страница1/5
Дата14.08.2017
Размер0.64 Mb.

Юрий Харин Тайна Нострадамуса


  1   2   3   4   5


Юрий Харин
Тайна Нострадамуса

Пьеса для детского театра



Действующие лица и их краткая характеристика.
Жора Гвоздев. Современный молодой человек. Одет и пострижен по последней моде. Джинсы рваные в нескольких местах.

Коля. Приятель Жоры Гвоздева.

Наташа. Подруга Коли.

Серафима Львовна Гвоздева. Бабушка Жоры Гвоздева. Старомодная ,интеллигентная пожилая дама.

Матвей Кузьмич Зарецкий. Хозяин поместья.

Прасковья Никитична Зарецкая. Жена Матвея Кузьмича.

Катя Зарецкая. Дочь хозяев поместья.

Андрей Зарецкий. Сын хозяев поместья.

Барон фон Кратт. Богатый господин.

Глаша. Молодая девушка. Горничная Зарецких.

Лука Фомич Гвоздев. Прапрадед Жоры Гвоздева.

Действие 1.
Сцена представляет из себя комнату со всеми атрибутами начала ХХI века, но с некоторыми старинными предметами мебели. Посередине окно с тяжелыми портьерами. Слева и справа двери.

На сцене появляются веселые танцующие Коля и Наташа. Вскоре за ними появляется Жора Гвоздев, он кривляется, размахивает руками, скачет по комнате.
КОЛЯ (поет). Мы выбираем, нас выбирают,

НАТАША (поет). Как это часто не совпадает.

ЖОРА (поет). Я занимаюсь вальсом и танго, ну а девчонки боксом и штангой! Та-ра-ра-ри-ра та-ра-пам-пам! Та-ра-ра-ри-ра та-ра-пам-пам!

НАТАША. Слушай, хватит кривляться, смотреть на тебя противно.

ЖОРА. Ага, как вам, так духариться можно, а как мне, так нельзя, да?

КОЛЯ (машет рукой). Бесполезно с ним разговаривать. Как был никем, так никем и останется. (Обращается к Жоре.) Вот скажи мне — для чего ты живешь? Чтоб развлекаться да по клубам тусоваться, да?

ЖОРА. А че? Нада жить и радоваться, нельзя грустить и париться.

КОЛЯ. Таких как ты…

ЖОРА. Давно уж нет — их всех склевали крякозябры. Один я такой остался. Для прикола.

НАТАША (обращается к Коле). Слушай, а давай свалим куда-нибудь подальше от этого чудилы?

КОЛЯ. Только сначала перекусим. А то я прямо умираю от голода.

НАТАША. Ладно, пойду на кухню что-нибудь придумаю из еды. (Уходит.)

ЖОРА. А я пока прилягу для оттягу. (Подходит к дивану, ложится на него, но тут же встает.) Ну, ни фига себе! (Стряхивает с дивана крошки.) Диван — это не только место для сна и балдежа, но и неисчерпаемый источник крошек. (Ложится снова на диван.) Вот ты, шибко умный, можешь мне на пару вопросов ответить?

КОЛЯ. Я себе представляю — что это будут за вопросы.

ЖОРА. Чисто познавательные.

КОЛЯ. Тогда валяй.

ЖОРА. А чё сначала было, Адам с Евой или динозавры?

КОЛЯ. Да, вопрос, конечно, интересный.

ЖОРА. Выходит, ты не в курсе?

КОЛЯ. Признаться — нет.

ЖОРА. Тогда вопрос второй — почему, когда в ванне ногу поднимаешь над водой, она, блин, тяжелая такая? Что, слабо ответить, да?

КОЛЯ. Ну тебя!

ЖОРА. Значит, побазарить нам с тобой не получилось.

КОЛЯ. И не получится.

ЖОРА. А чё так? Было бы прикольно.

КОЛЯ. Только не с тобой.

ЖОРА. Ладно, чего ты такой сурьезный? Я же на тебя не наезжаю. Никто меня не любит, никто не понимает, пойду я на помойку, наемся червяков.
Входит Наташа. За ней входит Серафима Львовна, держа в руке большую модную молодежную сумку.
НАТАША. Жорка, тут тебя какая-то бабуля спрашивает.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Salut!

ЖОРА. Солите? Чего солите?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ах, да, вы же не понимаете по-французски. Впрочем, что от вас, нынешних, еще ожидать. Как там у вам говорят… Полный отстой.

КОЛЯ. Вы, извиняюсь, кто?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ah, mille pardons! Я ведь не представилась. Зовут меня Серафима Львовна. А пришла я вот к этому молодому человеку. (Указывает на Жору.) Ну, здравствуй, мой милый мальчик. Слава тебе, господи, нашелся, наконец!.. Но, боже мой, в каком ты виде!

ЖОРА. В смысле?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ну, как это у вас говорится… прикид у тебя такой… странный, если не сказать больше.

ЖОРА. А чё, прикид как прикид.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Господи помилуй, на кого ты похож!

ЖОРА. Да ни на кого я не похож, я сам по себе такой.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Господи, но как изменился масштаб жизни — страшно подумать!

ЖОРА. Ну, а вы, бабуля, тут чего трётесь? Типа щас в ментовку позвоню?

НАТАША. Извините его, он просто так трепется, без зла.

ЖОРА. Натаха, ты не встревай, я сам разберусь.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Merci, mon ange Nathalie, merci! Спасибо, что заступилась. Но ты не тревожься понапрасну, моя дорогая, я за себя еще могу постоять.

ЖОРА. Во бабуля раздухарилась!

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Угомонись, иначе будет тебе хуже некуда!

ЖОРА. Ты чего это?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ладно, времени мало, поэтому приступим сразу к делу.

ЖОРА. К какому делу-то?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Я принуждена попросить тебя, мой милый Georges, и твоих друзей послушать причину моего прихода сюда.

КОЛЯ. Хм, причина ясная — нас приструнить.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. А вот и ошибаетесь, молодой человек, я тут вовсе не за тем, чтобы шуметь, возмущаться и все такое прочее.

ЖОРА. А за каким тогда?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Mon chere amie, ты лучше помолчи и послушай, что я скажу.

ЖОРА. Да чего слушать-то?!

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. (прикладывает к губам указательный палец). Тихо, s'il vous plaît! А то не ровен час услышит кто. А посторонние нам сейчас совершенно ни к чему. (Возвращается к двери, в которую недавно входила, открывает ее, выглядывает наружу.) Тааак, никого нет. (Закрывает дверь, потирает руки.) Что ж, превосходно! (На цыпочках возвращается обратно.) Итак, мои дорогие, сейчас я вам поведаю нечто такое, что изрядно вас удивит. И лучше сядьте, а то в ногах правды нет.
Все садятся кто куда. Серафима Львовнана подходит к сумке, открывает ее, достает большой целлофановый пакет. Развязывает его, достает из него сверток и конверт.
ЖОРА. Ага. Чисто Змей Горыныч. Типа найди сундук, в сундуке зайца, в зайце утку…

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Подожди ты тараторить! (Разворачивает сверток, достает из него зеркало в старинной деревянной раме.)

КОЛЯ. А это что это у вас такое?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Un instant, s'il vous plaît. Одну секунду, сейчас я все расскажу. (Кладет зеркало рядом с собой. Вынимает из конверта лист бумаги, читает вслух.) «Я, Франсуа Кроз, находясь в здравом уме и ясной памяти, будучи предан французскому престолу и ее величеству королеве Франции Екатерине Медичи, вменяю себе в святую обязанность поведать, что имею в сохранении Зеркало Проекции Времени, переданное мне Мишелем де Нотр-Дамом. Сие зеркало есть доказательство того, что все сказанное Мишелем де Нотр-Дамом о ходе событий будущего есть истина, о чем он меня предуведомил. Имеющееся же второе Зеркало Проекции Времени передано Мишелем де Нотр-Дамом другому лицу, имя которого мне не известно. Каждое из сиих зеркал предназначено для прохождения в будущее и прошедшее посредством вращения оного. Причем одно полное вращение означает перемещение с разницей в сто лет. Воспользуйся же этим сокровищем, о Сын Северной Страны, и ты будешь жить счастливо, обладая богатствами в этом мире, увенчанный лаврами славы в Царствии Божием, чего я тебе искренне желаю. Аминь. Написано мною собственноручно в 12 часов пополудни 10 апреля 1567 года в Париже». (Перестает читать, многозначительно смотрит на присутствующих.) Ну, и как вам?

ЖОРА. Не знаю как народ, а я лично не врубился. Какой-то Кроз, а еще этот, как его Миша то ли Ван Дамм то ли не Ван Дамм.

НАТАША. Похоже на Нострадамуса.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Bravo! Bravo, mon chere amie Nathalie! Это именно Нострадамус, легендарный врач, мыслитель и пророк эпохи Возрождения. Вам это ничего не говорит?

ЖОРА. А чего это нам должно говорить?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Неуч! Да ты хоть знаешь, какое сегодня число и день?

ЖОРА. Ну, вроде четырнадцатое декабря. Ну и что?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. А то, что Мишель Нострадамус как раз и родился четырнадцатого декабря ровно пятьсот лет назад.

ЖОРА. И чего дальше?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. А дальше… дальше у тебя, Сын Северной Страны, появилась редчайшая возможность воспользоваться этой штукой. (Показывает на зеркало.)

КОЛЯ. Это что же, и есть то самое зеркало?..

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Именно! И вот поэтому Georges посредством этого зеркала имеет возможность пропутешествовать во времени. Например, в прошлое.

ЖОРА. И когда это?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА (глядя на часы). Ровно через десять минут.

КОЛЯ. А почему через десять минут?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Потому что тогда будет как раз подходящий момент.

НАТАША. То есть точное время рождения Нострадамуса?!

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Именно.

НАТАША. Серафима Львовна, а почему вы предлагаете слетать в прошлое Жорке, а не Кольке или мне, например?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Потому что это может только он. Так гласит наше родовое предание. Мой прапрадед привез это зеркало из Франции в 1813 году. Оно переходило из поколения в поколение и, наконец, попало ко мне. А от меня — вон к этому оболтусу, к моему внуку.

НАТАША. Так он что, ваш внук?!

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Именно.

ЖОРА. Ерундень какая-то.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ничего не ерундень.

ЖОРА. Эка ты, бабуля, загнула.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ничего я не загнула, так оно всё и есть.

ЖОРА. Ну и где же ты раньше была, а? Почему я про тебя ничего не знаю?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Да я про тебя тоже только что узнала. Письмо пришло, что ты — это ты. Вот я и здесь.



ЖОРА. И откуда оно, интересно, пришло?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. На прошлой неделе из Франции. От неизвестного мне лица. И там было предписание — открыть его сегодня. Что я, разумеется, и сделала. Так что, внучок, готовься — будешь первым путешественником во времени.

НАТАША. Неужели никто не рискнул воспользоваться этим зеркалом раньше? Почему?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Потому что согласно преданию сделать это можно только раз в пятьсот лет в точное время рождения Нострадамуса.

КОЛЯ. А путешествовать во времени можно только назад или вперед тоже?

СЕРАФИМА ИВАНОВНА. В завещании Кроза ясно сказано, что можно двигаться в обе стороны.

НАТАША. А кто этот Кроз такой?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Существуют сведения о его необыкновенной правдивости, религиозности и преданности королеве. Но сейчас речь не о нем.

ЖОРА. А почему именно я должен рисковать своей пятой точкой? Пусть кто-нибудь другой попробует, а я посмотрю, что и как.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Потому что все это проделать можешь только ты!

ЖОРА. Да почему я-то?!

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Да потому что ты! Впрочем, не будем тратить время попусту — у нас осталось ровно пять минут.

ЖОРА. Бред какой-то! Да и страшновато че-то.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Как говорили древние: Debes, ergo potes. Должен, значит можешь.

ЖОРА. А как, интересно, я вернусь обратно?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Не знаю. Но там, куда ты отправишься, тебя найдет Лука Фомич Гвоздев.

ЖОРА. Родняк что ли мой?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Твой прапрадед, олух ты небесный! Он один знает, как тебя, родственничка, вернуть назад. Mon Dieu! Знал бы он, кого там встретит, думаю, не стал бы даже и пытаться тебя искать. Но ничего не поделаешь, Fatalitê!

ЖОРА. Чего это?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Судьба, балбес ты этакий! Какие же у нас у всех потомки, не приведи Господь!

ЖОРА. А вдруг это просто разводка и прикол?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Тогда ничего не произойдет.

ЖОРА. А если произойдет?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Тогда это точно НЕ прикол. Тьфу, что за чертовские слова вы напридумывали!

ЖОРА. Чо-то я очкую. Стремно как-то.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Ничего не поняла.

ЖОРА. Да дрейфю я, вот что.

КОЛЯ. Да рискни, чего там. А то будешь потом волосья по всему телу от досады рвать.

ЖОРА. Ага, не тебе мотаться туда-сюда, а мне. Чисто кинуха «Назад в будущее».

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Давай, решайся, а то времени в обрез.

ЖОРА. А чо мне делать-то нужно?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА (беря в руки зеркало и передавая его Жоре). Бери. Только не разбей, иначе ничего не выйдет. Держись за ручку одной рукой. Держишься?

ЖОРА. Ну, держусь. Дальше-то что?

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Когда я досчитаю до нуля, ты другой рукой прокрути зеркало к себе один раз по полному кругу. Только один, понятно?

ЖОРА. Чего проще.

КОЛЯ. Ну, алконавт-космонавт, не пуха не пера!

ЖОРА. Да отвали ты!

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА (глядя на часы). Итак, внимание… считаю… 9… 8… 7… 6… 5… 4… 3… 2… 1… Ноль!

ЖОРА (прокрутив зеркало один раз по направлению к себе). Ёпрст, понеслась!
Ничего не происходит.
НАТАША. И чего?

ЖОРА. А черт его знает! Видать Астрадамус этот по ходу бухой был. И Кроз-паровоз такой же. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

СЕРАФИМА ЛЬВОВНА. Нет, это у меня часы спешат ровно на…
Внезапно гаснет свет, в полной темноте что-то вспыхивает, затем появляются быстро повторяющиеся яркие световые импульсы стробоскопа, сопровождающиеся фантастическими звуками. Так продолжается некоторое время. Внезапно стробоскопический эффект и фантастические звуки прекращаются. Свет зажигается. На сцене та же комната с той же обстановкой, в которой отсутствуют атрибуты 21 века и присутствуют атрибуты начала 20 века. Посередине комнаты стоит Жора с зеркалом в руке. Никого кроме него в комнате нет.
ЖОРА. Ну, ни фига себе! (Оглядывает себя.) Не врублюсь —это я или еще нет. Похоже, что я. (Осматривается по сторонам.) А где народ? Свалил что ли куда? Странно, вроде та же флэтуха, да что-то тут не так.
Входит Глаша, одетая по моде начала 20 века.
Привет, чувиха! Чего так чуднО вырядилась?

ГЛАША (испуганно). Ой, мамочки!!

ЖОРА. Фу, ты! Чумовая! Чего кричишь-то?

ГЛАША. Вы кто такие будете?

ЖОРА. Я? Я — Карлосон, который живет на крыше! Слушай Малыш, давай дружить?

ГЛАША. Вы чего себе позволяете?!

ЖОРА. Ну, ну, детка, не злись: это я ведь так только — для разговора...

ГЛАША. Никакая я вам не детка!

ЖОРА. А кто тогда?

ГЛАША. Я — горничная Глаша.

ЖОРА. Чо, в горнице живешь, что ли?

ГЛАША. Ну, да, тут, в барском доме.

ЖОРА. И чо ты тут делаешь?

ГЛАША. Барышне прислуживаю, и вообще — по дому.

ЖОРА. Скажи, а вот барышня твояа, она что, фишку сечет?

ГЛАША. Что она делает?

ЖОРА. Да умная она или как?

ГЛАША. Что вы! Очень умная!

ЖОРА. Это здоровско. Я тогда прямиком к ней. Пусть растолкует что к чему.

ГЛАША. Так, стало быть, вы к ней в гости пожаловали?

ЖОРА. Точняк!

ГЛАША. И зачем?

ЖОРА. Слушай, если я тебе скажу всю правду как есть – ты прямиком в обморок шмякнешься. Уж лучше я с барышней погутарю. Позовешь ее, а?

ГЛАША. Почему не позвать, позову.

ЖОРА. Ну и лады. Ты иди, зови ее, а я пока здесь покантуюсь.

ГЛАША. Что вы тут будете делать?

ЖОРА. Да побуду.

ГЛАША. А скажите, вы чьи такие будете? Как вас барышне представить?

ЖОРА. Да так… Скажи, знакомый ее и всё.

ГЛАША. Да вы кто такие? Мы ихних знакомых очень хорошо знаем.

ЖОРА. Кто я, кто я… Я орк седьмого уровня — вот я кто. (Нарочно зловещим голосом). Я чужезеееемец, несущий зло и смеееерть… уууууу!

ГЛАША (испуганно). Вы чего людей пугаете! Зловредный вы человек после этого!

ЖОРА. Да не, я смирный. Это я так просто, для прикола. С тобой и постебаться нельзя. Вся прям из себя такая сурьезная.

ГЛАША. Ну вас, я лучше пойду барышню позову, пусть она сама с вами разбирается. (Уходит.)

ЖОРА. Фигня какая-то замутилась. Лучше спрячусь куда-нибудь и позырю что и как. А заодно и зеркало сховаю. (Прячется с зеркалом за портьеру окна.)
Входят Катя и Глаша.
КАТЯ. Ну и где он?

ГЛАША. Да тут только что был. Странный такой, говорит чуднО. И одет не по нашему. А на голове вот так. (Разводит пальцы рук в стороны и поднимает руки над головой.) Чисто клоун, ей-богу.

КАТЯ. Ах, да перестань же ты, наконец! Я тебя серьезно спрашиваю.

ГЛАША. Христом богом клянусь — давеча здесь был.

КАТЯ. Все ты фантазируешь!

ГЛАША. Вот же ей-богу, барышня! Хоть икону снять!

КАТЯ. Признавайся — это ты всё выдумала, да?

ГЛАША (крестится). Истинный крест, не выдумала.

КАТЯ. Вот наказать бы тебя за глупые твои фантазии.

ГЛАША. Ваша воля, наказывайте, да только никакие это не фантазии. Вот был бы он сейчас здесь, увидели бы, что я правду вам сказала.

КАТЯ. Именно, что был бы. Да вот только нигде его не видать.

ЖОРА (выходя из-за портьеры). Это почему же не видать? Вот он я!

КАТЯ. Вам, сударь, что угодно?

ЖОРА. С вами, барышня, покалякать.

КАТЯ. И кто же вы такой?

ЖОРА. Жорка я. А фамилия моя Гвоздев.

КАТЯ. Не слыхала про такого.

ЖОРА. Ничего. Еще услышите.

КАТЯ. А… как это вы сюда попали? И откуда?

ЖОРА. Из одной далёкой-далёкой галактики.

КАТЯ. Признаюсь, я вас решительно не понимаю! Что за дичь такая!

ЖОРА. Да я и сам не очень врублюсь. Зеркало повертел и бац — прямиком тут.

КАТЯ (несколько иронично). Неужто так оно и было?

ЖОРА. Серьезно.

КАТЯ. По вашему виду не скажешь, что вы серьезный человек.

ЖОРА. А чем тебе мои причиндалы не нравятся? Шмотки самые что ни на есть клевые.

КАТЯ. Не понимаю я вашего языка. Вроде по-русски, а все равно что-то не то.

ГЛАША. Да барин, наверное, из цирка. Вчерась цирк к нам в город пожаловал.

ЖОРА. Чего ты гонишь? Ничего я не из цирка.

КАТЯ. Тогда почему так странно одеты?

ЖОРА. Почему странно?

КАТЯ. Потому что у нас так никто не одевается.

ЖОРА. У кого это у вас?

КАТЯ. Ну, в наше время.

ЖОРА. А какое сейчас время?

КАТЯ. Вы что, с луны свалились?

ЖОРА. Вроде того. Так сейчас какое время-то?

КАТЯ. 14 декабря 1903 года.

ЖОРА. Опа-на! Во куда меня занесло! Хотя… Эта… Серафима Львовна вроде как говорила, что прокрутишь зеркало раз к себе — и на сто лет тебя швырнет назад. Видать не соврала.

КАТЯ. Какое зеркало? И какая Серафима Львовна?

ЖОРА. Ну, это так… тогда… раньше… (Показывает рукой себе за спину.)

КАТЯ. Раньше?

ЖОРА. Ну да, сто лет назад. Нет, вперед. Нет, все-таки я… это… из потом прилетел. Черт, и не поймешь когда. Слушайте, девахи, а сейчас что, и вправду 1903 год?

КАТЯ. Да.

ЖОРА. То-то я смотрю всё у вас не так как надо.

КАТЯ. То есть как это не так?

ЖОРА. Да так что не так. Ну да леший с ним. Слушайте, мне бы надо обратно.

КАТЯ. Обратно?

ЖОРА. Ну да, назад, в свое время.

КАТЯ. Это куда еще?

ЖОРА. Назад, говорю, в будущее. Ну, чисто как в кино!

КАТЯ. Ничего не пойму. Какое кино? Какое будущее?

ЖОРА. Ну, в то, которое через сто лет будет.

ГЛАША. Вы, барин, наверное, всё придумали.

ЖОРА. Да ничего я не придумал! Говорю вам — мне нужно назад в свое время вернуться. Погостил — и хорош.

КАТЯ. И как же вы вернетесь?

ЖОРА. А я знаю?

КАТЯ. Кто же тогда знает?

ЖОРА. Этот, как его… Вспомнил! Лука Фомич Гвоздев.

КАТЯ. А кто это?

ЖОРА. Бабка сказала, что он вроде как мой прапрадед. В общем, он один знает, как меня двинуть назад.

КАТЯ. И где же вы его найдете?

ЖОРА. Да он сам должен меня найти. А пока он меня будет искать, можно я у вас тут поживу?

КАТЯ. И думать не смейте!

ЖОРА. Да чего вам, жалко, что ли? Я тут ненадолго пропишусь и слиняю, как только этот мой родняк меня назад кинет.

КАТЯ. Так вы и в самом деле из будущего?

ЖОРА. Стопудово. Зуб даю.

КАТЯ. Зачем мне ваш зуб?

ЖОРА. Да так у нас говорят.

КАТЯ. Глупости какие-то у вас там говорят.

ЖОРА. Значит, оставите меня тут? Чессное слово — я ненадолго. Тихо тут побуду и обратно к себе вернусь.

КАТЯ (Глаше). Иди сюда! Ты должна будешь мне помочь!

ГЛАША. Что вы задумали, барышня Екатерина Матвеевна?

КАТЯ. Слушай! Мы всех наших надуем! Вот что мы сделаем... (Шепчет что-то на ухо Глаше.)

ГЛАША. Да что вы! А если ваши узнают?

КАТЯ. А мы им скажем, что это мой кузен.

ГЛАША. Да кто ж поверит, что он ваш кузен? К тому же странный такой.
  1   2   3   4   5

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Юрий Харин Тайна Нострадамуса