• Предисловие редакторов
  • Предисловие
  • Введение



  • страница1/11
    Дата26.06.2018
    Размер1.6 Mb.
    ТипКнига

    Я. К. Бадридзе Волк. Вопросы онтогенеза поведения, проблемы и метод реинтродукции


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

    Я.К. Бадридзе

    Волк. Вопросы онтогенеза поведения, проблемы и метод реинтродукции


    В книге, на примере волка, как на модельном виде хищника, описываются проблемы и метод подготовки к реинтродукции выросших в неволе крупных хищных млекопитающих. Показаны необходимые условия содержания животных в процессе постнатального онтогенеза, для формирования поведения, включая способность к рассудочной деятельности, в пределах нормы, характерной для вида.

    Книга рассчитана на широкий круг специалистов, интересующихся вопросами онтогенеза поведения, высшей нервной деятельностью, экологией и проблемами восстановления исчезнувших в природе, или исчезающих видов крупных наземных млекопитающих.

    Предисловие редакторов

    Развитие человеческого общества издревле связано с благоустройством проживания людей, что неминуемо влечет за собой глобальные изменения природной среды. В этой связи нарушились и продолжают меняться сбалансированные в процессе эволюции живые природные системы, сокращается численность отдельных видов животных и многие из них исчезают с лица Земли. Наконец, и это касается прежде всего крупных хищных млекопитающих, на них охотятся, применяя самое совершенное современное стрелковое оружие. При этом и сейчас еще нередко объявляют отдельных хищников вредными, открывая тем самым неоправданное истребление группировок или целых популяций наиболее биологически совершенных животных, стоящих на самых верхних уровнях трофической пирамиды.

    Особым гонениям со стороны человека подвергается волк. Стройный, сильный и выносливый зверь, способный добывать крупных копытных, при случае не оставлял без внимания и домашних животных. Дурная слава «серого разбойника» тянулась за волком столетиями. Человек объявил ему беспощадную войну, и этот красивый зверь исчез во многих странах европейского континента. Между тем новейшие исследования экологии и поведения волка показали целесообразность его присутствия в экосистемах, и выявили механизмы благотворного влияния этого хищника на популяции копытных. Положение усугубляется тем, что экологическую нишу волка нередко занимают одичавшие собаки. Их стаи имеют сложную и совершенную социальную структуру, которая обеспечивает повышение их жизнеспособности. Появляются также волко-собачьи гибриды. Вред, причиняемый диким и домашним животным такими собаками и гибридами, намного перекрывает возможный урон, наносимый волком при добыче копытных для пропитания.

    В последние десятилетия в человеческом обществе сформировалось и продолжает шириться движение за гуманное отношение к животным, многие из которых наделены чувствами и системами жизнедеятельности, очень похожими на людские. Прямому преследованию диких животных, в том числе и хищных, начинают серьезно противодействовать различные слои населения. В частности, в разных странах стали появляться проекты, направленные на восстановление волка и его охрану, однако, их выполнение связано с известными трудностями. Заселение волка в отдельные страны или на новые территории за счет естественного распространения весьма проблематично, а в некоторых случаях и невозможно из-за отсутствия пригодных для передвижения коридоров.

    Реальный путь решения этого вопроса – реинтродукция. Так называют один из основных путей восстановления диких популяций. При этом чрезвычайно важно проведение экспериментальных работ, позволяющих анализировать результаты вмешательства человека в жизнедеятельность изучаемого вида с тем, чтобы не причинить ни ему, ни биоценозу в целом, непреднамеренного вреда, вместо ожидаемой пользы.

    Не затрагивая вопроса рационального использования крупных хищных млекопитающих, в настоящее время вопрос этот вызывает противоречия в обществе – восстановление и сохранение отдельных видов и влияние на состав их популяций невозможно без разработки проблемы реинтродукции.

    Подготовка животных к реинтродукции ставит перед учеными целый ряд вопросов, на большинство которых книга Я.К. Бадридзе дает убедительные ответы. О точности этих ответов свидетельствует практика – все возвращенные в природу волки нашли свое место в новой для них жизни.

    Один из таких вопросов – как избежать последствий неминуемого периода контактов волчонка с человеком. Проявленная им при этом забота ослабляет, а в отдельных случаях полностью «стирает» у животных естественный страх по отношению к человеку, вначале как к индивиду, а затем и на видовом уровне. Выпуск на волю таких животных, особенно хищников, бесперспективен – они будут пытаться контактировать с людьми, могут нападать на домашний скот и вскоре погибнут.

    В книге Я.К. Бадридзе приводятся результаты многолетних уникальных исследований формирования поведения хищных млекопитающих во всех возрастных периодах. Красной нитью через всю книгу проходит изящное экспериментальное подтверждение необходимости выполнения специальных приемов содержания волков, подготавливаемых для реинтродукции. Показано, как формирование основ пищевого, оборонительного, территориального и социального поведения в пределах нормы реакций зависит от их раннего опыта. Работа раскрывает перед читателем и специалистом поэтапное развитие волка от детеныша до взрослого размножающегося зверя. Показана удивительная по своей сложности толерантность вида, обеспечивающая ему высокий уровень выживания. Описан ряд особенностей поведения (запасание корма, возможное участие молодняка в выкармливании потомства, совершенствование приемов преследования, добычи и разделывания жертвы, обучение потомства приемам охоты), которые органично дополняют друг друга и обеспечивают этот высокий уровень.

    Многолетние полевые наблюдения позволили автору описать влияние ранжирования особей и наличия новорожденных волчат на состав семейной группы, а также особенности формирования у молодняка поведенческих навыков, направленных на повышение жизнеспособности семьи.

    Восхищает энтузиазм автора в достижении поставленной задачи, тонкое оперирование большим объемом фактического материала, последовательность направления исследования и строгий научный подход в разработке проблемы реинтродукции волка.

    Особое внимание уделено исследованию ответных реакций волков на различные раздражители естественной среды, формированию сложных комплексов поведения и рассудочной деятельности, обеспечивающих адаптацию и выживание выпущенных на волю зверей.

    Книга построена таким образом, что каждая глава – это цельное, законченное исследование. При этом каждая новая логически продолжает уже выполненную работу. Она является по существу первым глубоко научным руководством в решении ключевого для проблемы реинтродукции вопроса – как реабилитировать волчат, попадающих в руки человека в раннем возрасте, а также рождающихся в неволе. Книга может служить и практическим пособием, и справочником с обширной библиографией и предпосылкой к размышлению о проблеме реинтродукции и сохранения крупных млекопитающих в естественной среде их обитания.

    На наш взгляд, в книге можно было бы уделить больше внимания конкретным деталям содержания и выращивания зверей. Например, часы и нормы кормления, одежда экспериментатора, участие помощников в содержании животных и т.п. В этой связи наряду с этой книгой было бы целесообразно подготовить краткое практическое руководство непосредственно по правилам выращивания волков, хотя специалист, уже владеющий приемами реинтродукции, найдет в ней практически полный материал, освещающий основные приемы и направления в решении данной проблемы.

    Ценность книги Я.К. Бадридзе не ограничивается ее вкладом в решение проблем охраны природы. Не менее важны и некоторые другие ее аспекты. Среди них особо хотелось бы отметить раздел, посвященный изучению рассудочной деятельности волков. В настоящее время представление о роли этого фактора в обеспечении адаптивности поведения животных приобретает всеобщее признание, однако в период выполнения описанных в книге экспериментов такие работы были единичны не только в бывшем СССР, но и за рубежом. Отчетливое понимание роли этого фактора в формировании адаптивности поведения и, следовательно, в успешности реинтродукции волка в природу, привело автора в Московский государственный университет, в единственную лабораторию, где в тот период исследовали данную проблему. Так Я.К. Бадридзе сделался одним из самых последовательных учеников ведущего российского специалиста в области изучения поведения животных Л.В. Крушинского и принял участие в его работах по рассудочной деятельности хищных млекопитающих.

    Л.В. Крушинскому и его сотрудникам в многочисленных экспериментах на одомашненных псовых и кошачьих удалось показать, что хищные млекопитающие обладают отчетливыми зачатками мышления. Эти данные были подкреплены опытами на выращенных в неволе волках (а позднее медведях).

    Предложенные Л.В. Крушинским методики тестирования (прежде всего, опыт с «ширмой») давали этологам инструмент для оценки уровня рассудочной деятельности животных, органично включенной в репертуар повседневного поведения, в условиях, близких к естественным. Я.К. Бадридзе блестяще реализовал эти возможности.

    Он показал, когда и как у молодых волков появляется способность к экстраполяции направления движения пищевого стимула, и какие условия необходимы для ее нормального становления.

    Следует отметить также, что Я.К. Бадридзе первым среди последователей Л.В. Крушинского обратился к проблеме онтогенеза рассудочной деятельности и внес в нее значительный вклад. Он определил этапы созревания способности к экстраполяции пищевого стимула и установил, какие факторы среды необходимы для реализации максимально доступного этим животным уровня рассудочной деятельности. Выявление этих условий составило важную часть предложенной автором программы реинтродукции волка в природу.

    Нельзя не отметить, что Я.К. Бадридзе удалось глубоко проанализировать один из «проклятых вопросов», неизменно возникающих в связи с проблемой мышления животных – вопрос о соотношении когнитивных процессов разного уровня в обеспечении разумного поведенческого акта. Его данные свидетельствуют, что у шестимесячных волков появляется способность к переносу приобретенного ими опыта обхода непрозрачных преград при преследовании добычи в сходные ситуации. В отличие от этого истинная способность к экстраполяции – когнитивная функция более сложной природы – созревает позднее – только у годовалых животных. Именно взаимодействие этих механизмов обеспечивает надежное многократное решение задач на экстраполяцию у ставших взрослыми животных.

    Хотелось бы также отметить широкую теоретическую платформу автора. Так, при анализе рассудочной деятельности волков он обращается и к творческому наследию И.С. Бериташвили, что существенно обогащает предложенную им трактовку этого сложнейшего явления.

    В настоящее время показано, что интеллект высокоорганизованных животных достаточно многогранен и позволяет им решать разнообразные и разноплановые задачи. Особенно подробно спектр когнитивных способностей описан у приматов, меньше у птиц, тогда как в характеристике хищных млекопитающих имеется много белых пятен. В этой связи весьма информативен предложенный автором оригинальный тест, который позволили выявить у волков способность прогнозировать результат собственных действий. Это важный вклад в сравнительную характеристику рассудочной деятельности хищных млекопитающих, поскольку этот важнейший критерий разумного поведения был достоверно описан в основном у человекообразных обезьян.

    Таким образом, в небольшой по объему книге Я.К. Бадридзе читатель найдет ответы на широкий круг вопросов – от сугубо практических деталей выращивания в неволе полноценных волков до самых сложных аспектов их когнитивной деятельности. Впрочем, не только волков, потому что большинство разработанных приемов и сформулированных положений имеет вполне универсальное значение.
    Доктора биологических наук

    З.А. Зорина и В.С. Пажетнов

    ***



    Светлой памяти своих учителей

    отца моего Константина Бадридзе,

    Николая Наумова,

    Леонида Крушинского –

    посвящаю эту книгу.

    Предисловие

    Деятельность человека, который в погоне за благами природы забыл о том, что он сам является неотъемлемой ее частью, имела тяжелейшие последствия для животного мира. Человек разделил его представителей на «вредных» и «полезных». Естественно, что в категорию «вредных» были отнесены хищные, т.к. «они едят то, что человек сам мог бы съесть». Уничтожались и «полезные», ведь они «съедобные», впрочем, не только поэтому. Примеров истребления множество: бизон, зубр, горный лев, волк, медведь, ибекс, рысь и многие другие оказались на грани полного исчезновения. На охрану и восстановление этих видов сейчас затрачиваются огромные усилия и средства. Но во многих случаях восстановление вида стало возможно уже только методом реинтродукции в природу животных, выращенных в неволе. Такой процесс – сложная и многогранная проблема. Издание этой книги предоставляет мне возможность поделиться с коллегами 25-летним опытом ее изучения.

    Хочу выразить благодарность тем людям, без которых моя работа была бы невозможна, и помощь которых трудно переоценить. Я благодарен покойному ныне профессору Д.И. Бибикову, который не только консультировал меня, но и помог легализовать мои исследования, что в то время в Советском Союзе нелегко было сделать. Благодарен моим друзьям и коллегам: З.Гуриелидзе, Г.Тодуа и Л.Бутхузи, которые после 1979 года подключились к моим исследованиям поведения волка и во многом мне помогли; московским коллегам и друзьям: М.Гольцману, Н.Овсянникову, А.Пояркову, вместе с которыми мы долгими часами обсуждали проблемы поведения и экологии животных. Я искренне признателен доктору Д.Мичу. В свое время, он высылал мне работы иностранных авторов, найти которые всегда было проблемой в Грузии.

    Особо хочу поблагодарить Нели Гедеванишвили, которая в течение многих лет выносила жизнь дома со мной и моими волками.

    Глубоко признателен госпоже Мари Елен Четвин, основавшей в 1991 году в Швейцарии Фонд MGELI – Fund for the Caucasian Wolf, который оказал мне неоценимую моральную и материальную поддержку. Без помощи членов этого Фонда, финансовые пожертвования которых позволили мне провести научные исследования, я не смог бы завершить эту работу.

    Я выражаю также признательность всем сотрудникам NACRES – Научно-исследовательского Центра консервации видов за помощь и участие в работе.


    Ясон Бадридзе

    Тбилиси.

    Введение

    Динамика численности видов, составляющих фауну, учитывается с 1660 года. Поэтому именно эту дату Всемирный Союз Охраны Природы (МСОП) официально считает началом учета видов (Fisher, 1969). В 1996 году МСОП издал Красный Список (IUCN, 1996), который отражает степень угрозы каждому виду. Для того, чтобы ясно представить себе эту ситуацию, приведем таблицу 1.




    Таблица 1.

    Статус наземных позвоночных животных по классам (по IUCN, 1996).



    EX – исчезнувший;

    EW – исчезнувший в природе;

    CR – находящийся на критической грани исчезновения;

    EN – находящийся на грани исчезновения;

    VU – уязвимый;

    LR:cd – низкого риска: зависит от консервации;

    LR:nt – низкого риска: близок к риску;

    DD – статус не изучен.
    В первом издании Красной Книги Грузинской ССР (1982) 65 видов животных отнесены к категории редких и находящихся на грани исчезновения. В настоящее время готовится к изданию новая Красная Книга Грузии, в которую внесено уже 154 вида, но и этот список, к сожалению, нельзя назвать полным.

    Следует отметить, что официально зарегистрированное количество исчезающих и находящихся на грани исчезновения видов не отражает реальной картины, потому что, за редким исключением, практически не учитываются подвиды и географически изолированные формы. Исчезновение некоторых видов животных, в основном, предопределено двумя причинами: природными явлениями (экологические катаклизмы и старение вида) и влиянием человека. Причем лишь 25% видов исчезли в результате естественных причин, а исчезновение остальных 75% стало следствием деятельности человека. Эта ситуация не только не улучшается, но продолжает усугубляться. На сегодняшний день все виды, находящиеся на критической грани исчезновения, достигли ее по вине человека. К сожалению, Грузия в этом плане не стала исключением, как это следует из графика, отражающего динамику численности некоторых крупных млекопитающих в Восточной Грузии (рисунок 1).



    Рисунок 1.

    Динамика численности медведя (1), серны (2), оленя (3), косули (4) и дагестанского тура (5) в восточной Грузии.

    X – годы; Y – численность.
    Согласно графику, за период с 1991 по 1997 год численность крупных млекопитающих катастрофически снизилась, что объясняется, прежде всего, беспрецедентным браконьерством. На первый взгляд удивителен рост численности животных в период 1988 – 1991 годов. Причина этому – резкое ухудшение общей экономической ситуации, она отразилась и на браконьерах, для которых охота стала проблемой. Судя по имеющимся до 1985 года данным, пресс браконьерства удерживал численность животных примерно на одном уровне. Катастрофическое уменьшение числа представителей грузинской фауны приходится на период после 1991 года, т.к. в ходе гражданской войны в руки населения попало большое количество автоматического оружия, и на фоне безнаказанности началось беспрецедентное браконьерство.

    Анализ антропогенного воздействия на животный мир показал, что существует несколько причин сокращения численности или исчезновения видов животных: 1) неконтролируемая охота; 2) объявление «вредными» различных видов животных; 3) введение в регион новых нехищных видов, составляющих конкуренцию аборигенам; 4) введение в регион новых хищников; 5) уничтожение мест обитания вида. Анализируя существующую ситуацию становится очевидным, насколько важно не только остановить процесс сокращения количества видов животных, но и приложить все усилия для восстановления редких и находящихся на грани исчезновения. От этого, кстати, прямо зависит и повышение устойчивости экосистем, уровень которой определяется многообразием составляющих их видов.

    К сожалению, в настоящее время в Грузии численность представителей большинства видов, находящихся на грани исчезновения, настолько мала, что для их восстановления недостаточно осуществления лишь охранных мероприятий. Так, у нас осталось около десяти особей полосатой гиены – Hyaena hyaena, несколько особей переднеазиатского леопарда – Pantera pardus tuliana и т.д. Причины этого ясны.

    Надо подчеркнуть, что в Грузии, как и в целом на Кавказе, восстановление видов, находящихся на грани исчезновения, возможно только методом реинтродукции выращенных в неволе животных, так как виды и подвиды этой категории обитают только на Кавказе. Исключением являются несколько видов, в том числе полосатая гиена (Hyaena hyaena), которая распространена и в Африке, и в Азии. Однако, следует отметить, что таксономическая дифференциация этого вида практически не изучена. Но даже если допустить, что кавказская и среднеазиатская гиены не отличаются друг от друга, применить метод транслокации для ее восстановления в Грузии все равно невозможно из-за столь же низкой численности этих животных в Средней Азии. Приходится признать, что в мире уже немало регионов, где единственным способом восстановления исчезающих видов может быть метод реинтродукции выращенных в неволе животных.

    Вот уже несколько десятков лет во многих странах мира проводятся исследования редких и исчезающих видов для разработки методов их восстановления. Анализ существующего материала показал, что в настоящее время разработано три основных метода:


    1. целенаправленная охрана миграционных путей, по которым возможно проникновение из соседних районов редких и находящихся на грани исчезновения видов животных;

    2. транслокация, т.е. отлов животных в тех регионах, где их численность находится в пределах нормы, и перевоз их в те районы, где данный вид исчез или находится на грани исчезновения (IUCN, 1987; Rathbun, 1989 и др.);

    3. реинтродукция – размножение животных в неволе и последующее возвращение их в природу (IUCN, 1998; UFAW, 1992; Stuve, 1989; Soorae, 1997; Пажетнов, 1999 и др.).

    Ясно, что первый метод, как самый естественный и экономичный, является наиболее приемлемым. Но, к сожалению, использовать его не всегда удается, так как процесс сокращения численности животных принимает глобальный и интенсивный характер. Так, например, горная горилла сохранилась только в единственном регионе Африки и к тому же ее численность настолько мала, что о ее естественном расселении говорить не приходится. В этой ситуации неприменим и метод транслокации. В большинстве стран Западной Европы исчезли волк и рысь, а ближайшие популяции этих видов находятся столь отдаленно, что их естественная миграция маловероятна или исключается вовсе, как например, на Британские островов.

    Невозможно использовать методы охраны естественных миграционных путей и транслокации и в случае эндемичных для региона видов и подвидов. Примером тому могут быть распространенные только в Кавказском регионе и находящиеся на грани исчезновения рысь (Felis (Lynx) lynx orientalis), безоаровый козел (Capra aegagrus), тур (Capra cilindriconis) и др. Подобных примеров можно привести множество.

    Успешно решается проблема создания резерватов редких и находящихся на грани исчезновения видов животных для сохранения генофонда. Неоценимый вклад в разработку этой проблемы внес известный английский натуралист Джеральд Даррелл. Параллельно с этим проводятся эксперименты по реинтродукции в природу выращенных в неволе животных. Этот метод, особенно в применении к крупным хищникам, сопряжен со сложными проблемами (Бадридзе, 1987а, б; Hanshaw et al, 1979; Howard, 1981; Bomer, 1985; Phillips, 1988, 1989, 1990 (a, b, c); Phillips, Parker, 1989; Stuve, 1989; Rees, 1990; Badridze, 1991, 1994; Badridze et al, 1992).

    Анализ литературного материала и собственного опыта показал, что реинтродукция в природу и дальнейшее благополучное обитание на свободе выращенных в неволе пресмыкающихся, некоторых видов птиц, а также мелких млекопитающих не представляет особой сложности. Что же касается крупных млекопитающих, их реинтродукция связана со многими серьезными проблемами. Так, неудачей завершились эксперименты Хеншоу и его сотрудников (Hanshaw et al, 1979) по реинтродукции выращенных в неволе волков. Произошло это по следующим причинам:

    1. во-первых, у волков не было сформировано полноценное охотничье поведение, так как в подготовительный период им давали возможность нападать только на предварительно умерщвленных, подвешенных в естественной позе карибу;

    2. во-вторых, волки не избегали посторонних людей (охотников). В результате на воле выжили только те особи, которые смогли присоединиться к группе диких волков.

    Говард (Howard, 1981) пытался реинтродуцировать гепардов в естественную среду обитания. Анализируя полученные результаты, автор отмечает ряд отрицательных сторон эксперимента. В частности, реинтродуцированные животные не избегали людей, близко подходили к поселениям, разоряли курятники и скотные дворы, что создавало опасные конфликтные ситуации и для них самих, и для человека. Кроме того, они не умели выбирать подходящую жертву. Гепарды часто пытались нападать на жирафов, диких буйволов, антилоп гну, водяных козлов или ядовитых змей, что приводило их к травмам, а то и к гибели. По мнению автора, в дальнейших экспериментах следует исключить возможность любых контактов животных с людьми. Мы, со своей стороны, добавим, что к моменту реинтродукции необходима специализация хищников на определенный вид жертвы.

    На первый взгляд, успешнее осуществляется реинтродукция американского красного волка – Canis rufus (Phillips, 1988, 1989, 1990 a, b, c; Phil-lips, Parker, 1989; Rees, 1990). Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что и здесь есть непростые проблемы. Хотя звери, хотя и смогли освоить охоту на жертву средних размеров, но так и не преодолели тягу к человеческим поселениям, что часто становилось причиной их гибели. Следует отметить, что в районах реинтродукции (Северная Каролина) местное население практически не держит домашний скот, чем и объясняется отсутствие конфликтов из-за хищничества (с хищниками), проблемы хищничества. Но они, безусловно, возникнут, как только волки появятся в животноводческих районах. Некоторые из вышеуказанных проблем возникают и при реинтродукции крупных нехищных млекопитающих. Так, по данным Бомера (Bomer, 1985), после реинтродукции шимпанзе на остров Рубондо возникли серьезные проблемы взаимоотношений животных с местным населением. Шимпанзе не избегали людей, что часто приводило к конфликтам. Согласно данным Стюви (Stuve, 1989), у реинтродуцированных ибексов (Capra ibex) наблюдалась постоянная тяга к поселениям человека, поэтому очень сложно было удерживать их в районах реинтродукции.

    Бреитенмозер и соавторы (Breitenmoser et al, 2001), на мой взгляд, дают печальную статистику результатов реинтродукции некоторых хищных млекопитающих. Так, например: из 21-го проекта по реинтродукции псовых удачными оказались 8, неудачными 10, сомнительный результат в 2-х, а неизвестный в 3-х случаях.

    Следует отметить, что, в имеющейся мировой литературе мало данных о реинтродукции в природу выращенных в неволе крупных млекопитающих Несмотря на это выявляются следующие общие проблемы:



      • Выращенные в неволе крупные млекопитающие (хищные и нехищные) не только не избегают незнакомых людей, но и стремятся к населенным пунктам. По понятным причинам это увеличивает вероятность гибели животных. К тому же, в случае хищных млекопитающих возникает опасность конфликта с людьми и, как следствие, – враждебность человека к восстанавливаемому виду.

      • У выращенных в неволе крупных хищных не было сформировано полноценное охотничье поведение, что приводило либо к голодной смерти хищника, либо к тому, что он начинал охотиться на домашних животных.

    Следует обратить внимание еще на одну важную проблему, которая неоднократно обсуждалась на симпозиумах и конференциях, но не нашла отражения в литературе. На симпозиумах в Канаде (1982 г.) и Испании (1993 г.), участниками которых мы были, большое внимание уделялось обсуждению механизма денежной компенсации населению за ущерб, нанесенный реинтродуцированным хищником. В бюллетене программы восстановления мексиканского волка (Mexican Wolf Recovery Program, April, 1998) даны инструкции «What to do» на те случаи, если волк нанес ущерб фермерам или оказался на территории частных владений. В июльском же номере (Mexican Wolf Recovery Program, July, 1998) содержится информация о фактах нападения волка на домашних животных и случаях его непосредственного конфликта с человеком, окончившихся гибелью хищника. Подытоживая все эти сведения, можно сравнительно полно представить себе комплекс вопросов, связанных с восстановлением видов крупных млекопитающих и хищных в частности. Помимо указанных проблем, абсолютно не изучена реакция копытных на процесс восстановления хищных. В связи с этим очень важно определить темп реинтродукции и единовременную численность группы реинтродуцируемых крупных хищных.

    Необходимо учесть и имеющийся в литературе небольшой материал относительно реакции диких животных на человека. В свое время Уильям Пруит в письме к А.Н. Формозову (см. Формозов, 1976) описал реакцию волка, с которым ему довелось встретиться на необитаемом острове Девон. До этого случая волк никогда не видел человека. Фотография, сделанная с расстояния двух метров, свидетельствует о буквально исследовательском интересе, проявленном волком к двуногому существу. Сам автор пишет, что волк «собирался играть подобно собаке».

    В свое время мы описали звуки, которые издает дикий волк при опасности (Бадридзе, 1987 а, б, 1997; Badridze et al, 1992). Такие же звуки, так называемый «фыркающий лай», волки издают, когда чувствуют запах человека, его следа или слышат его голос. Подобное явление было ранее описано М. Павловым (1976) и А. Никольским с соавторами (1986).

    Наблюдения за выращенными в неволе волками, имеющими потомство, а также за дикими волками в природе показали следующее: при сопряжении вышеописанных звуков родителей с признаками человека (запах, голос или комплексное восприятие) у щенков, вырабатывается генерализованная реакция избегания человека по принципу обучения с одной пробы – one trial (Бадридзе, 1987а, б, 1997; Badridze et al, 1992). В дальнейшем при самостоятельном восприятии признаков человека у щенков развивается полноценная реакция избегания.

    Чтобы полностью очертить круг проблем, связанных с реинтродукцией крупных млекопитающих в естественную среду обитания, необходимо выяснить, какими поведенческими элементами должны обладать животные для их успешной реинтродукции в природу.

    На основе приведенного выше материала можно сделать вывод, что метод реинтродукции в природу крупных млекопитающих фактически не разработан. Тут необходимы фундаментальные исследования. Интересно, что некоторые из них, на первый взгляд, непосредственно к проблеме реинтродукции не имеют никакого отношения. Поэтому целью нашего исследования было изучение закономерностей формирования поведения некоторых крупных млекопитающих, чтобы в дальнейшем, опираясь на эти закономерности, разработать методику реинтродукции.

    Анализ литературного материала показал следующее:


    1. К моменту реинтродукции у хищника должно быть сформировано не только полноценное охотничье поведение, необходима его специализация на естественный для данного хищника вид жертвы.

    2. Территория, выбранная для реинтродукции, должна быть хорошо знакома реинтродуцируемому животному.

    3. У животного должна быть выработана прочная реакция избегания незнакомых людей («знакомые», т.е. исследователи должны иметь возможность наблюдения), что предостережет его от браконьеров и возникновения конфликтной ситуации с представителями местного населения.

    4. Реинтродуцируемые животные не должны нападать на домашних животных, что предотвратит возникновение антагонизма к ним со стороны местного населения и избавит от необходимости компенсации фермерам в случае урона, нанесенного хищником.

    Наряду с этим необходимо, чтобы животные, отобранные для реинтродукции, были полноценными с точки зрения сформированных в неволе поведенческих комплексов, таких, как пищевой (включая пищедобывательный), социальный и репродуктивный. Наряду с этим необходимо не только знание закономерностей постнатального формирования рассудочной деятельности, но и создание таких условий для развития животных, при которых эта врожденная способность будет полноценно формироваться.

    * * *

    Для выбора оптимального метода исследования следует очертить те основные принципы, на базе которых возможна его дальнейшая разработка, а также избрать модельный вид. Он должен обладать следующими признаками: быть представителем отечественной фауны, иметь высокоразвитую психику и, желательно, совершенную социальную организацию. Последнее требование усложняет достижение поставленной цели, но при положительном результате обеспечит возможность применения этого метода к любым видам наземных крупных млекопитающих. Именно с учетом этих требований в качестве модельного вида нами был выбран волк. Для успешной реинтродукции в природу выращенных в неволе хищных млекопитающих у них должно быть сформировано полноценное охотничье поведение. Кроме того, хищник должен хорошо знать район будущей реинтродукции. Последнее объясняется необходимостью знания мест, выгодных для засады, возможных направлений выгона жертвы и основных путей ее круглосуточных перемещений.

    Исходя из вышесказанного, во время подготовительного периода значительное время следует уделить освоению животным будущего места обитания.

    Очевидно, что реализация реакции избегания любого типа возможна только на базе эмоциональной реакции страха. Понятно, что у выросшего в неволе животного выработать данную реакцию на базе естественного звукового раздражителя невозможно. Поэтому единственный путь – вызывать страх искусственно. Достичь этого можно двумя методами: I).электрическим раздражением соответствующих структур лимбической системы мозга; II) на базе эмоциональной реакции, возникающей на фоне боли, вызванной электрическим раздражением кожи.

    В обоих случаях необходимо проведение полевых экспериментов, во время которых у животных должна быть возможность свободного передвижения. Поэтому тут требуется использование радиоуправляемых электростимуляторов.

    Мы остановили свой выбор на втором методе, потому что он: а) не требует изготовления стереотаксического атласа мозга, что предполагает умерщвление большого количества животных, б) он более пригоден в полевых условиях. Очевидно, что болевое раздражение можно отнести к негуманным формам обращения с животными. В свое время И.Бентам (см. Игнатовская, 1988) писал, что «при этической оценке наших действий по отношению к любому существу, первое, что нам приходит в голову, это – может ли оно страдать?» (с.234). Это, конечно, истина, но вспомним случаи, когда хирургу в экстремальных ситуациях приходится делать операцию без наркоза, и это не считается аморальным. Процесс исчезновения вида – тоже экстремальная ситуация, и если возможно его спасение за счет причинения кратковременных неприятных ощущений нескольким десяткам особей, то не стоит отступать перед этим. Если принять данную позицию, то в процессе реинтродукции станет возможным выработать у животных реакцию избегания незнакомых людей и угасить хищническую реакцию на любых домашних животных. Это позволит исключить антагонизм местного населения к восстанавливаемому виду.


    Материал и общая методика

    Приведенный в данной работе материал собран с апреля 1974 года по февраль 1995 г. включительно. Исследования проводились на содержащихся в неволе 96 волках (Canis Lupus cubanensis Ognev, – 12 групп) до 1-месячного возраста, из них на 78 волках (10 групп) – они продолжались до 5-месячного возраста, а над 39 животными (9 групп) – до их полового созревания и впоследствии.

    Эксперименты и наблюдения проводились как в полевых условиях, так и в вольерах (100 кв. м). Для сравнительного этологического анализа мы приводим материал, полученный в результате наблюдений за следующими животными: 3 тигра (P.t. atlaica – 1 самец и 1 самка; P.t. corbetti – 1 самец), 3 леопарда (Pantera pardus – 1 самка и 2 самца), 20 сторожевых собак, агрессивных к незнакомым людям (10 групп, от рождения до достижения половой зрелости); 24 взрослые козы, 16 овец, 11 лошадей и 16 ослов.

    Непосредственно к реинтродукции готовили 22 выращенных в неволе волка (4 группы). Причину, по которой был избран именно этот вид, мы обосновали выше. Кроме того, наблюдения проводились и за шестью семьями дикоживущих волков, привыкших к моему присутствию (продолжительность наблюдений – 1463 часа). Под наблюдением также находились 7 диких рысей с котятами (Felis (lynx) lynx orientalis – 2 часа), 860 самок оленей с оленятами (Cervus elaphus maral), 300 дагестанских туров с козлятами (Capra cylindricornis) и 37 стай одичавших собак (общая продолжительность наблюдений за последними – 584 часа). Одним из способов анализа полученного материала было сравнение данных, полученных на различных видах (диких, выращенных в неволе и домашних). Необходимость этого продиктована тем, что поведение выращенных в неволе животных может видоизменяться. Кроме того, при наблюдении за дикоживущими животными, вследствие естественных трудностей, не всегда удается полноценно проследить закономерности формирования поведения. Поэтому наиболее полную возможность выявить общие закономерности формирования и развития поведения дает сопоставление материалов, полученных обоими методами. Во всех случаях достоверность полученного материала рассчитывали по t критерию Стьюдента (Лакин, 1980).



      1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Я. К. Бадридзе Волк. Вопросы онтогенеза поведения, проблемы и метод реинтродукции