, что «экономическая основа социализма общества» была построена, и что «мы внедрили социалистический принцип во все сферы экономики, исключая из них капиталистические элементы» [Tucker, 1990. P. 213].

1 Тимашев утверждает, что произошли значительные политические изменения, реабилитировавшие дореволюционные идеи и практики в отношении национализма, иерархии, социальной и культурной жизни.

2 КП. п. 4 xxvi. 7/лк.

3 Как писал А. Луначарский в своей статье 1931 года, «художники не должны лишь описывать то, что есть, но должны идти дальше, показывать те силы, которые еще не развились, другими словами, от толкования действительности необходимо перейти к раскрытию внутренней сущности жизни, исходя из пролетарских целей и принципов» [Бригада художников, 1931. № 5–6. С. 13].

1 В конце 1934 года в журнале, посвященном обзорам политических плакатов, вышел отчет о собрании колхозников в колхозном клубе им. М.И. Калинина для просмотра и критики плакатов на тему содержания скота. Среди колхозников были молодежь и старики, активисты и лидеры, а также рядовые работники, мужчины и женщины. Данное событие и отчет о нем доказывают усиление внимания к колхозной аудитории [см.: Унковский, 1934. С. 16–17].

2 См. далее обсуждение знаменитой скульптуры Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» (1937), в которой отчасти воссоздан образ атлетической крестьянки.

3 См, например, плакаты Ю. Алферова и М. Соколова «Успехи коллективизации – торжество учения Ленина и Сталина» (1934), КП. п. 4. ix. 3г. Этот плакат часто тиражировался и был напечатан на десяти языках союзных республик.

1 Такие комментарии относились к плакату Алферова и Соколова «Успехи коллективизации». На нем изображены две колхозницы, одна старше, другая моложе. Молодая колхозница держит в руках книгу Сталина [Плакат и художественная репродукция, 1934. № 7. С. 4].

2 См., например, плакаты «Ударную уборку – большевистскому урожаю» (1934), RU/SU 1843, на котором изображена статная крестьянка со снопом пшеницы; на заднем плане собирают обильный урожай, плакат Виктора Иванова «Колхозники, организуйте молочно-товарные фермы» (1935) КП. п. 5. ix. 9/л.к, плакат «Вперед к дальнейшему развитию животноводства!» (1936), KП. п. 5. ix. 12/л.в. Коровы, изображенные на плакатах, принадлежали колхозу, хотя, согласно Примерному Уставу 1935 года, допускалось в очень ограниченных пределах и частное владение скотом. См. также «Ударную уборку» RU/SU 1843; «По-большевистскому бороться за высокие урожаи!» 1937 года (тираж 20 тыс.), КП. п. 5. ix. 7/л.п.

1 RU/SU 1843.

2 Газеты «Правда» и «Комсомольская Правда» писали: «Мы поддерживаем красоту, хорошую одежду, модные прически, маникюр… Девушки должны быть привлекательными. Парфюмерия и макияж обязательны для хорошей комсомолки… Чистота бритья необходима для комсомольца» [Timasheff, 1946. P. 317]. Различные плакаты посвящаются теме чистоплотности, например плакат Лодыгина «Открытое письмо ко всей колхозной общественности» (1934), отпечатанный тиражом 100 тыс. экземпляров. Большой тираж является показателем важности заявленной темы.

1 Два плаката, изображающих колхозницу и корову, вышедшие в 1935 и 1936 годах соответственно, иллюстрируют это изменение. На каждом плакате изображена крестьянка в ярком наряде с белым вышитым шарфом, повязанном на шее и элегантно задрапированном на груди. См. плакат Виктора Иванова «Колхозники, организуйте молочно-товарные фермы!», выпущенный осенью 1935 года тиражом 75 тыс. экземпляров, КП. п. к. 5. ix. 9/л.к. Схожий плакат Петра Караченцева «Вперед, к дальнейшему развитию животноводства!» (тираж 50 тыс.) появляется в 1936 году. В верхней части плаката – высказывание Сталина: «Сочетание личных интересов колхозников с общими интересами колхоза – ключ к укреплению коллективных хозяйств», КП. п. 5. 9. 12/л. в.

2 KП. п. 4. ix. л. б.

3 Газетные и журнальные статьи тех лет, посвящавшиеся жизни выдающихся рабочих и крестьян (ударников и позднее стахановцев), изображали те же сцены частной жизни [см., например, о женщинах-ударницах: На стройке МТС и совхозов, 1934. № 3. С. 3]. Одна изображена читающей газету [об изображении стахановцев см.: Siegelbaum, 1988. Chap. 6].

1 Это не единственный плакат 1934 года, посвященный взаимосвязи труда и материального достатка. См. также плакат Виктора Говоркова «Сколько весят трудодни» (тираж – 30 тыс. копий). На нем изображается то, что колхозники могут получить своим трудом: скот, одежду и домашнюю утварь [Плакат и художественная репродукция, 1934. № 12. С. 14–15].

2 На полке – книги Максима Горького, Ленина и Сталина, а также одна работа по сельскохозяйственной технике [Плакат и художественная репродукция, 1934. № 7. С. 11].

1 В связи с этим см. упомянутый выше плакат Говоркова «Сколько весят трудодни» и рецензию на него [Плакат и художественная репродукция, 1934. № 12. С. 15. Цит. по: На стройке МТС и совхозов, 1935. № 1. С. 10].

2 КП. п. 4. xxvi. 7/л. к.

3 Примеры плакатов, изображающих только женщин: Н. Пинус «Колхозница, будь ударницей уборки урожая» (тираж 30 тыс.) 1933 год, KП. п. 4. xxvi. 7/л/к; Алферов и Соколов «Успехи коллективизации» 1934 год, KП. п. 4. ix. 3. г; «Иде весна, паруе день, в колгоспи наша сила, / цвите краина молода, могуча и счастлива» (тираж 20 тыс.), время создания неизвестно, возможно, середина 1930-х годов, KП. п. 4. ix. 3. иде.

4 На плакате Алферова и Соколова «Успехи коллективизации – торжество учения Ленина и Сталина» девушка держит в руках красную книгу, на которой разборчиво написаны автор и название книги: И. Сталин «Речь на собрании колхозных ударников труда».

1 См. фронтиспис журнала «На стройке МТС и совхозов» (1934, № 2), на котором изображена улыбающаяся трактористка. Лозунг на тракторе: «За богатый урожай!», на плакате также изображены силуэты Ленина и Сталина.

2 KP. п. 4. xxvii. б. л. ж.

3 КП. п. 5. ix. 5/л/шире.

4 Демченко была широко известна. Ей был посвящен первый выпуск журнала «На стройке МТС и совхозов», 1936 год.

1 Данная скульптура очень напоминает известный памятник Веры Мухиной, о котором пойдет речь далее, с той лишь разницей, что место мужика-крестьянина занимает фигура рабочего.

2 RU/SU 1832.

1 Одним из самых ранних и наиболее влиятельных примеров был плакат Александра Апсита «Год пролетарской диктатуры, октябрь 1917 – октябрь 1918» (см. выше, сноска 2). На плакате изображены рабочий и крестьянин, стоящие по обе стороны от окна, из которого видна демонстрация, завод и восход солнца. На переднем плане – обломки старого мира.

2 Об эволюции образа рабочего с 1930 года см.: [Bonnell, 1994].

3 Один из самых ранних примеров – плакат Арама Ванецяна «Да здравствует союз рабочих и крестьян!», 1937 год, изображающий рабочего и крестьянку почти аналогично статуе Мухиной.

1 Джоан Скотт утверждает, что «гендерные коды» помогали установить и «натурализовать» (ассимилировать) отношения доминирования. Согласно Скотт, «реформаторы среднего класса во Франции [XIX в.]… описывали рабочих в терминах, содержащих феминный (женский) код (подчиненные, слабые, подверженные сексуальной эксплуатации подобно проституткам)… [в то время как] в ответ рабочие и социалистические лидеры настаивали на маскулинной [мужской] позиции рабочего класса (сильные, производители, защитники женщин и детей)» [Scott, 1988. P. 48]. В свою очередь, Эрик Нейман считает, что период нэпа 1920-х годов порой дискредитируется критиками, использующими гендерный код и наделяющими нэп женскими атрибутами [Naiman, 1991].

1 См., например, плакат И. Крупского и Н. Родина «Большевистский урожай соберем вовремя и без потерь!» 1951 года (тираж 60 тыс.), выпущенный в Киеве (KП. п. 9. 3. в. 02.8/Большевистский). Во время Второй мировой войны женщины часто заменяли мужчин в колхозах, и впервые они так массово занялись такими мужскими видами труда, как, например, вождение трактора.

2 См., например, плакат Б. Семенова «Борьба за высокий урожай – борьба за мир!» (1952), выпущенный в Свердловске (KП. п. 9. 3. в. 02. б/борьба). Плакат В. Хачикяна «Собрать урожай в срок и без потери» (1953) вышел на нескольких языках, включая армянский (KП. п. 9. 3. в. 02. б/собрать).

3 См. плакат П. Голубя и А. Чернова «Погляди: поет и пляшет вся советская страна…», 1946 года (тираж 200 тыс.). KП. п. 8. БИ/погляди. Этот плакат изображает женщину в народной вышитой кофте и красном платье, в белых носках и туфлях на высоком каблуке, танцующей народный танец с двумя мужчинами в народных костюмах. Народ позади держит красные флаги и славит Первомай. На заднем плане изображена кремлевская стена.

1   2   3

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Виктория Боннелл