страница9/21
Дата11.10.2018
Размер5.03 Mb.
ТипСборник

Выпуск №8 историко-культурный и экономический потенциал россии: наследие и современность


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

Ностальгия имеет следующие векторы: воспоминания части состоявшихся журналистов об их безмятежной творческой молодости, упреки современных адресатов медиа в беспринципности/непрофессионализме современных журналистов с апелляцией к советскому медиапрошлому в пользу последнего. Первый вид ностальгии отлично иллюстрирует пост «Ни с того, ни с сего накатила ностальгия по старому Лениздату» известного питерского журналиста Михаила Садчикова в его авторском блоге. Данный текст оказался созвучным настроениям многих современных журналистов: «Шел недавно по Фонтанке, мимо старого Лениздата, и вспоминал как благо времена, когда почти все редакции были в одном здании<…> Все мы знали друг друга, общались, и не было такой желчи, зависти, варились в одном котле. А теперь сын удивляется: «А ты откуда этого знаешь? А того? Пятого? Десятого?» А все под одной крышей жили. Была такая милая сердцу журналистская коммуналочка. Потом все разъехались по отдельным квартирам, и почти выветрилось питерское журналистcкое братство»268. Откликнулись на этот текст собратья по перу, разделяющие ностальгию автора. Свои чувства они объясняют: 1. Отсутствием конкуренции в советской прессе - время, что ли, стояло на дворе такое безмятежное, конкуренции, как таковой, не ощущалось; зависти, тем более, вражды мы друг к другу не испытывали; 2. Наличием одинакового уровня профессионализма советских журналистов - изданий выходило немного, но везде работали профессионалы. Сейчас картина обратная. Профессиональные журналисты скорбят об утрате журналистской идентичности в период размывания границ самой профессии. Ведь сегодня, в эпоху WEB 2.0, практически любой человек может включиться в публичное пространство в качестве ньюсмейкера или комментатора, не обладая соответствующим дипломом, специальными знаниями и связями, которые в советское время требовалось нарабатывать годами. Экономический кризис активизировал ностальгические настроения журналистов по советским реалиям, и, вероятно, усиление этих настроений, тем более, что эксперты прогнозируют дальнейшее ухудшение положения всего журналистского сообщества, особенно в регионах269. Заметно эксплицируемое в текстах и высказываниях недовольство журналистов своей ролью в обществе 2000-х, на языке социологии именуемое "кризисом идентичности", "усиливавшимся такими самоопределениями ее представителей, в которых запечатлелись ощущения людей, отодвинутых от магистрального русла событий, <…> утративших позиции тех, кого слушают, к кому прислушиваются"270.


Второй вектор ностальгии − сожаления аудитории современной прессы о советской журналистике. Сегодня пресса, которая финансируется из правительственных источников и бюджетов регионов и имеет определенный политический заказ, стабильно теряет «советских» читателей, то есть старую аудиторию, не приобретая новую, которая не видит в ней развлечения. Эта тенденция особенно заметна в небольших депрессивных регионах, пресса которых вынужденно делится на официальную, жестко подконтрольную региональной власти, и «желтую», публикующую перепечатки с Интернета и слухи из местной гламурной тусовки. Реально независимых медиа общественно-политического характера такие регионы не имеют. То, о чем ностальгирует нынешний адресат с советским опытом, можно узнать не только из опросов общественного мнения, которые с завидным постоянством демонстрируют ежегодное снижение доверия населения к прессе. Редакторы медиа, имеющие дело с читательским мнением, отмечают важные черты советской прессы, которые ныне утрачены и которых не хватает современным адресатам271. Нынешний читатель/зритель ностальгирует не по стилю правдинских передовиц и не по чрезмерной патетике в описании положительных героев. Для него оказались важны, во-первых, действенность выступлений прессы, во-вторых, серьезное отношение журналистов к редакционной почте, в-третьих, однозначность выступлений журналистов. Что касается действенности, то сейчас отсутствуют какие-либо ее механизмы. Рубрики типа «По следам выступлений газеты» давно исчезли с газетных полос, и реальной помощи в решении своих повседневных проблем читатель не получает. Однако читатель не перестает обращаться в СМИ, рассматривая их последней инстанцией в деле установления справедливости, надеясь на их помощь. Относительно читательской/зрительской почты, которой во времена советской журналистики уделялось колоссальное внимание, работает следующий механизм: реагирует медиа на обращения адресата − получает их. То есть для получения обратного отклика редакции газет должны публиковать острые письма, отвечать на острые вопросы, что для современной журналистики редкость. Упомянутый запрос на однозначность, тривиальность выступлений журналиста существует, как выяснилось, у адресата по сей день. Либо журналист должен встать на чью-то сторону в конфликте, либо пусть вообще не пишет и не высказывается, − такое мнение превалирует среди реакций на журналистские материалы, освещающие различные точки зрения и различные подходы к проблеме. Андрей Архангельский объясняет этот феномен черно-белым мироощущением советского человека: «Нам ведь внушали с детства, что зло игрушечное, что зло носит маску зла, а под влиянием коллектива способно встать на путь исправления. А неисправимое зло – только западные империалисты, которые хотят сбросить на нас ядерную бомбу. <…> И когда после множества ссадин и ушибов ты вбирал в себя очередную сложность устройства мира, то понимал, что уметь отличать тут нужно не столько добро от зла, сколько полуправду от полувыгоды и полувыгоду от полуневежества. Во всем этом бардаке разбираться было – только одна радость: ты наконец понимал, чем настоящая жизнь отличается от детского утренника. Полутонами»272.

Так или иначе, но в нынешней рыночной ситуации медиа оказались как никогда прежде зависимы от внимания аудитории. Это внимание гарантирует необходимые им рейтинги и тиражи, а соответственно, и приток рекламы. Современная массовая коммуникация характеризуется радикальной и качественно новой актуализацией фактора адресата, что должно бы сказаться на издательской политике.

Прямое обращение к своему адресату в журналистском тексте не так уж часто встречается, чаще всего реальный адресат прямо не обозначен в тексте, а оказывается невыявляемым в конкретных речевых приемах непосредственно из текста феноменом. Апелляция к адресату в региональной прессе часто является стилистическим приемом, который позволяет подчеркнуть независимость/ оппозиционность издания.

Дифференцируя свои тексты по принципу адресованности, журналисты стремятся преодолеть сложившуюся в последнее десятилетие практику игнорирования критических выступлений прессы. При этом в финансируемых из бюджета региональных изданиях авторское начало и присутствие конкретного адресата в текстах сведено к минимуму. В это же время журналистские тексты независимых еженедельников в Великом Новгороде «Новая новгородская газета» (ННГ) и «ВолховЪ» нередко используют стилистический прием дифференциации.

Чаще всего журналистские тексты апеллируют:

1. к действующей власти. Был ли это его личный принцип? Или такова «генеральная линия» администрации в целом? Господа чиновники, это – не риторические вопросы. Мы ждем развернутого ответа. Его отсутствие будет означать, что вам нечего сказать. Что «Схему», оплаченную из бюджета, никто не реализует (ННГ, №4, январь2010. С.4).

2. к чиновникам, принимающим конкретные решения. И прошло после тургеневской сдержанной молитвы 127 зим и 127 весен, а ты все так же один поддержка и опора – язык, создавший великую литературу.

Ты похож на русскую избу, задуманную мудро – чтоб тепло, где надо и прохладно, где следует, и свет чередуется с сумраком.

Неужели вы настолько глухи к родному языку, товарищи и господа, что не слышите несуразицы? (ННГ, № 5, февраль 2010, С.2. Эссе «Ты один»).

Обращения к адресату часто происходит в форме выражения надежды (косвенного вопроса) Правда, интересно… Хочется надеяться, что и на это вопрос следствие сумеет дать отчет (ННГ, №6, февраль 2010) или риторического вопроса:



Наш корреспондент задал мэру вопрос о том, как контролируется работа снегоуборочной техники, на что Юрий Иванович ответил, что, мол, не в его это компетенции. Э-Э-Э? А кто в доме хозяин? (Волховъ, №3, январь 2010).

На протяжении последних 20 лет интерес лингвистов к проявлению в разных типах текстов взаимоотношения «автор-адресат» неизменно велик. Социально-политическая ситуация в стране влияет на изменение этих взаимоотношений, прежде всего, в публичном дискурсе, поэтому изучение этого изменения невозможно в отрыве от реальной практики социального взаимодействия общественных институтов.


Василенко И.В.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Выпуск №8 историко-культурный и экономический потенциал россии: наследие и современность