страница1/6
Дата06.06.2017
Размер1.25 Mb.
ТипБиография

Вступительное слово


  1   2   3   4   5   6

www.brest-sv.com

Между миром и войной

Каждое историческое место по-своему уникально. Брестская крепость, однако, - особый свидетель. Ее почти двухвековая биография - это постоянное приготовление к битвам. Крепость запечатлела в себе самые драматические изломы европейской истории. Она всегда стояла между миром и войной - на самой грани.

Люди не раз переступали эту грань. И сегодня на континенте найдется не так много мест, где на небольшом пространстве были бы так тесно переплетены трагедии и подвиги.

Построенная в первой половине девятнадцатого века, Брестская крепость знала периоды расцвета и военного могущества, когда она считалась совершенным и почти неприступным стратегическим объектом. Но история соткана из парадоксов.

Самое знаменитое сражение Брестская крепость приняла почти через столетие со дня закладки ее первого камня 22 июня 1941 года.

Вероломное вторжение войск вермахта на территорию Советского Союза знаменовало новую стадию Второй мировой войны. Началась беспримерная по размаху и жестокости битва с фашизмом, которую в СССР справедливо назвали Великой Отечественной войной.

Гарнизон крепости первым вступил в неравную схватку с врагом. Советские воины продемонстрировали поразительное мужество, отвагу и стойкость. Подвиг защитников сделал Брестскую крепость легендой.

Эта легенда жива и сегодня.
Каменный страж

Брестская крепость - одна из жемчужин русской военной архитектуры. Она была основана на рубеже 30-х годов ХIХ века, и в последующем в ее укреплениях отразилась целая эпоха, отделяющая старинные армии, вооруженные кремневыми ружьями, от танковых дивизий, пикирующих бомбардировщиков и другого оружия времен Второй мировой войны. Это огромная, растянувшаяся более чем на столетие экспозиция военно-инженерного искусства. В ней при желании можно разглядеть очень многое: развитие разных армий и экономик, перекраивание политической карты Европы, совершенствование военной стратегии и тактики, поступь технического прогресса.

Впервые идею возведения крепости в Брест-Литовске в 1797 году выдвинул генерал-майор Франц Деволан. Древний Брест-Литовск стоял на оживленном торговом пути, природные особенности позволяли удачно использовать место слияния рек Мухавец и Буг как естественную водную преграду. Это было главным в предложении Деволана.

В 1807 году к идее возведения крепости обратился опытнейший военный специалист и реформатор, создатель российского Генштаба, инженер-генерал П.К. Сухтелен. Он разработал собственный проект.

Военные действия против Швеции, а затем большая война с Францией отодвинули эти планы. Однако опустошительное вторжение наполеоновских войск только укрепило царское правительство в желании иметь оборонную линию на западных границах империи. В 1823 году директор польского инженерного корпуса генерал И.М. Малецкий составляет очередной проект Брест-Литовских укреплений, Когда на российский престол взошел Николай I, строительство крепостей и флота стало приоритетом его государственной политики.

В течение десятилетия 1820-30 гг. разрабатываются еще два промежуточных проекта стратегических укреплений в Брест-Литовске. В 1829 году принимается принципиальное решение о возведении крепости (этому поспособствовало и завершение годом раньше строительства важного шоссе Варшава-Брест). Для детального знакомства с местностью и уточнения необходимых инженерно-геодезических данных в уездный город направляется инженер- полковник Л.И. Фельдман.

В 1830 году император Николай 1 одобрил проект крепости, автором которого являлся инженер-генерал К.И. Опперман (проект во многом опирался на предыдущие разработки П.М. Малецкого; топографические изыскания выполнил полковник Л.Я. Фельдман).

В 1831 году «строителем крепостей» в Царстве Польском назначается генерал-майор И.И. Ден. Вскоре он отправился в Брест-Литовск "для укрепления его". В декабре этого же года учреждается Брест-Литовская инженерная команда. Через год, в декабре 1832 года, для начала работ создаются военно-рабочая и арестантская роты Инженерного ведомства. Высшее наблюдение за строительством поручается генерал-фельдмаршалу И.Ф. Паскевичу - наместнику Царства Польского, светлейшему князю Варшавскому графу Эриванскому. Руководит возведением крепости Брест-Литовск начальник Западного Инженерного округа генерал-майор И.И. Ден. для закупок необходимых материалов централизованно выделяется 500 000 рублей.

В 1833 году император Николай 1 окончательно утвердил генеральный план создания крепости и 6-го июня были открыты массовые земляные работы - теперь по имеющимся чертежам. Вслед за этим И.И. Ден «... за «отличный успех», найденный Государем Императором при постройке ... Брест-Литовских укреплений» получает звание генерал-лейтенанта и 50 тысяч рублей ассигнациями. Уже 11 декабря этого же года из Киева в крепость переводят гарнизонную артиллерийскую роту. А 7-го мая 1834 года из Варшавы был переведен гарнизонный батальон, переименованный в Брест-Литовский. В следующем, 1835 году, крепость посещает император, чтобы лично ознакомиться с ходом начатых работ.



Наконец, 1 июня 1836 года в торжественной обстановке был заложен первый камень будущего "сердца крепости" - Цитадели. В основание казармы были заложены памятная бронзовая доска и шкатулка с монетами. Спустя 117 лет 19 апреля 1953 года, их найдут при разборке завалов у Брестских ворот Цитадели.

Рождение нового имперского форпоста сопровождалось драматическими, с точки зрения современных историков, событиями. На месте будущей Цитадели располагался город, насчитывавший более десяти тысяч жителей и восемьсот лет с момента основания! Великолепные, уникальные строения, символизирующие богатые культурно-религиозные традиции древнего Бреста, его ремесленно-торговый центр были по велению российского самодержца приговорены к гибели.

С началом земляных работ старый город шаг за шагом стирался с лица земли. Брест был перенесен на три километра на восток. Не сохранилось почти ни одного исторического здания на центральном острове; то, что не было сразу снесено, постепенно перестраивалось и приспосабливалось для нужд стратегической стройки. В 1835 году работы прерывались из-за сильнейшего пожара, довершившего уничтожение многих архитектурных раритетов древнего "детинца" - то есть зданий на островной части города.

Гигантская по тем временам стройка продолжалась несколько лет. 26 апреля 1842 года, после торжественного обряда освящения, над крепостью был поднят государственный флаг. Российская империя обрела еще один мощный оборонительный форпост.

Что представляла собой новая крепость Брест-Литовск?

Расположенное на острове, омываемом двумя рукавами реки Мухавец и Бугом, центральное укрепление состояло из многоугольной сомкнутой двухэтажной казармы протяженностью 1,8 км. Толщина внешней стены достигала двух метров, в ней были устроены многочисленные бойницы и амбразуры. С запада, севера и юга Цитадель прикрывали три отдельных, так называемых предмостных, укрепления - соответственно Тереспольское, Кобринское и Волынское. Наиболее грозным являлось Кобринское, располагавшее четырьмя бастионными фронтами, тремя равелинами и люнетом в его западной части.

Все предмостные укрепления защищал десятиметровый земляной вал (с кирпичными казематами внутри), а перед ним дополнительно - прорытые и заполненные водой каналы-рвы. Фактически стратегический объект был разделен на четыре острова общей площадью около 4 кв. км, окруженных водой каналов и рек Коммуникации обеспечивались 9-ю большими и малыми мостами. В Цитадели имелось около 500 казематов, способных вместить двенадцатитысячный гарнизон с припасами и амуницией, необходимыми для многомесячной обороны. Внешняя оборонительная линия крепости имела протяженность 6,4 км.

Крепость была первоклассной и, по понятиям того времени, практически неуязвимой. Великолепный оборонительно-опорный комплекс соединил в себе военную мощь и изысканные черты выдающегося архитектурного ансамбля. Например, канатный мост, перекинутый через Буг и соединявший Цитадель с Тереспольским укреплением, был самым совершенным во всей Российской империи. В 1840 году Военное ведомство пригласило польского художника М. Залесского для написания художественных полотен с видами крепости.

Значение Брест-Литовска как звена стратегической инфраструктуры было чрезвычайно велико. По сути, крепость прикрывала самый короткий и все более оживленный путь из Европы в Россию. Крепость не раз посещали августейшие особы, в том числе императоры России и Германии.

Тем не менее минуло всего пятнадцать-двадцать лет и многое в оборонительном потенциале Брест-Литовской твердыни оказалось утраченным. В мире наступал век промышленной революции. На вооружении армий появились нарезные орудия, что кардинально усилило точность и дальность артиллерии (примерно в пять и в два раза соответственно). Прежние укрепления не оправдывали себя. В соответствии с новыми реалиями крепости, как опорные элементы оборонительных систем, требовали значительного переустройства.

Совершенствование крепости Брест-Литовск сдерживалось отсутствием в казне денег. Россия вела непрестанные военные действия на Кавказе, потерпела тяжелое поражение в Крымской войне 1853- 1856 гг. Ресурсная база огромной империи была истощена, внутри страны нарастало антикрепостное движение. Военные реформы казались назревшими, однако проведены они были только в 1860- 1870 гг под руководством военного министра Д.А. Милютина. Тогда же, в 1864 году, была начата модернизация Брестской крепости.

В основу лег план генерал-майора Э.И. Тотлебена, талантливого инженера-фортификатора и военачальника, имевшего значительный боевой опыт. В частности, именно Тотлебен руководил сооружением оборонительных укреплений во время знаменитой обороны Севастополя.

Согласно плану было произведено утолщение защитного вала, сооружены дополнительные пороховые погреба (на 5 тысяч пудов), два новых подковообразных редута с казематами - Западный и Восточный. Наиболее значительным вкладом в оборонный потенциал Брест-Литовска явилось создание форта "Граф Берг" (строительство началось в 1869 и в основном было завершено в 1872 годах), Это было новое слово в истории крепости.

"Граф Берг", расположенный в километре северо-западнее Цитадели. прикрывал соответствующее направление и позволял вести артиллерийский обстрел обширной территории, которая оказалась вне зоны прямой видимости из-за высокой насыпи недавно сооруженной стратегической железной дороги Варшава-Брест.

Крепость уже к концу первого этапа реконструкции выглядела боеспособной и грозной. Ее огневая мощь внушала уважение: 312 нарезных и 286 гладкоствольных орудий, 30 нарезных и 129 гладкоствольных мортир.

Однако "Бог войны" - артиллерия - требовала новых жертв, гонка вооружений набирала обороты. Уроки франко-прусской войны (1870-1871 гг.), исход которой фактически решили 600 полевых орудий, отлитых из стали на заводах Крупна, способных делать два выстрела в минуту (потери прусских войск составили всего 5% от потерь французских), заставили расширить и ускорить модернизацию российских западных крепостей.

Ответом на ВЫЗОВ времени было дальнейшее развитие системы внешних укреплений, призванных затруднить блокаду гарнизонов и захваты тактически важных позиций на подступах к главным укреплениям. То есть сооружение отдельных мощных фортов.

В мае 1876 года в Брест-Литовск прибыла комиссия, возглавляемая генерал-лейтенантом инженерных войск Н.Н. Обручевым. Задачей группы военных инженеров было исследование местности и "привязка" к ней новых объектов.

На протяжении следующего десятилетия Брест-Литовск превращается в современную фортовую крепость. С 1878 по 1888 годы вокруг нее сооружается пояс из девяти фортов, расположенных в 3-4 км друг от друга и удаленных от Цитадели на 3-5 км. Каждый из фортов (им присвоили номера от I до IХ) мог располагать 20 орудиями и гарнизоном численностью до 250 человек Защитный обвод крепости увеличился до 30 км. Автор генеральной концепции переустройства оборонительной линии на западе империи, "фортификационный гений» Э.И. Тотлебен в свое время с удовлетворением писал в отчете Военному министру России: «Многие из произведенных работ составляют замечательные образцы военных сооружений, вполне применимых к современному состоянию военной техники».

Примерно в тот же период, в 1876 году на территории Цитадели было завершено сооружение православного Свято-Николаевского храма. Внутреннее убранство и великолепие храма потрясали воображение, он считался одним из красивейших из вновь построенных в Европе. Проект здания создал архитектор Д.И. Гримм - академик российской Академии художеств, а воплощение его в жизнь вместе с романской росписью стен и церковной утварью обошлись казне в период до 1906 года в 300 000 рублей.

Наступили 80-е годы девятнадцатого века. Технический прогресс в очередной раз изменил баланс в средствах нападения и защиты. Изобретение бездымного пороха и металлических гильз, появление затем фугасных зарядов придали сильнейший толчок развитию артиллерийских систем. Новые орудия были дальнобойны, точны, мощны и скорострельны.

Крепости опять оказались уязвимы.

До начала ХХ века устаревавшая Брест-Литовская крепость оставалась важным опорным пунктом русских войск, одновременно здесь велись работы по совершенствованию укреплений. Только в 1909 году принимается официальное решение об очередной модернизации всего оборонительного комплекса и возведении новых фортов. Планом предусматриваются ассигнования в размере 2 млн. рублей ежегодно в течение 10 лет. К работам в последующие годы привлекается целая плеяда выдающихся русских военных инженеров: Д.М. Карбышев, Б.Р. Добошинский, Г.И. Лагорио, И.О. Белинский, Б.М. Догадин. Их судьбы оказались переплетены с историей Бреста. Вторая модернизация крепостных укреплений намечалась глубокой, всеобъемлющей и, в случае полной реализации ее программы, кардинально изменила бы боевые возможности и характеристики брестской оборонительной системы.

В 1911 году проект реконструкции перешел в практическую фазу. 30 июня Инженерный комитет Главного инженерного управления одобрил детальный план развития крепости на десятилетие вперед. Он был утвержден российским Генштабом в следующем году. Еще через год, в 1913, начались масштабные работы, результатом которых должно было стать создание на удалении 6-7 км от Цитадели нового пояса мощных бетонных фортов. Эти сооружения отвечали требованиям современной обороны. Новые форты проектировались на месте - в крепость неоднократно приезжал главный разработчик, профессор Николаевской военно-инженерной академии генерал-лейтенант Н.А. Буйницкий. Форт VII модернизировался под началом Д.М. Карбышева. Кроме того, в расположении форта Граф Берг велось строительство уникальнейшего для всей России объекта - военного рефрижератора на 100 000 пудов мяса и 2 000 000 порций мясных консервов, производителем работ на нем были полковник П.В. Короткевич-Ночевной, штабс-капитан В.М. Догадин и выписанный специально из Варшавы опытный десятник А.В. Васильев.

Одновременно важные перемены произошли на существующей линии обороны - пять фортов (с IV по VIII) были перестроены и усилены бетоном. Работы по их совершенствованию были начаты еще в 1905 году и продолжались с разной степенью интенсивности до начала Первой мировой войны. Объемы их впечатляли - укрепления требовали 30000 кубометров бетона, на приготовление которого ушло столько же щебня и 8 000 тонн лучшего цемента. Стройматериалы доставлялись подрядчиками по договорам с инженерным управлением крепости. Все приемки материалов, равно как и выплаты рабочим, производились только в присутствии представителя государственного контроля.

Объем земляных работ в ходе второй реконструкции в несколько раз превышал объемы бетонных. Наиболее крупные и ответственные выполнялись особыми бригадами спецов, называемых "голлендорами" (бытовало убеждение, что они потомки голландцев). Голлендоры виртуозно отсыпали валы с помощью легких повозок, кузов которых составляли три широкие доски - днище и боковины.

Для каменных и плотничных работ прибывали сезонные артели из Рязанской и Калужской и некоторых других центральных губерний России, на бетонных были заняты поденщики из местных деревень. Самой высокооплачиваемой считалась команда тачечников - в ней были собраны люди огромной выносливости и силы, способные работать по десять часов в день. При том что каждая тачка, кроме собственного веса, вмещала 200 литров свежего бетона. Вот как описывает труд строителей очевидец событий: На укладке сорок женщин и подростков под звуки солдатской песни дружно враз ударяли трамбовками по бетонному слою....

Работы по реконструкции Цитадели и возведению фортовых поясов прекращались лишь с конца ноября по апрель, когда промерзала земля. Межсезонье использовалось для заготовки строительных материалов и подвоза их с помощью относительно недорогого санного пути.
ХХ век: МОЛОХ АГРЕССИИ

В первой половине ХХ века через Брестскую крепость перекатились волны нескольких войн. Она переходила из рук в руки, над ней развевались флаги разных держав. Крепость иногда безвозвратно теряла свои укрепления, почти не участвуя в боях и, напротив, воевала тогда, когда со стороны это выглядело безумием. На этом же историческом отрезке крепость стала местом заключения парадоксального Брестского мира, который, как показали следующие десятилетия, оказался всего лишь прологом еще одной кровопролитной войны.
ВЕЛИКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ АГРЕССИЯ

В августе 1912 года над Брест-Литовском кружили аэропланы, парил дирижабль. Публика с восторгом следила за показательными полетами, которые проводили летчики расквартированного в крепости воздухоплавательного батальона. Связь с небом дополнялась размещенной в крепости военно-голубиной станцией.

Так военное искусство прошлого, девятнадцатого, века наглядно соприкасалось с технологичным веком двадцатым.

Кроме "воздушного" потенциала, Брест-Литовская крепость располагала наземной силой. На рубеже веков в ней размещались четыре пехотных полка (5-й Калужский Императора Вильгельма, 1,6-й Либавский Карла Прусского, 149-й Черноморский, 152-й Владикавказский генерала Ермолова). Главную оборонительную мощь составляла артиллерия. Для ее эффективного использования было создано специальное управление, которое являлось крупной самостоятельной частью.

Через десять с небольшим лет, ко времени второй реконструкции Брест-Литовских укреплений, количество орудийных стволов в фортах и Цитадели перевалило за 2000. Возводились несколько новых бетонных фортов, выполненных по типовым проектам (форты Буйницкого, Малкова-Панина). По мнению тогдашних специалистов от фортификации, они могли выдержать обстрел полевой артиллерии и продолжительную осаду.

В 1913 году в городе и крепости текла размеренная жизнь. Продолжалась плановая модернизация оборонительных сооружений, шли военные занятия, а в парке Брест-Литовска в погожие дни играл оркестр и гуляла светская публика, значительную часть которой составляли офицеры и члены их семей. Центром вечерней жизни города являлась улица Шоссейная (пр-т Машерова), где располагались цирк, два кинематографа и лучшие рестораны. Еще один кинематограф был в Цитадели. Тамошние залы также часто навещали труппы известных артистов. В этот уютный и тихий уголок Российской империи едва ли докатывались раскаты далекого грома. Однако над всей Европой уже собиралась большая гроза.

Роковой выстрел в Сараево 14 июня 1914 года, каким был убит австрийский наследник престола Франц Фердинанд, явился спичкой, поднесенной к уже сложенному хворосту Европейский пожар был запрограммирован складывающейся исторической ситуацией. Научные открытия, технический прогресс, растущая индустриализация экономик в известном смысле опережали политическую мысль. Бурное развитие оборачивалось прежде всего гонкой вооружений, а сила неизбежно провоцировала воинственность. Правительства ведущих стран верстали военные планы гораздо тщательнее, чем планы мирного развития. Общественная жизнь Европы в значительной степени была под влиянием мощных идеологий, в которых революционные, шовинистские, националистические и прочие идеи могли легко использоваться для манипуляций сознанием масс. Можно сказать, что вся Европа была поражена вирусом агрессии. И вряд ли кто-то осознавал, что война в новом веке перестает быть универсальным способом определения "места под солнцем" для любой, в том числе самой успешной, нации.

Экономический и военный подъем Германии, длившийся десятилетиями, пугал великие державы. Еще 6 февраля 1888 года первый канцлер Отто фон Бисмарк провозгласил в германском рейхстаге: "Мы больше не просим о любви ни Францию, ни Россию. Мы не просим ни о чьем одолжении. Мы, немцы, боимся на этой земле Господа Бога, и никого более!"

Россия, долго выбиравшая между Центральной и Западной Европой, стремилась противодействовать германской гегемонии - хотя сама в огромной степени зависела от немецкого промышленного экспорта.

В свою очередь, Германия, правители которой упивались растущей мощью и стремились к мировому лидерству, опасалась капиталистического прогресса России, который вполне мог стать реальностью с учетом огромных ресурсов восточной империи. Промышленное производство в России в период с 1860 по 1913 год прирастало в среднем на 5% ежегодно. Валовой национальный продукт с 1900 года по 1914 увеличился на 219%. Население в канун войны составляло более 160 млн. человек - столько же, сколько в Германии, Англии и Франции вместе взятых.

В результате Сараевского покушения летом 1914-го дьявольский клубок военно-политического противостояния, дипломатических интриг и тайных стратегических замыслов начал разматываться без удержу. 19 июля Германия объявила России войну Вскоре Франция выступила на стороне России, а после того, как немцы растоптали бельгийский нейтралитет (гарантированный ими же всего год назад), к России и Франции 22 июля примкнула Англия. Это уравняло военные шансы союзников и Австро-Венгерской империи на морях.

Русские вступили в войну, располагал пятимиллионной кадровой армией. Какова была роль крепостей?




   Верховное главнокомандование по-прежнему полагало, что крепости должны составлять остов стратегической обороны и, кроме того, выполнять роль тыловых баз при наступательных операциях. Впрочем, в 1910 году, когда была затеяна коренная реорганизация российской армии, линию ее развертывания на Западном театре было решено переместить - с рубежа Вислы далеко на восток. В связи с этим все находившиеся в Русской Польше крепости предполагалось уничтожить, а оставить лишь четыре - Ковно, Осовец, Брест-Литовск и новую, находящуюся в стадии постройки крепость в Гродно. Однако спустя четыре года планы опять изменились. Первая линия обороны была вновь отнесена на Вислу, и три самых западных крепости - Новогеоргиевск (Модлин), Варшава и Иван-город (Демблин) - были сохранены. В целом в крупных русских крепостях были сосредоточены 5200 старых и 3148 новых орудий плюс 880 тяжелых пушек.

В Брест-Литовске с приближением войны начались усиленные приготовления. 13 июля комендант объявил о прекращении всех командировок офицеров инженерного управления. В первый же день после объявления мобилизации по его распоряжению из крепости должны были быть эвакуированы все семьи офицеров (поезд отходил в 3 часа ночи), с собой им разрешалось взять не более 2 пудов вещей на каждого члена семьи. Тем не менее, несколько женщин, несмотря на строгий запрет, остались в крепости, чтобы в случае надобности выполнять роль сестер милосердия и разделять тяготы осады.

На инженерных работах в пиковый период ежедневно было занято 70 тысяч человек и около 8,5 тысяч подвод. Только расход на заработную плату мастеровым и рабочим составлял 100 тысяч рублей ежедневно. Это огромная для того времени сумма.

К тому моменту грандиозный десятилетний план полной реконструкции укреплений был выполнен едва ли наполовину. Из-за сложностей финансирования форты и другие сооружения строились не одновременно, а в зависимости от их важности. При этом каждый из фортов намечалось сдавать в течение трех лет, соответственно все работы по перестройке тоже разбивались на три этапа.

  1   2   3   4   5   6

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Вступительное слово