• ОБРЯДОВАЯ РОЛЬ ПОЛОТЕНЕЦ В ПРАВОСЛАВНОЙ ТРАДИЦИИ
  • СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЖИЗНИ (НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВ. ТИХОНА ЗАДОНСКОГО ПО УПРАВЛЕНИЮ ВОРОНЕЖСКОЙ ЕПАРХИЕЙ)
  • СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ИСКАНИЯ В ДИСКУРСЕ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ
  • КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ОКУЛОВСКОГО РАЙОНА
  • УСАДЕБНЫЕ ПАРКИ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ПРИИЛЬМЕНСКОЙ НИЗМЕННОСТИ (НОВГОРОДСКИЙ, МАЛОВИШЕРСКИЙ, ЧУДОВСКИЙ РАЙОНЫ)



  • страница2/21
    Дата11.10.2018
    Размер5.03 Mb.
    ТипСборник

    Выпуск №8 историко-культурный и экономический потенциал россии: наследие и современность


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

    РУКОПИСНЫЕ КНИГИ КАК ЧАСТЬ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

    (ПАЛЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОНВОЛЮТА XVII ВЕКА)

    Комплексное, многоаспектное изучение древнерусских славяно-книжных текстов является одной из главных задач современной палеорусистики. Большая часть рукописных книг XI – XVII вв. остается до настоящего времени неисследованной, хотя анализ славяно-русских книжных текстов с учетом воздействия на них восточнославянской диалектной стихии позволяет воссоздать максимально полную и объективную картину исторической динамики языковых форм.

    В фондах Мордовского краеведческого музея в числе одиннадцати рукописных книг XVI–XVIII вв. хранится конволют XVII века, включающий в себя следующие составные части: Страсти Иисуса Христа, Мучение святых Кирика и Иулиты (память 15 (28 по нов. ст.) июля), окончание Сказания о пустыннике, Сказание о черноризце Мартирии, иллюстрации к притче о богаче и Лазаре (Лк 16: 19–31), Сказание о преподобном Авраамии мнихе.

    Рукопись никогда не описывалась, не исследовалась, не введена в научный оборот. В данной статье мы дадим ее палеографическое описание.

    Конволют представляет собой книгу из 142 листов форматом в пол-листа (33:22). Переплет, выходящий за пределы обреза книги, – из тонких досок, обтянутых потертой темно-коричневой кожей. На верхней доске тисненый орнамент – прямоугольная рамка из параллельных пересекающихся линий; в центре – розетка в виде ромбика с точками. Сохранилась зелено-медная функционирующая застежка. На корешке – пять валиков. На коже нижней доски переплета (треснутой, скрепленной тремя заржавленными проволочными скобами) – следы от жуковин и небольшого середника. Со внутренней стороны нижняя доска оклеена потемневшей бумагой.

    Книга была подмочена, нижняя часть корешка подгнила. Рукопись сильно повреждена, особенно первые и последние листы, на которых видны разводы от влаги, следы плесени и ходы жучков. Первый лист наклеен прямо на переплет. Таким образом, рукопись начинается с оборота первого листа. Текст возле переплета в нижней части книги частично утрачен. Имеются следы дилетантской реставрации: три первых листа переписаны, другие наклеены на более позднюю по времени изготовления бумагу, плохо сохранившиеся места подклеены бумагой со стихотворным текстом, очевидно, страницами какой-то хрестоматии (на одной из наклеек виден год ее издания – 1854-ый).

    Количество переплетенных тетрадей восстановить трудно. Нумерация текста по листам. Первые 88 листов пронумерованы буквенными обозначениями чисел, с 89 по 114 лист – арабскими цифрами, далее нумерация отсутствует из-за плохой сохранности рукописи.

    Бумага двух видов: более ранняя – плотная, белая, местами пожелтевшая и потемневшая от загрязнений, без филиграней и дат; более поздняя – голубая, рыхлая, с филигранями «Pro Patria» (наиболее хорошо видна на л.3), датой изготовления – 1817 год (отчетливо видна на л.20), литерами «64» или «ВУ», а на последнем листе – «ЛВ». Предположительно, это инициалы владельца бумажной мануфактуры или сокращенное название самой мануфактуры. Хорошо сохранившиеся листы написаны на бумаге первого вида. Поврежденные листы в начале книги и вторая часть рукописи наклеены на голубую бумагу с филигранями.

    Чернила коричневые разных оттенков, от почти черного до светло-коричневого от разбавления водой.

    Рукопись написана полууставом пятью различными почерками: 1-ый, поздний, непрофессиональный – с 1 по 3 лист; 2-ой почерк, основной, профессиональный – с 4 по 116 лист; 3-ий – со 117 по 127 лист; 4-ый – со 128 по 134 лист; 5-ый – со 135 по 142 лист. Сохранены знаки ударения и другие надстрочные знаки, титла и выносные буквы. Из знаков препинания отмечены немногочисленные запятые. Текст разделен на слова. Предлоги и союзы пишутся слитно с полнозначными словами.

    На полной странице размещается примерно 20 строк. Текст выделен рамками с легким орнаментом, в верхней части рамки – название главы, в нижней, в центре или справа – номер листа. Отмечены концовки плетеного стиля, колофоны и черно-белые инициалы во всю страницу, заставки в стиле черно-белого барокко. Подобное разнообразие можно объяснить особенностями конволюта.

    После 19 листа вклеены 2 голубых листа: чистый лист с наклеенной на обороте миниатюрой и лист с надписью XIX века «Сия Святая богодохновеная книга Страсти Господа нашего преумная и пре(поле)зная». Если перевернуть книгу, то можно прочесть еще одну надпись: «Святая воистину человеку на спасение душе». Оборот этого листа тоже иллюстрирован. После 70 листа вклеен еще один голубой лист с двумя надписями того же почерка: «Государь мой Яаковъ Алексеевичь прошу у тебя подари ты мне пера(шка)…неочинь… толсто поздорове была бы как можно». Вторая надпись: «Милостивый государь мой Пантелей Леонтьевичь а у тебя прошу малое число …(вую) расхожой для обложения Книги… сиречь … кожи». За листом 105-ым вклеен чистый лист с надписью «Милостивый государь мой Дмитрий …», на обороте написано слово «Указ». На обороте 142-го, последнего, листа – надпись «Сия книга глаголемая… », не различимая далее из-за пятен плесени.

    Особый интерес и ценность представляют многочисленные миниатюры рукописи. Их в общей сложности 80. В самом большом по объему тексте «Страсти Иисуса Христа» миниатюры крупные, каждая расположена на отдельном листе. В других составных частях конволюта миниатюры более мелкие, на листе их может быть несколько. Миниатюры реалистичны; лица, складки одежды, здания, растения хорошо прорисованы. На заднем плане обычно изображаются здания, составленные из точных геометрических фигур, преобладают прямые линии и ровные полуокружности. На переднем плане – действующие лица; во многих случаях выражение их лиц передано очень точно и жизненно. Миниатюры выполнены в трех красках: желтой, зеленой и красной в простых, основных тонах, четвертая краска – чернила – заполняет контуры и глубины. «Комбинация этих простых тонов так находчива и спокойна, что мысль о бедности цветовых средств не возникает у наблюдателя»17.

    Перспективы изучения данного рукописного памятника XVII века мы видим в комплексном многоаспектном описании графико-орфографических, морфологических, синтаксических особенностей и текстовой организации составляющих конволют частей.

    Тимонина О.Ю.

    ОБРЯДОВАЯ РОЛЬ ПОЛОТЕНЕЦ В ПРАВОСЛАВНОЙ ТРАДИЦИИ
    Искусство бранного ткачества и вышивания имеет многовековую историю, оно известно еще со времен Ветхого Завета, где упоминаются женщины, мудрые сердцем, прядущие для храма Соломона и составляющие искусные ткани. Согласно Библейским текстам, Сам Бог исполнил сердце их мудростью, «чтобы делать всякую работу искусного ткача и вышивателя по голубой, пурпуровой, червленой и виссоновой ткани»18. Археологам известны фрагменты вышивки, сохранившиеся со времен Древнего Египта и расцвета Вавилонской культуры, находят фрагменты вышивки и в древних славянских курганах. Колыбелью вышивки общепринято считать Восток19.

    О распространении вышивки в Древней Руси говорят находки археологов, относящиеся к 9-10 векам, времени крещения Руси. В это время широкое распространение приобретает вышивка золотом. Ее мотивы и узоры были восприняты из Византии20. Постепенно вышивка стала одним из самых любимых и распространенных видов рукоделия. К 19 веку, как свидетельствуют этнографические материалы, на Руси уже все женщины владели искусством вышивки, вышивали ширинки и полотенца шерстью, льном, шелком, золотом. В фольклорных текстах находим упоминания21 об этом:

    Она шила вышивала шириночку,

    Шила вышивала чистым серебром,

    Она строки строчила красным золотом.

    Полотенца бывали и ткано-бранные, что также нашло отражение в народной поэзии22:

    Как во той ли да во светлице

    Как сидела тут красна девица

    Душа Аннушка полотно ткала,

    Радость Карповна да миткалинное,

    Что по краешкам круги золоты,

    По уголышкам ясны соколы…»

    В вышитых узорах полотенец, как и в фольклорных текстах, раскрываются народные представления о мироздании, венчает которое Божья Церковь23.

    Замечу, что такие имена как Макошь, Даждьбог, Перун и пр. в фольклорных текстах если и поминаются, то как идолища и с эпитетом «поганые».

    Наиболее сохранились и дошли до наших дней вышивки 19 века, среди музейных экспонатов этого времени распространенными вышитыми произведениями народного искусства являются полотенца24.

    Использование вышитых полотенец до сих пор тесно связано с народными православными обычаями и обрядами. В таинстве духовного рождения младенца сразу после купели восприимник принимает в крестильные пелены. На полотенце - подножии стоят молодые в таинстве венчания. Убрус или божник покрывает иконы в храмах и в святых углах современных домов. На вышитых полотенцах несут иконы во время крестных ходов, вешают пелены-полотенца под иконы в храмах, застилают полотенцами аналой, дарят полотенце в Церковь на сороковой день на помин души, жертвуют Церкви полотенца перед венчанием и крещением, на полотенце выносят молодым хлеб-соль, полотенцем пользуются священники в алтаре, ими протирают иконы25.

    Однако большинство искусствоведов, этнографов и культурологов говорят преимущественно об отживших языческих обрядах, ритуалах и народных суевериях, связанных с узорами и использованием полотенец26. Эти толкования носят нередко предположительный характер. В свое время Рыбаков предпринял попытку обобщить и систематизировать весь материал о языческих верованиях, отображенных, по его мнению, в русском народном православном искусстве27.

    Ученые до сих пор рассматривают весь археологический и изобразительный материал, находящийся в большом хронологическом промежутке между скифо-сарматскими древностями, с одной стороны, и этнографическими сборами XIX - XX вв. – с другой, с точки зрения древних языческих верований.

    Теперь, после того как учеными исследованы все исторические и этнографические данные о славянских божествах и рудиментах этого культа в народной культуре, мы можем приступить к рассмотрению обрядовой роли полотенец в православной традиции.

    В зависимости от использования в старину, полотенце называли по-разному. Всего можно насчитать около 30 названий. Наиболее древнее из этих названий - "убрус". В этом наименовании православное предание хранит истинные причины особого почитания шитого и шито-бранного полотенца и широту его обрядового использования в народной православной культуре.

    Согласно этому восточному преданию 4 в. н.э., первой иконой стал Нерукотворный образ Христа, который запечатлелся на полотенце-убрусе, которым Господь отер Свой Лик. Таким образом, полотенце - это вещь, избранная Самим Богом для нерукотворного запечатления Своего Образа в первые века нашей эры.

    В словаре живого великорусского языка Владимира Даля находим упоминания о следующих полотенцах и их ритуальном использовании в православных обрядах: «УБРУС28 м. плат, платок; фата; ширинка, полотнище, полотенце, особ. нарядное и браное; || низанный начельник, под венцом, на образах угодниц, или вообще не кованый иконный оклад, а шитый, браный, низанный, женской работы. Убрус новоженный, стар. почетная ширинка, подносимая молодою, на поклон; статья эта обратилась в налог, и местами, в наше время, ширинки взимались с новоженов, как дань. А кто дочерь дает замуж, и он волостелю дает, за повоженный убрус, четыре деньги, Акты. Отирая слезы убрусцем, летописн. Убрусный окладец. НАБОЖНИК, БОЖНИК29 м. смол. полотенце, повешенное на иконе.

    ПЕЛЕНА30 ж. вообще, широкая, или сшитая полотнищами ткань, для покрытия чего; ткань, для обвою, обертки чего. Стол накрыт белой пеленою, скатертью. Окна завешены цветными пеленами, занавесками. Пелены постельные, простыни. Гробные пелены, плащаница, во что в древности, а иные народы и поныне, завивали трупы. || Убрусец, подвешиваемый под икону, нередко шитый золотом, низанный. На образ убрус, под образом пелена. Пелена младенца, пеленка, простынька, в которую кутают его, доколе он не носит одежи. || Церк. плат, с нашитым крестом, для покрытия престола и жертвенника. Какова пелена (т. е. ткань), такова ей а цена. Я еще в пеленках — а уж лень моя с теленка! Свят муж, только пеленой обтереть, да в рай пустить. Оленка в пеленках. Пеленальная покромь, свивальник. Сев. пялить произн. пелить и пелиться: вероятно, пялить одного корня с пела, означая: шириться, тянуться вдаль и вширь. ЛЕНТИЕ31ср. греч. церк. утиральник, ширинка, полотенце, ручник. ОБЫДЕННОЕ ПОЛОТЕНЦЕ32, обыденный, овыденный, сев. вост. однодневный, одноденный, суточный, в один день сделанный, одни сутки длящийся. Обыденная церковь есть в Москве и Вологде; по преданью, они выстроены миром в сутки, по обету, после чумы или мора: вологодский Спас овыденный в 1618 г. Это путь обыденный, в сутки сходить либо съездить. Обыденник, запад. полотенце, ширинка на икону; прядется и точется, по обету, в сутки. За хорошего жениха, она Богородице обыденник обещалась.

    В таинстве крещения33 пелены символизирует духовную чистоту, которую обретает крещаемый. Во время таинства венчания34 полотенце - подножие также знаменует собою чистоту и святость брака, супружескую верность. В этом таинстве невеста прообразует Церковь, возлюбившую Христа, а жених – Самого Бога, возлюбившего Церковь Христову35. Подножием ног Господних в Библейских текстах именуется ковчег откровения (ср. Пс 79:2; 98:5; 131:7; 1 Парал. 28:2; 2 Цар. 6:2; 4 Цар 19:15), которому поклоняться велит слово Божие (Пс 98:5; 131:7). Значение прообраза духовной чистоты и благоговения перед святыней сохраняется и за пеленой под иконою и убрусом, божником, набожником, покрывающим иконы и в изображениях полотенец в фресковой живописи. Их символическое значение сродни символическому значению титлов36 над буквами в церковнославянском языке.

    До сих пор полотенце, освященное в церковных таинствах крещения или венчания, становится семейной святыней и хранится в красном углу. Каждый узор на нем для верующих - это не просто украшение.

    Исследователь христианской церковной археологии А.С. Уваров писал: «Тут каждое изображение имеет свое символическое значение, соответствующее известному понятию или известному выражению… Главным источником для символических изображений (христианских -О.Т.) были языческие памятники. Произведения языческих писателей также послужили для заимствования известных выражений или типичных формул… При выборе символических изображений христиане опирались на творения св. Климента Александрийского ( ? – до 225 г.), главы Александрийской богословской школы, стремящийся к единению христианской веры и эллинской культуры, а также других современных ему авторов. Именно св. Климент указал на удобство применения египетских иероглифов для символического языка христиан. Из них изначально были позаимствованы знаки ладьи, птицы (голубя), рыбы, лиры и якоря. Св. Климент советует христианам расширять язык символов, но при этом гнушаться тех, которые напоминают мерзость некоторых таинств языческих божеств, человеческие жертвоприношения и тому подобное. Первенствующая Церковь к его совету прислушалась. Язык символов стал пополняться, в первую очередь, новыми заимствованными из Библейских книг или теми символами, которые упоминались у церковных писателей, предшествующих св. Клименту»37 .

    Перечислим некоторые из этих символов, встречающихся в христианской символике и подробно истолкованных А.С. Уваровым38. К прообразу ладьи (Церковь Земная и Небесная) со временем добавились сетчатый орнамент (мрежа, невод – Царствие небесное), трезубец (знак апостольского служения, уловление человеческих душ верою во Святую Троицу). Из растительных знаков можно выделить следующие прообразы. Виноградная лоза – Иисус Христос, ветви – Его ученики, виноградная гроздь – кровь Христа и святых мучеников Древо Жизни - Древко Креста Господня, Райская Церковь, Премудрость Божия. Деревце, цветок – праведник, родовое древо праведника, цветы на нем – праведные человеческие души, два цветущих деревца – Рай, пребывание святых душ в Раю. Трава, лист – бренность человеческой плоти. Плоды – плоды добродетелей, плоды Святаго Духа, духовная зрелость души. Венок – честь, слава. Засеянное поле – мир. Зерно, семя – Слово Божие, посеянное в мир, Сыны Царствия, Царствие Небесное. Чаша (бочка), колоски - знак Евхаристии (причастия), то же, что и хлеб и вино. Из зооморфных символов Библейских книг стали изображаться олень - прообраз христианского смирения, конь – символ служения Господу и покорного следования Его Воле, прообраз целого народа или человека, ведомого Богом, лев – неподобное подобие Господа нашего Иисуса Христа, два льва - Небесные Силы, помогающие праведникам. Птица – прообраз молитвенной души, вкушающей плоды добродетелей, пава – прообраз нетления и бессмертия, петух - знак Воскресения. Наконец, антропоморфные знаки. Всадник – Ангел или человек, исполняющий Волю Бога, женская фигурка – Церковь Земная, воздетые вверх руки – молитва Земной Церкви. Встречаются и заимствованные геометрические знаки. И это далеко не весь список символов, рассматриваемых Уваровым на основе церковной археологии и предании Церкви. Все они встречаются в вышитых композициях на полотенцах, ширинках, подзорах и на одежде православных народов. О каждом из этих знаков за двадцать веков проповеди христианской веры написано немало. Судя по всему, русский народ очень хорошо был знаком и с устным преданием Церкви и с этими письменными источниками39, так как нет такого народного узорочья, в котором не проповедовалось бы Православие. Эти же знаки мы встречаем и в православной храмовой архитектуре, и на алтарных преградах, и на тканях священнических облачений, и на вышитых крестьянских полотенцах.

    Безусловно, свое православное значение имеет и цвет вышивок. И по сей день во все праздники православные священники облачаются в праздничные одежды определенного цвета, а в Пасху во время Богослужения снимают с себя великопостные темные одеяния и облачаются в одежды всех праздничных цветов, по очереди. Венчает эту радугу красок в пасхальной череде – белый цвет. Та же символика цвета имеет место и в окраске куполов, по которым за версту можно было определить, в честь какого события освящен храм. Рассмотрим, как соотносится символика цвета в многовековом искусстве православной Церкви40 и в устном народном творчестве41.

    Красный (алый, багровый, бардовый, розовый) цвет. В фольклорном слове: «Расчесал милый кудри, утеха моя! По алому кафтану, надежа моя!», «Да еще все цветики аленьки, один всех алее, да еще все дружочки миленьки, один всех милее». Красный в русском фольклоре – это синоним прекрасного, возвышенного, имеющего царское достоинство, посвященного Христу. Это цвет Крестной Жертвы Христа, цвет пасхальной радости, радости вечной любви и жизни вечной. Именно этот цвет преимущественно используется в народной вышивке. Не случайно и венчальный, свадебный сарафан был красного цвета.

    Белый цвет. В фольклорных текстах: «бело личико», «белы рученьки», «как лебедь белая». На Руси вышивали красным по белому и белым по красному. Белый цвет - цвет неземной чистоты и святости, цвет божественного, ангельского достоинства, цвет духовного преображения.

    Серебряный и золотой цвет. Цвет святых угодников Божиих, которые в священных текстах сравниваются с золотом и серебром очищенным. Ангелы препоясаны по груди золотыми лентами, праведникам Господь обещает золотые венцы, венцы славы и чести. Парчовые золотые и серебряные облачения носят священники в дни памяти преподобных.

    Золотыми и серебряными венцами, украшенными жемчугом и дорогими каменьями, в Церкви венчают непорочных молодых, вступающих в благословенный Богом брак, во время этого ритуала принято обмениваться кольцами. О Новом Иерусалиме, убранном как невеста, украшенная для мужа своего, в Библии говориться: город - чистое золото, как прозрачное стекло.

    В фольклорных текстах: «злат перстень», «колечко золотое», «золотой венец», «венец жемчужный», «Он в козловы сапоги обряжается, он во цветное платье снаряжается, он походит, молодец, во Божью Церковь… Он ведь крест – от кладет по писанному, он молитву творит сам Иссусовую, на все стороны четыре поклоняется, в три ряда у него кудри завиваются. Во первой ряд завивались чистым серебром, во второй раз завивались красным золотом, во третий ряд завивались скатным жемчугом». «Она шила, вышивала чистым золотом»

    Синий (голубой, лазоревый) цвет. Цвет небесной, девственной чистоты пресвятой Девы Марии. В одежды голубых и белых оттенков облачаются священники в дни памяти Пресвятой Богородицы, бесплотных сил, дев и девственников.

    В произведениях фольклора: «что лазоревый цветок – красны девушки у нас», «синь кафтан оболокала».

    Зеленый цвет. Цвет Святаго Духа, который все животворит, Им все дышит, все растет и процветает. Зеленый цвет - цвет жизни вечной, цвет неувядающих райских садов, которые не знают смерти и тления, цвет вечной весны и лета Господня. В зеленых облачениях священники выходят в День Святой Троицы, Входа Господня в Иерусалим и в дни памяти преподобных, подвижников, юродивых, исполненных Духа Святаго. В священных текстах кедры ливанские, зеленые виноградники, цветущие травы, густая листва, ветви - прообразуют собой праведников, увядание трав и цветов – бренность человеческой жизни, сухие травы – грешников.

    В фольклорных текстах: «травушка муравушка зелененькая», « верба моя вербочка, с винограду веточка», « что за травушка за муравушка! Что за молодцы разудалые», «Не созревши, зеленую (черемушку) нельзя заломать, - не узнавши, красную девку нельзя замуж взять».

    Черный цвет. Иноческие облачения имеют черный цвет. Он прообразует отрешенность от мира, глубокое покаяние, углубленное самосозерцание, как бы постоянное пребывание человеческой души во аде, с надеждой взирающей на Господа, смерть для греха. Это цвет земли и тления. В Великий пост священство и носит темные одежды в память о крестных муках Христа, Его погребении и сошествии во ад. В музеях России и в частных коллекциях есть образцы мужских рубах с вышивкой черной нитью по белому.

    В фольклорных текстах: «черная тоска – кручинушка», «черна черничка, красна земляничка», «чернички мои, сестрички мои», «черна ряса». Все эти цвета и символические знаки известны еще с эпохи верхнего палеолита, с приятием христианства все они были переосмыслены, в Слове Божием (в Библии) им возвращен богоданный и изначальный смысл. Поиски многоразличных языческих дохристианских толкований индоевропейского узорочья, безусловно, имеют научный интерес, но к искусству русского православного народа они не имеют уже никакого отношения.
    Рябов А.А.
    СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЖИЗНИ (НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВ. ТИХОНА ЗАДОНСКОГО ПО УПРАВЛЕНИЮ ВОРОНЕЖСКОЙ ЕПАРХИЕЙ)

    Социокультурное значение феномена преображения жизни можно рассматривать как преобразование жизни, ведущее непосредственно к изменению культуры. Такие изменения культурной жизни христианского общества могут осуществляться лишь эволюционно, однако обществу необходима внутренняя основа, готовность к изменениям, которая достигается индивидуально-личностным преображением жизни.

    В феврале 1763 года Преосвященный Тихон был определен на должность епископа Воронежского. В мае того же года Тихон прибыл в Воронеж - так начался период деятельности Тихона на самостоятельной епископской кафедре. На этом этапе жизни св. Тихона Задонского в его делах на первый план выходит задача социокультурного преображения жизни – через воспитание и обучение духовенства и народа преобразовать культурную жизнь епархии.

    В социокультурном преображении жизни Воронежской епархии, проводимой св. Тихоном Задонским, можно выделить следующие тенденции: ремонт, восстановление и строительство новых храмов и архиерейского дома в Воронеже; искоренение недостатков среди священно- и церковнослужителей; возрождение в Воронежской епархии духовных школ; деятельность по «исправлению народной нравственности». Следует учесть тот факт, что разделение тенденций социокультурного преображения жизни Воронежской епархии весьма условно, так как указанные выше тенденции находятся в отношениях взаимосвязи и взаимовлияния.

    Воронежская епархия в то время представляла собой одну из труднейших для церковного управления епархий. «В ней насчитывалось до 800 церквей, до 15 тысяч духовенства обоего пола и до 800 тысяч всего православного населения»42. Обширная территории епархии была заселена большим количеством беглых людей и раскольников. Духовенство состояло из почти безграмотных людей, а простой народ плохо разбирался в православной вере.

    Первое, с чем пришлось столкнуться св. Тихону Задонскому на Воронежской земле, это ветхость и запущенность церковных строений, которое усугублялось видом самого города, восстанавливаемого после больших пожаров 1748 – 1762 годов. Несмотря на финансовые трудности, церковные постройки, подлежащие ремонту, восстанавливались, а также в 1765 году на добровольные пожертвования в Воронеже был заложен фундамент нового кафедрального собора. Схиархимандрит Иоанн (Маслов) в своей работе «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении», говоря о практическом подходе святителя к строительству нового кафедрального собора, особо подчеркивает его организаторские способности. Так, указом от 29 марта 1765 года св. Тихон Задонский назначает несколько лиц ответственных за строительство собор.

    Реставрация старых и строительство новых храмов в Воронежской епархии не являлась главным делом в социокультурном преображении жизни, проводимом св. Тихоном Задонским. Искоренение недостатков, созидание и укрепление «храмов Божьих в сердцах»43 своей паствы – вот основная задача социокультурного преображения жизни, стоящая перед святителем. Епископ Воронежский понимал, что, прежде чем заниматься «исправлением народной нравственности», необходимо искоренить недостатки в среде церковного клира.

    В своей деятельности св. Тихон Задонский большое внимание уделял пастырям, он писал: «Нравственное состояние паствы, прежде всего, зависит от влияния пастырей на паству»44. Святитель сравнивал пастыря с пастухом для стада, с головой для прочих частей тела, а также по учению Тихона Задонского пастырь - это «свеча, горящая в ночи и освещающая путь», «заблудшим наставник»45. Задача пастыря заключается не в том, чтобы указывать пастве путь спасения, а в том, чтобы быть примером добродетели. Перед епископом Тихоном возникает сложная задача по просвещению Воронежского духовенства, а также по разъяснению духовенству его обязанностей.

    Основная задача социокультурного преображения жизни Воронежской епархии заключалась для св. Тихона Задонского не только в просвещении, но и в искоренении нравственных недостатков в первую очередь духовенства, так как оно через личный пример оказывало большое влияние на жизнь народа. Священнослужитель, допустивший нарушение, строго наказывался, но в тоже время св. Тихон проявлял милосердие к его семье (оказывал материальную помощь; предоставлял места сыновьям). Преобразовательная деятельность святителя коснулась также и монашеской жизни Воронежской епархии.

    Большинство мероприятий, проводимых св. Тихоном Задонским по искоренению раскола, оказались безуспешными. Донское войско покровительствовало расколу, тем самым способствовало его распространению. Святителем Тихоном была создана особая комиссия (указ от 23 октября 1763 года), занимавшаяся вопросами распространения раскола в Воронежской епархии.



    Результатом деятельности особой комиссии стало выявление большого количества раскольников, а также приостановление распространения раскола в Воронежской епархии. Раскол, как одна из причин мешающих социокультурному преображению жизни епархии, требовал незамедлительных мер по его ликвидации. Одной из таких мер, предпринятых св. Тихоном Задонским, было создание другой комиссии, действующей убеждением и увещеванием. Часто святитель сам проводил с раскольниками разъяснительные беседы. Социокультурное преображение жизни Воронежской епархии в аспектах борьбы с расколом было неудачным, как отмечает Иван Ефимов: «Количество обращенных раскольников не было большим, но тех, кого удалось обратить в лоно св. Церкви, подвергались святителем строгим испытаниям»46.

    Социокультурное преображение жизни Воронежской епархии, искоренение неграмотности и низкого нравственного уровня, как духовенства, так и простого народа, а также борьба с расколом, привело к необходимости создания духовных образовательных учреждений. При непосредственном участии епископа Тихона на территории Воронежской епархии в 1763 году открываются духовные образовательные учреждения.

    В 1766 году в Воронеже возобновила свою образовательную деятельность духовная семинария. С целью улучшения образовательного процесса епископ Тихон написал инструкцию для учителей47 и программу для воспитанников Воронежской духовной семинарии, а также пригласил преподавателей из Киева и Харькова.

    Нельзя недооценивать значение открытия Воронежской духовной семинарии для социокультурного преображения жизни, проводимого св. Тихоном Задонским, так как в семинарии обучались ученики из разных сословий, следовательно, выпускниками были не только образованные священнослужители, но и светские деятели.

    Важное место в социокультурном преображении жизни Воронежской епархии занимало ''исправление народной нравственности''. Нравственные недостатки, с которыми боролся св. Тихон Задонский, были различны: грубость, невежество, раскол, остатки языческих верований и обрядов, а также различные другие пороки. Основную причину ''нравственной болезни общества'' епископ Тихон видел в незнании слова Божьего и ослабление людей в православной вере.

    Для социально-культурного преображения жизни Воронежской епархии, через улучшения народной нравственности, св. Тихоном Задонским были прочитаны в кафедральном соборе Воронежа, записаны и разосланы по епархии, для чтения в других храмах, проповеди48 и увещевания49. Главное место среди требований, предъявляемых епископом Тихоном к народу, были требования обязательного посещения храмов, а также воздержание от пьянства, особенно в праздничные и воскресные дни. Во время общенародных бедствий св. Тихоном Задонским налагались всеобщие посты. Большое внимание уделял святитель искоренению оставшихся языческих верований и обрядов, самыми яркими из которых были празднование Масленицы и Ярилы50.

    Епископ Тихон обладал хорошей памятью, он знал наизусть Священное Писание и многое из наследия Св. Отцов и часто цитировал необходимые фрагменты. В своих проповедях ему удавалось грамотно соотносить православную нравственность с практикой повседневной жизни. Богатым людям не нравилась деятельность епископа Тихона, так как он обличал их во многих грехах. Простой народ любил и слушал своего епископа. Тихон щедро подавал бедным, утешал скорбящих, рассылал пособия в богадельни и был известен как миротворец своей паствы.

    В 1768 году просьба св. Тихона Задонского об увольнении на покой была удовлетворена Святейшим Синодом, ему была назначена пенсия – 500 рублей в год и дано право жить в любом монастыре Воронежской епархии. Святитель Тихон пробыл в епископском сане 7 лет, из них 4 года и 7 месяцев на Воронежской кафедре.

    Мартынов А.В.
    СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ИСКАНИЯ В ДИСКУРСЕ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ

    Политические катаклизмы начала ХХ века привели к тому, что значительная часть граждан России, в частности немало философов и писателей, оказалась вне пределов своего отечества. Общее число эмигрантов по настоящее время вызывает споры. По мнению американского историка Уильяма Хантингтона, оно составляет 1 млн. человек.51 В докладе от Американского Красного креста 1 ноября 1920 года была приведена цифра - 1 963 500 человек, а немецкий историк и литературовед Ханс фон Римша оценивал общую численность русских изгнанников в 2 935 000 человек.52 Часть современных историков-русистов склонны считать наиболее взвешенной оценку сотрудника Королевского института международных отношений сэра Джона Хоупа Симпсона - 959000 человек.53 Одновременно в исторической литературе встречаются цифры от 1,5 до 3 млн. человек.54

    Помимо преодоления обычных в таких случаях проблем социальной и экономической адаптации граждане «другой России», России за рубежом или России-вне-России, вынуждены были искать новые основы для своего культурного, философского и психологического бытования. В этом они оказались похожи на современных им европейцев, переживавших последствия Первой мировой войны, когда гром «августовских пушек» (Б.Такман) забросил в мир знаменитое «потерянное поколение» (Г. Стайн). Отличительной чертой изгнанников было острое чувство относительности, зыбкости бытия, то, что историк культуры и философ Владимир Вейдле назвал «духовной беспризорностью». Оно было основано на неверии в традиционные представления, характеризовавшие довоенную Европу, жители которой вместе с эмигрантами стали свидетелями того, как еще недавно привычные представления о вере в гуманизм, прогресс обернулись в свою противоположность.

    Впрочем, помимо внеэстетических факторов (Февральский и Октябрьский перевороты, поражение в Гражданской войне и эмиграция) имели место и внутрицивилизационные проблемы. Русская культурная традиция, по справедливому замечанию философа Николая Бердяева, была профетичной в силу более глубокого укоренения в дискурсе Православия, что особенно проявлялось в поэзии и прозе. Литература в значительной степени замещала философскую мысль. «Она полна предчувствий и предсказаний, ей свойственна тревога о надвигающейся катастрофе. Многие русские писатели XIX века чувствовали, что Россия поставлена перед бездной и летит в бездну».55 Fin de siècle, ощущение конца, гибели страны и мира можно увидеть в прозе Федора Достоевского и Николая Лескова, философии и поэзии Владимира Соловьева, стихах Валерия Брюсова и Александра Блока. После событий 1917 года апокалипсические коды деактуализировались и нуждались в замещении.

    Поиски путей новой самоидентификации вылились в формирование в Русском зарубежье трех разнонаправленных течений эмигрантов.

    Первая, самая многочисленная, группа явилась носителем ярко выраженных консервативных и охранительных тенденций. Она считала, что «миссия русской эмиграции» заключается в передаче освобожденной от большевиков России высокого дореволюционного наследия, а потому избегала любых контактов с европейской культурой. Парадоксально, но некоторые представители данного течения, как, например, Георгий Федотов, декларируя свою приверженность к культурной консервации, тем не менее, интенсивно взаимодействовали с европейской мыслью. Более последовательными сторонниками охранительного направления были митрополит Антоний (Храповицкий), Петр Струве, Иван Ильин, Иван Шмелев, Александр Куприн. Из младшего, «незамеченного поколения» (В.Варшавский) диаспоры, то есть эмигрантов, начавших свой творческий путь в изгнании, к ним может быть отнесен философ и литературовед Дмитрий Левицкий, секретарь Ивана Бунина беллетрист Леонид Зуров.

    Вторая группа эмигрантов старалась ассимилироваться в странах рассеяния. В основном она состояла из детей изгнанников. Несмотря на «непреклонное нежелание», по словам историка Марка Раева, «ассимилироваться», молодое поколение эмигрантов и их дети полностью интегрировались в общества стран рассеяния. И, «если дети еще были бикультурными и билингвистичными», то внуки полностью растворились в инокультурной среде.56 Нередко только фамилии напоминали об их русских корнях, как в случае с Анн Вяземски, Питером Устиновым, Анри Труайя (Анатолием Тарасовым) или Владимиром Волкоффым.57 Касаясь «старшего» поколения, в качестве примеров удачного врастания в иноязыковой и инокультурный контекст можно привести Александра Койре, Владимира Набокова, Эльзу Триоле, Василия Леонтьева,58 Игоря Сикорского, Романа Якобсона и Зиновия Пешкова.59 Условно сюда может быть отнесен и Жак Круазе (Зинаида Шаховская), так как помимо собственно литературной практики во французской литературе, в данном случае имело место и сотрудничество в русскоязычной прессе.

    Третью группу составили эмигранты, считавшие, что консервация в первую очередь губительно сказывается на самом объекте защиты. Спасение дореволюционного культурного наследия, по их мнению, было возможно только при его широком взаимодействии с иными культурными феноменами. Они стремились к постоянному диалогу с европейской культурой, к поиску совместных «ответов» на «вызовы» времени (А.Тойнби). Тем самым, они продолжали дореволюционную традицию диалога культур, взаимовлияния отечественной и европейской мысли. Эту позицию разделяли Николай Бердяев, Борис Вышеславцев, Зинаида Гиппиус, Владислав Ходасевич, Марк Алданов. Из «незамеченного поколения» выделились писатели Нина Берберова, Гайто Газданов, Владимир Варшавский.

    Взаимодействие трех групп придавали эволюции Русского зарубежья дополнительные стимулы, формируя новые ценностные приоритеты и смыслы. Одновременно, как реакция на иллюзорность собственного бытования, экзистенциальную заброшенность возникает ряд мифологем. Одна из них была связана с понятиями «национального образа мира», «родины», «дома». Она объединяла отличных в эстетических и политических взглядах писателей и художников-мыслителей, как, например, Ивана Бунина и Алексея Ремизова, Александра Куприна и Владимира Набокова, Ивана Шмелева и Михаила Осоргина.60 Трагическую попытку построения «дома» в диаспоре показал Борис Зайцев в «Доме в Пасси»61 и Нина Берберова в «Последних и первых». В своих произведениях посредством конструкта «дома» писатели стремились восстановить/освоить природное, историческое и биографическое пространство.

    Экзистенциальная заброшенность изгнанника в инокультурную среду обитания заставляла эмигранта соотносить собственный мир с чужой культурой и чувствовать (чаще всего неосознанно), что его «Я» – не более чем иллюзия, которая при определенном умении обобщать отождествлялась с любой формой цивилизации вообще.62 Таким образом, подсознательно существующее критическое отношение к себе самому негативно окрашивало весь дискурс Русского зарубежья. «Над нами трехцветным позором полощется нищенский флаг», – писал в своем знаменитом стихотворении «Когда мы в Россию вернемся» Георгий Адамович.63 Но одновременно заброшенность выступала как стимул, призывающий изменить ситуацию, что, в конечном счете, способствовало формированию высокой культуры Русского зарубежья и оправданию трагедии изгнания.

    Новокшонова М. В.
    КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ОКУЛОВСКОГО РАЙОНА
    Интереснейший уголок нашей малой Родины – Окуловский край, находится на востоке Новгородской области, занимая живописные отроги Валдайской возвышенности.

    Это отложило определённый отпечаток на характер рельефа всей территории и создало поистине сказочные ландшафты.

    История заселения Окуловского края уходит своими корнями в далёкое прошлое. Первые поселения людей на территории района датируются III-IV тыс. до н.э. Затем произошла смена нескольких культур. С VIII в. начала развиваться устойчивая культура словяно-руссов, историческим наследием которой являются сопки, курганы и жальники64.

    Поэтому на территории Окуловского района присутствует большое число памятников ар­хеологии. Наибольшее количество археологических объектов пред­ставлено насыпями, принадлежащими к «культуре длинных курганов». Эти памятники является наследием аборигенных финно-угорских племен, населявших территорию края до при­хода сюда славян. Тяготевшее к озерно-боровым ландшафтам население оставило большое количество погребальных памятников VI-IX вв. В настоящее время наиболее крупные из них находятся близ г. Окуловка (в районе Окуловского озера), д. Горнешное, д. Заозерье, д. Перерно, д. Тухили, д. Шавцово и пр. Неподалеку от районного цен­тра, в окрестностях Кулотино-Полищи, известна и самая большая группа длинных курганов; она насчитывает 101 насыпь. Всё это свидетельствует о том, что район теперешнего города Окуловка, а в особенности река Перетна и озеро Заозерье, были издревле хорошо обжиты человеком. Исторически такое заселение было обосновано. Одной из причин этого, по всей видимости, являлось наличие болотной руды, из которой выплавлялось железо, что было немало важным для хозяйственной деятельности того времени.

    Памятников эпохи славянской колонизации региона (IХ - Х вв.) - сопок и синхронных им поселений - также насчитывается довольно много. В основном они располагаются на коренных берегах водоемов на плодородных почвах речных и озерных долин, что указывает на пашенный характер земледелия, свойственный славянам. Самой же впечатляющей является группа сопок у д. Заручевье из девяти насыпей высотой до 11 метров. Этой группе соответствует мощное селище, частично исследованное археологами. Памятники собственно древнерусского времени (XI - XIII вв.) - жальники, курганы и поселения тоже многочисленны. Это же относится и к памятникам позднего каменного века (неолита). В районе д. Заозерье, кроме стоянки человека эпохи неолита, исследователями были обнаружены материалы более раннего вре­мени - мезолита (VII-V тыс. до н. э.).

    Первое письменное упоминание о селениях Окуловского края найдено в писцовой книге Деревской пятины около 1495 г.

    По свидетельству некоторых документов, вдоль р. Волмы, на которой находился посёлок Теребуново, проходила Большая дорога из Москвы в Новгород, известная с XIII в. как «Княжий путь». Это также, без сомнения, являлось благоприятным фактором развития края65.

    Необычные ландшафты склонов Валдайской возвышенности, с множеством озёр и рек, давно привлекали светское общество и приближённых царской семьи. Но толчком к бурному развитию района стало строительство Николаевской железной дороги. Поэтому XVIII – XIXвв. в истории Окуловского края характеризуются появлением многочисленных усадьб: Мусиных-Пушкиных, Токарского, герцога Лихтенберского, Массе, Железновых, Савичей, Демидова, Храповицких, Грессер, Граве, Сыромятникова и мн. др. Данную зависимость легко проследить по карте: наибольшее число усадьб находится вдоль ветки железной дороги, а также на северо-западе и юго-востоке района, что обусловлено их транспортной доступностью.

    В XVIII - XIX вв. в крае было много усадьб известных людей с их обязательным атрибутом – усадебным парком. Для создания усадьб, а главное усадебных парков, выбирались самые живописные места, как правило, на границах разных природных комплексов, что приводило к наибольшему видовому разнообразию.

    При сопоставлении ландшафтной карты с географией размещения усадьб можно видеть, что девять парков приурочены к ветки железной дороги, шесть - к берегам озёр, остальные располагаются по берегам рек, которыми так богат Окуловский район. Максимальная концентрация усадьб приходится на берега таких озёр как Льняное, Торбино, Заозерье, Перетно, Боровно, Розлив.

    В Окуловском районном отделении Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры находятся на учёте свыше ста архитектурных, археологических памятников и памятных мест.

    Но время в своём течении неумолимо. Оно быстро «пожирает» все уцелевшие кусочки нашей культуры и истории; всё то, что было свидетелем тех уходящих эпох и могло бы быть живым напоминанием о них.

    И каждый год из этого списка вычёркивается тот или иной памятник. Срыты, разобраны, застроены, повреждены без злого умысла или разрушаются от времени. По разным причинам за последние годы в районе утрачено около десятка памятников истории и культуры.

    Забота о памятниках - это не только забота о прошлом, но главным образом о будущем. Как сегодня мы относимся к памяти наших предков, их делам, их духовному и материальному наследию, такого отношения мы должны ждать и к памяти о наших сегодняшних делах и о нас самих.



    Окуловский район относится к одному из самых перспективных районов для развития туристской индустрии в Новгородской области.

    Актуальность на сегодняшний день очевидна: туризм – это важная отрасль экономики многих стран мира. С социальной точки зрения он оказывает большое влияние: благодаря его развитию появляются сотни рабочих мест, развиваются коммуникационные системы, повышается культура и грамотность местного населения и т.п. А в ряде регионов и районов, удалённых от промышленных и культурных центров, только он один и может выполнять эти функции. Именно таким районом в современное время и является Окуловский край.

    В настоящее время на учёте в районе находится около 30 усадьб. Из них взяты под охрану 23 усадебных парка, в большинстве из которых, архитектурные постройки уже утрачены, либо находятся в аварийном состоянии. Остались лишь парки и скверы. В удовлетворительном состоянии находится только один парк усадьбы Евстафеева, остальные в неудовлетворительном состоянии.

    В дальнейшем перспективами сохранения и восстановления усадьб и усадебных парков должно стать их использование как рекреационных и экскурсионных объектов. Возможна аренда памятников истории и культуры, с условием их восстановления в первозданном виде под руководством архитекторов.

    Но всё это невозможно сделать, если русский народ не научится ценить и сохранять своё богатство.

    Григорьева Н.В.


    УСАДЕБНЫЕ ПАРКИ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ПРИИЛЬМЕНСКОЙ НИЗМЕННОСТИ (НОВГОРОДСКИЙ, МАЛОВИШЕРСКИЙ, ЧУДОВСКИЙ РАЙОНЫ)

    Усадебные парки – уникальные примеры совместного действия природы и человека, гармоничные культурные ландшафты с оригинальными фитоценозами.

    Усадьбы и старинные парки, как правило, связаны с жизнью и деятельностью известных людей, а в отдельных случаях и выдающихся деятелей Российского государства.

    Новгородская область славится своей историей, архитектурными памятниками, монастырями, старинными усадьбами, живописными ландшафтами. Историко-культурные, природно-антропогенные и природные территории – это уникальные невосполнимые, ценные в экологическом, культурном и эстетическом отношении природные комплексы, которые составляют богатый рекреационно-познавательный потенциал.

    Большинство усадебных парков Новгородской области можно отнести к группе природно-культурных объектов региональной значимости. Усадебные парки привлекательны как природные объекты, в пределах которых сохранились оригинальная планировка насаждений, редкие виды растений, уникальные гидрологические объекты – каналы, пруды, озера. Часть из них доступна для ознакомления и рекреационного использования, но в настоящее время они еще недостаточно используются как рекреационно-познавательный потенциал территории.

    До сих пор парки Новгородской области слабо изучены как природные объекты. В паспортах имеются данные о видовом составе насаждений, но эти данные указывают на основные породы древесных и кустарниковых пород и не обладают достаточной полнотой и однородностью. Тем не менее, их анализ позволяет сделать выводы о биологической ценности парков Новгородской области.

    В Новгородской области насчитывается 159 парков, имеющих различный статус, от охраняемых памятников истории и культуры федерального значения до просто объектов землепользования.

    В северной части Приильменской низменности мы рассматриваем усадебные парки трех районов – Новгородского, Маловишерского, Чудовского.

    Наибольшее количество усадеб находится в Маловишерском районе, их – 10; в Новгородском – 9; в Чудовском – 4. Всего на этой территории расположено 23 усадьбы.

    Особенности усадебного природно-культурного комплекса во многом обусловлены его размещением в ландшафте. Однотипные местоположения в различных ландшафтных районах накладывают сходный отпечаток на структуру, функционирование и динамику усадебных ПКТК. Исходя из этих предпосылок, Т.Е Исаченко предложила ландшафтную типологию старинных усадьб юго-запада Ленинградской области.

    Пользуясь ландшафтной типологией Т.Е.Исаченко, мы составили ландшафтную типологию усадебных парков северной части Приильменской низменности в зависимости от их местоположения.

    Усадьбы рассматриваемой территории сильно разбросаны. Часть из них располагается близко к районным центрам. В Новгородском районе усадебные парки тяготеют к районному центру, (Сметанинская мыза, Архиерейская мыза); либо располагаются у озера Ильмень (усадебный парк д. Сергово); у реки Волхов (усадьба Онег). В Чудовском и Маловишерском районах подобной тенденции не наблюдается, усадьбы располагаются как вблизи районного центра (Чудовский район: усадьба Туманского; Маловишерский район: усадьба И. Воскресенского, усадьба парк д. Красное), так и в отдалении от него.

    Все усадьбы с парками можно разбить на следующие группы:

    A. Усадьбы, расположенные на берегах крупных рек.

    Б. Усадьбы, расположенные на озере Ильмень.

    B. Усадьбы, расположенные на небольших реках

    Г. Усадьбы, расположенные на трассах.

    Д. Усадьбы, расположенные вблизи железной дороги.

    Проведённая работа показала, что большее количество усадеб расположено на крупных и небольших реках, это связано с тем, что в 18-19 веках основным путем передвижения были реки, также большую роль играла ландшафтная привлекательность.

    При строительстве усадеб «создавался» заново весь окружающий ландшафт: изменялась дорожная сеть, конфигурация водоёмов, очертания лесных массивов и видовой состав деревьев в них, планировка населённых пунктов, контуры полей и лугов. Изменения рельефа, как правило, были тесно связаны и с изменениями гидросети на территории усадьбы, ярким примером является усадьба Аракчеева в селе Грузино Чудовского района. Для формирования горок, дамб и прогулочных валов, а также для подсыпки низменных частей парков, использовали грунт, вынутый при создании водных систем, отдельных прудов и каналов. Это всё приводило к изменению природного ландшафта.

    В своей работе мы нашли необходимым вычислить показатель усадебности. Показатель необходим нам для оценки вклада усадебных природно-культурных комплексов в окультуривание ландшафтных районов. Он определяется делением количества усадеб, расположенных в ландшафтном районе, на площадь района. Мы рассчитали показатель усадебности трёх районов. Маловишерский район: площадь этого района равна 3,3 т. км2, количество усадеб в этом районе составляет 10. Показатель усадебности Маловишерского района - 10/3,3 т =0,0030303 ≈ 0,003.

    Новгородский район: площадь этого района равна 4,6 т. км2, количество усадеб в этом районе составляет 9. Показатель усадебности Новгородского района = 9/4,6 т. = 0,0019565 ≈0,002. Чудовский район: площадь этого района равна 2,3 т. км2, количество усадеб в этом районе составляет 4. Показатель усадебности Чудовского района = 4/2,3 т. = 0,0017391 ≈0,002.

    Эти показатели свидетельствуют об очень малом влиянии усадебного строительства на ландшафт усадеб. Но наибольший показатель усадебности оказался у Маловишерского района, это указывает на то, что строительство усадеб повлекло наибольшие изменения в природном ландшафте, чем в Новгородском и Чудовском районах.

    По территории Новгородской области усадьбы и усадебные парки распределены очень неравномерно. Парки различаются по возрасту (18-19 века), по площади, по состоянию (с точки зрения сохранности всех объектов) и по количеству ценных объектов, находящихся в их пределах. В настоящее время на территориях некоторых усадебных парков выполняются различные виды хозяйственной деятельности, что отрицательно сказывается на их состоянии. Некоторые усадьбы сохранили и архитектурные сооружения, представляющие историческую ценность. В подавляющем большинстве случаев для старых парков характерно состояние запущенности.

    Вторая половина 18 века и начало 19 века были началом рассвета строительства усадеб вокруг российских столиц. Обязательным атрибутом усадеб были парки. Для создания приусадебных парков, как правило, выбирались самые живописные ландшафты.

    Усадьбы изучаемой территории были построены в 19 веке, за исключением Сметанинской мызы (18 век), усадьбы И. Воскресенского (19- нач.20 века), усадьбы Аракчеева (18-19 век).

    Основная часть (около 70%) усадебных парков рассматриваемой территории имеет небольшие размеры - до 10 га. Распределение их по площади показывает, что больше всего представлены парки площадью 5-10 га, составляющие 36%. Значительное число усадебных парков (14,6%) имеет площадь менее 3,0 га, они представляют сейчас малоценные распадающиеся насаждения. Хорошо сохранившихся и значительных по площади парковых ансамблей немного, около 2%. Наиболее крупные парки расположены в Новгородском (ус. Орловой - 100га) и Чудовском (ус. «Званка» - 66 га) районах.

    В результате проведенного исследования получили следующие результаты: усадьбы площадью больше 10 га составляют 20%, усадьбы площадью от 7,1 до 10 га - 35%, усадьбы площадью от 3 до 7 га - 20%, усадьбы площадью меньше 3 га - 25%.

    На изучаемой территории усадьбы находятся в следующем состоянии: из 23 рассмотренных усадеб находятся в удовлетворительном состоянии — 6, в аварийном состоянии — 1 усадьба, а остальные в неудовлетворительном.

    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Выпуск №8 историко-культурный и экономический потенциал россии: наследие и современность