• Письма Гуськова Сергея Гуськов Сергей
  • Письма Юрия Виленского
  • Цибуля Алексей Порфирьевич
  • Письмо Цибули жене.
  • Письма Владимира Павловича Демищика
  • Кривошеин Анатолий Григорьевич
  • Письма Кривошеина
  • Автора этого письма мы не знаем.

  • Скачать 247.53 Kb.


    Дата18.05.2018
    Размер247.53 Kb.

    Скачать 247.53 Kb.

    Здравствуй дорогой Ян




    Письма Валерии Патковской.
    Патковская Валерия Вильгельмовна родилась 25 июня 1922 года в г. Москве. После окончания с отличием средней школы в 1941 году поступает на первый курс Кр.МММИ им. Н.Э.Баумана. 1 мая 1942 года уходит добровольцем на фронт. Ее зачисляют красноармейцем разведывательного отряда штаба Волховского фронта.

    В ночь на 8 августа 1942 года в район Пскова была заброшена группа советских разведчиц. В группу, имевшую условное название «Вера», входили 20-летняя москвичка Валерия Вильгельмовна Патковская, 19-летняя Валентина Михайловна Голубева, 18-летняя Елена Степановна Силанова и Анфиса Алексеевна Горбунова, 23 лет. Группа имела задание обосноваться в Пскове и сообщать по радио командованию советских войск сведения о расположении частей противника, о передвижении войск и техники, строительстве оборонительных сооружений. Благополучно приземлившись, девушки на следующий день в районе Заречья наткнулись на карателей. В перестрелке погибла Лена Силанова. Трем разведчицам удалось уйти от преследования.

    Устроившись на конспиративной квартире в пригороде Пскова, они регулярно передавали по радио шифровки командованию из района Карамышево, Кресты, Черехи, где находились стыки крупных дорог, идущих из Пскова. В городе было сосредоточено много гестаповских частей и служб особого назначения.

    В конце августа девушки вынуждены были перебраться из удобной пригородной квартиры в Псков, так как старик, хозяин квартиры, был схвачен гестаповцами и зверски замучен. Девушки в это время были в Черехах. Став на учет на бирже труда, они вскоре устроились на работу: Валентина Голубева (под фамилией Изотова) и Анфиса Горбунова (Мазина) — на шпагатную фабрику, а Валерия Патковская (Щедрова) — переводчицей в одном из учреждений города. Руководящую роль в группе играла Валерия, хорошо знавшая немецкий язык. Это была смелая, находчивая девушка, с которой во всем брали пример подруги.

    Положение в городе становилось все более тяжелым: усиливались террор, провокации. Тюрьмы были переполнены. Открылись новые застенки на улице Ленина, которую захватчики переименовали в улицу Адольфа Гитлера. В Крестах был большой концентрационный лагерь, где за рядами колючей проволоки томились военнопленные, псковичи и крестьяне из окрестных деревень.

    Сохранилось письмо Валерии в Москву матери Анне Ильиничне перед отправкой в тыл врага. «Ответа от тебя я больше уже, наверное, не получу,— писала она,— потому что еду на задание. Ты сама понимаешь, что это связано с большими трудностями, которые надо преодолеть, и, конечно, надо быть готовой ко всему. Я все как следует обдумала, решила, что мне это под силу, и постараюсь выполнить задание с честью... Хотя и очень опасно, но думать о смерти не хочется. Хочется жить, работать, любить. И когда так думаешь, мысль о смерти уходит назад. Я знаю: смелый человек только один раз умирает, а трус много раз».

    Твердая убежденность в правильности избранного пути, добровольное решение идти в тыл врага и сделать все возможное для победы — только это определяло всю последующую жизнь Валерии и ее отважных подруг. Вот несколько донесений, переданных группой «Вера» армейскому командованию.

    «Я Вера. В квадрате 0480 «Г» в роще на правом берегу реки Черехи крупный склад горючего противника...»

    «Я Вера. Здесь, Карамышево-Вешки, большое скопление воинских эшелонов, идущих на Ленинград...»

    «Квадрат 0884 «Д» в Крестах — аэродром боевых самолетов. Квадрат 0884 «Г» в Крестах — склад авиабомб...»

    «Я Вера. После налетов нашей авиации возникли очаги пожара...»

    Подобные донесения, добытые с большим риском, помогали наносить врагу более ощутимые удары, и это наполняло сердца разведчиц радостью. В сентябре 1942 года в связи с очередной регистрацией населения их вызвали в комендатуру и там задержали, так как у них в паспортах не оказалось какой-то отметки. Первоначально, не имея против девушек никаких улик, их содержали в абверкоманде № 304 на Крестьянской улице, где жандармы занимались проверкой подозрительных лиц и документов, перевербовкой пойманных или перешедших к ним на службу людей. Режим там был свободней, чем в тюрьме, и разведчицы готовились к побегу. Но неожиданно все рухнуло. В абвер-команду привезли женщину, которая хорошо знала Валерию. Не выдержав пыток, на первом же допросе она назвала подлинную фамилию Валерии и показала, что Патковская является руководителем группы разведчиц. На следующий же день Патковскую и двух ее подруг перевели в гестаповскую тюрьму на Некрасовской улице и заключили в камеру № 1.

    Начались новые допросы и пытки. Следствие велось в помещении полевой жандармерии, в доме № 2 по Комиссаровскому переулку. Девушек подвешивали, жгли раскаленными прутьями, били самым зверским образом, но они твердо повторяли то, что сообщили при первом допросе.

    17 октября 1942 г.

    «Сегодня 17 октября 1942 года. Больше месяца сидим в этой одиночке. Нас трое. Мы честно выполнили свой долг перед Родиной. За это нас истязают фашисты. Что бы они ни делали, мы погибнем честно, как в бою. Прощайте, товарищи! Отомстите за нас.»

    Эта маленькая записка на листке из школьного учебника в 1957 году была найдена строителями за дверной коробкой в одной из камер бывшей гестаповской тюрьмы в Пскове. Листок был сложен вчетверо и пожелтел от времени. На одной его стороне кровью выведен контур красного знамени, а на другой — написан текст.

    Не добившись новых показаний, гитлеровцы расстреляли Валерию Патковскую, Анфису Горбунову и Валентину Голубеву под Псковом, в районе деревни Пески.
    ххххх

    Здравствуй дорогой Ян!

    Сегодня получила от тебя письмо. Ты пишешь, что это третье письмо, но второго я не получила. Живу я по-прежнему хорошо. Вчера вернулись из леса. Прожила там 4 дня. Хорошо, только жалко, что много комаров. Ян, у меня к тебе большая просьба, не оставляй мою маму. Узнай, пожалуйста, как она живёт, как у неё с деньгами и напиши мне. Если она нуждается, я смогу ей помочь, но мне надо знать, какое у неё сейчас положение. Гарик молодец. Я так и ожидала, что он уйдёт добровольцем в армию. Я всё-таки я за него немного боюсь. Я его считаю ещё малышом. Но надеюсь, что его поправят как надо. Ещё несколько дней будет отдыхать, а потом опять в лес. Я хотела поздравить Гарриньку с днём рождения, но у меня нет его адреса. Не забывай мою самую. Привет твоей маме, Юре и всем, кто меня помнит. С дружеским приветом. Жду письма. Жму крепко руку. Ещё привет Вале.

    Адрес: Москва 72, ул. Серафимовича, 2., Дом Правительства, Подъезд 24, кв. 48. Марослевскому Яну

    Обратный адрес: Действующая армия, почтово-полевая станция 337, почтовый ящик 15, Патковская.

    ххххх


    Здравствуй дорогой Ян!
    Вчера получила твоё письмо. Отвечаю тебе открыткой, потому что она дойдёт быстрее письма. О моей жизни ты наверно знаешь из моих писем домой. Я очень тебя прошу об одном, как хорошего друга. Помоги, пожалуйста, Гарику. Из твоего письма я вижу, что ты хорошо понимаешь его характер, знаешь его плохие и хорошие стороны. Он хороший парнишка, но ему надо помочь, посоветовать. Ты ведь сам понимаешь, что такой мальчишка не всегда посоветуется с мамой, а без отцовского совета иногда бывает очень трудно. Я это пережила на себе и поэтому прошу тебя не оставлять Гарика. Ты пишешь, что мама беспокоится за меня. Это напрасно. Будьте за меня спокойны. Я с честью выполню возложенную на меня почётную задачу - приблизить час победы над фашистскими зверями. Передаёт привет твоей маме, Володе, Юре, Юриной маме.

    С дружеским приветом, Валя!


    ххххх

    Здравствуй дорогой Ян!

    Вчера только написала тебе письмо, а сегодня получаю твою открытку. Во-первых хочу тебя отблагодарить за то, что ты остался мне хорошим верным другом и не забываешь мою мамулиньку. Я конечно не сомневаюсь в этом, но мне было очень тяжело получить от мамы письмо, в котором она пишет, что ты к ней не заходишь и не звонишь. Я поняла, что тебе некогда, но всё-таки это меня мучило. А сегодня я совсем успокоилась. Мамуля пишет что ты к ней снова заходишь. Спасибо! Я живу по-старому. Теперь я старшина в группе. Вся группа ушла на 2 дня в лес на занятие с командирами, а я немножко плохо себя чувствовала и осталась. Сегодня мне уже совсем хорошо, жду их, не дождусь. Я по ним уже соскучилась. Уже срок прихода прошёл, начинаю волноваться. Дорой Ян, жду с нетерпением от тебя писем. У меня к тебе есть просьба. Если нетрудно, выполни её или попроси мамулю. Я очень хочу найти Феликса. Позвони, пожалуйста, по телефону Е1-67-13, вызови его родителей и спроси где сейчас Феликс. Адрес я его забыла, кажется Пятницкая улица, дом 52? Или что-то вроде этого.

    Если тебе нетрудно, сделай это. Потом у меня в столе или в голубом столе в ящике, лежит папка с письмами, там должно быть Феликса письмо с адресом, где он был до войны. Может быть там можно узнать. Очень жаль, что мало литературы художественной и специальной, но прислать кажется нет возможности.

    С дружеским приветом. Жму крепко руку. Валя. Передай привет мамам – твоей и моей.

    Привет из далёкой, но близкой тебе Москвы.


    ххххх

    22/I-42 г.

    Дорогая Евуся!

    Получила от тебя открытку, правда с большим опозданием. Я написала тебе ответ и всё удивлялась, что ты мне не отвечаешь. А недавно я узнала, что в тот день, когда я опустила открытку, этот почтовый ящик был сломан и письма пропали. Так что решила написать ещё.

    С тех пор как ты уехала прошло уже несколько месяцев и у меня многое изменилось. Около месяца я ничего не делала. Потом, наконец, решила, что пока институты не занимаются, пойду работать. Я поступила на знаменитую фабрику. Ты, конечно, слышала по радио, что многим полкам, героически сражающимся с немецкими оккупантами, присвоены звания гвардейских и они получают гвардейские знамёна. Вот их-то и вышиваю. Правда, работа очень трудная и серьёзная, я думала, что не справлюсь. Её вышивают художницы, которые работают на золотошвейной работе 15-20 лет. Хотела пойти ученицей, но мне дали задание, я с ним хорошо справилась и меня приняли в качестве художницы-вышивальщицы. Работы очень много. Работаем дома бригадой по четыре человека. У нас с мамой рабочие карточки. Зарабатываю хорошо. За первый месяц получила около 900 рублей, но и работала, правда, много. Я видела, Евуся, многих героев Отечественной войны, которые приходят получать готовые знамёна. Один раз даже, когда я принесла знамя сдавать, меня встретили очень хорошо. Трое политработников из гвардейской бригады поблагодарили меня за хорошую работу и крепко пожали мою обмороженную руку так, что я даже вздрогнула. Но было очень приятно.

    Когда по радио объявили, что начинают заниматься институты, я хотела пойти учиться, не бросая работы, т. к. я выполняю норму на 30%, а я бы смогла учиться и в то же время давать норму. Но я узнала от многих, как они занимаются. Например, машиностроительный институт занимается 9 часов в неделю, другие больше, но не так как бы я хотела заниматься. Решила обождать до следующей осени, а там видно будет. Я заходила в наш институт. Там сейчас работает большой завод и заниматься не начнут. В других институтах даже если большая часть успеха, начали заниматься оставшиеся.

    Мама работает вместе со мной в бригаде, но больше красит креп-дешин, чем вышивает. Гаррик работает в агитбригаде Киевского района при МПВО помощником режиссёра, но как общественная работа, т. к. ему нет ещё 16 лет. Сейчас у нас жуткий мороз. Меня мучают руки. Часто не сплю ночами из-за них, но наверно скоро потеплеет и они отойдут. Из-за рук на улицу выхожу редко, только на работу и в магазин. Мы прикреплены к рыбному магазину на рынке и там почти без очереди получаем продукты. Я ездила несколько раз в деревню к тёте Зине (Бел. Ст.) когда было потеплее. У них немцы не были, но пулемётными очередями с самолёта убили несколько колхозников за работой и две лучшие лошади. Я один раз попала в такой момент, но счастливо удалось спастись с тётей Зиной. Рядом с нами за несколько шагов этот стервятник убил жеребёнка. Но потом я видела, как его сбил наш ястребок. Пуда ему и дорога, гаду.

    Евуся, напиши, как живёшь. Привет маме и папе. Целую. Валя.


    ххххх

    15.II.1942 г.

    Дорогая Евуська!

    Получила вторую твою открытку. Ты удивляешься, что не получила от меня ответа. Но теперь надеюсь, ты получила моё письмо. О своей жизни я тебе всё там написала. Пока всё идёт по-старому. Об институте ты уже знаешь от Туси, но я тебе тоже напишу, чтобы ты знала поточнее.

    Я тебе уже писала, что в проходной института работает Валя Любимова из нашей группы. Она обещала мне позвонить. Я уже думала, что она забыла и вдруг звонит. Я зашла за Тусей и в тот же день помчались в институт. Сказали, что может быть начнутся занятия к началу марта, но всё зависит от того сколько соберётся студентов. Надо было снова заполнить анкету, написать заявление, принести зачётную книжку, 2 фотокарточки и справку из домоуправления. Карточек у нас не было. На другой день снялись в забегаловке на Самотеке, надоели фотографу и с большим трудом он нам через два часа вручил… мокрые наши изображения. Мы с Туськой поправились и выглядели ничего, но с карточек на нас смотрели какие-то расплывшиеся надутые физиономии; но ничего для пропуска сойдёт. Приехали в институт в последний момент. Заходили в отдел кадров, там увидели нашего зам. декана Михайла Степановича. Хотели с ним поговорить, но он был сердитый, ругал каких-то рабочих. Потом мы его уже больше не видели. Он очень похудел. Между прочим, в одной половине института (примерно от главного входа и всё крыло где чертёжный зал) очень тепло, а в другом крыле не топят. Жалко было уезжать из института, но мы ушли, чтобы скоро вновь вернуться. Зашли к Вале домой (она живёт во дворе института), но её не было дома. Оставили ей записку, чтобы она позвонила, но она опять нас забыла. Думаю завтра сдать работу и съездить в институт. Когда мы были там, нам сказали, что подано 16 анкет, но многие наши, которые после отъезда института перешли в другие институты, не могут никак оттуда удрать, но если человек захочет, он добьётся своего. Если их не отпустят, они постараются всё-таки удрать.

    Как только я узнаю что-нибудь определённое, напишу.

    Евуська! Напиши мне, хочешь ли ты приехать, если будет возможно. Я слышала в институте как говорил один мужчина (он наверно будет директором), что насчёт вызовов всё будет в порядке. Если удастся получить для тебя вызов, то я получу и пошлю тебе, а ты на своё усмотрение решишь что делать.

    Сегодня воскресник и у нас в квартире все работают, поэтому тихо как в обыкновенный рабочий день. Я тебе уже писала, что в комнате Иркаевых живёт нач. нашего отд. милиции с женой Варенькой. У них была дочка 12 лет. Как началась война они её отправили в деревню к бабушке. Недавно приехал Варин брат оттуда и сказал, что в деревне были немцы, но теперь ушли, многие односельчане убиты, некоторые дома сожжены, а у Варенькиной дочки от долгого пребывания на морозе отморожены руки и ноги и кто-то её взял к себе в подвал. Но он сам точно ничего не знает. Варин муж взял отпуск на несколько дней и поехал за дочкой. Приехал он вчера один. Оказывается их деревню и все окружающие нельзя найти, т. к. немцы сравняли их с землёй, всё сожгли. Но остался один дом. Там он увидел своих односельчан, а дочка уже похоронена. Немцы её убили. На нас всех это известие жутко подействовало. Вареньке не сказали, не знаю что она сделает если узнает. Ко мне одно время повадилась ходить Люська Мачкина, то ей переведи, то принесёт билеты в театр, но теперь не ходит. Больше никого не видела, совсем зарылась в работу.

    Ко мне приходил мой племянник, я его раньше не видела. Ему теперь 2 с половиной года. Решил раз тётка не идёт смотреть на меня, пойду я посмотрю на неё. Подрос и пришёл с тётей. Чудный мальчонка! Знаешь как на открытках, беленький, кудрявенький, синеглазый. Весь разговор о лошадках. Хотела подарить ему лошадку, чтобы он на ней сидеть мог, обошла всю Москву – нет. Прямо не знаю что ему подарить.

    О чём бы я не думала, все думы и мечты сводятся к институту. Но если буду учиться, пока бросать работу не буду.

    Евуська! Напиши мне как ты живёшь, что делаешь. Пришли свою карточку. Привет маме и папе. Гаррик и мама шлют тебе привет.

    Жду от тебя писем. Целую. Валя.


    ххххх
    2.7.42 г.
    Дорогая Иннуленька!
    Не знаю дойдёт ли это письмо вовремя, но надеюсь, что дойдёт.

    Поздравляю тебя, Иннуленька, с днём рождения. Желаю тебе всего хорошего в жизни, а главное, чтобы ты была всегда счастлива и здорова. Надо любить жизнь и строить её так, чтобы с достоинством можно было оглянуться назад и сказать, что жизнь прожита хорошо. Ты знаешь, Иннуленька, как хочется жить, когда жизни грозит опасность. Но я надеюсь, что смогу эту опасность преодолеть и вернуться домой после нашей полной победы. Писать больше наверно не буду, скоро уезжаю на правительственной задание. Иннуленька, заходи к моей мамуле, будь ей второй дочкой, пока меня нет.

    Будь здорова дорогая, береги свою маму.

    Целую вас двоих крепко. Пока не спешите, хотя очень хочу получать от вас письма.


    I.8.42.
    Дорогая, милая Иннуленька!
    Получила от тебя письмо, но золотко не могу много сейчас писать. Прости, очень некогда. Живу хорошо, уехать никак не могу, мешать погода, что с твоей мамулей? Передай ей, чтобы она не болела. Целую тебя, дорогая, крепко, крепко, а также тётю Олю. Привет Маше и соседям.

    Целую крепко, крепко. Валя

    Может быть напишу ещё, если смогу.

    26.5.42.


    Здравствуйте, мои дорогие мамуля братишка!

    Я живу по-старому. Много занимаемся. Сейчас двухчасовой перерыв на обед. Мы уже пообедали и осталось время дописать письмо.

    Вы спрашиваете, как мы здесь проводим свободное время.

    Есть у нас патефон. Но он настолько дряхл, что не играет, а шипит. Но мы всё-таки ухитряемся танцевать под этот шип.

    Играем в волейбол. А чаще всего, собравшись вместе, поём. Особенно часто вспоминаем Москву, а песни о Москве - наши самые любимые. Очень хочется хотя бы одним глазком взглянуть на любимые улицы, парки и дома, побывать в институте, а вечерком собраться всем вместе и подумать: что мы сделали на этот день. Но, несмотря на это, если бы мне и всем нашим девочкам (я за них могу ручаться, как за себя) предложили сейчас вернуться в Москву, никто бы не согласился.

    Родина и комсомол воспитали нас, помогли нам расти, разбираться в своих мечтах и осуществлять их. Теперь настало время, когда Родина ждёт нашей помощи, и наша дружная молодёжь, комсомольцы помогут любимой Родине сбросить со своего тела паразита, который временно сосёт её кровь. А участь таких паразитов известна всем наперёд.

    У нас здесь очень много хороших людей. Особенно теперь я стала разбираться в людях и понимать, какие из них настоящие советские патриоты, а какие просто людишки.

    Я очень и очень жалею, что у меня было так много свободного времени, и я очень мало читала и занималась.

    Когда я приехала сюда, мне с каждым днём становилось всё яснее, как много знаний нужно иметь, чтобы прожить не так: “день прошёл - и хорошо”, а так чтобы принести какую-то пользу себе, своим близким и своему советскому народу”.

    В письме от 11 июня Валерия писала матери:

    “…Теперь я думаю об одном. Скорее бы поехать на задание и выполнить свой долг перед Родиной…

    Вчера был день рождения Вали Голубевой из моей группы. Заодно отпраздновали её день рождения и награждение её медалью “За боевые заслуги”. Это за работу, которую она проводила, когда мы были ещё в Москве. Молодец дивчина! У нас все хорошие девчата…

    Я услышала здесь замечательную песню “Мама”. В ней такие искренние слова. Хочется много написать, но лучше напишу песню, он всё за меня скажет.

    ……………………………………………………………………………………………….


    Да, я скучаю по тебе невероятно.

    Я знаю, что буду далеко от своих родных и знакомых, но вспоминаю папанинцев. Как они жили мечтой попасть на Большую землю и в то же время выполняли свою сложную работу. И они ведь старались сделать больше, как можно больше. И я так буду стараться. Ведь жить прозябать, небо коптить - неинтересно”.

    За несколько дней до вылета на задание Валерия сообщала:

    “Ответа от тебя я больше уж, наверное, не получу, потому что уеду.

    Ты сама понимаешь, что это связано с большими трудностями, которые надо преодолеть и, конечно, надо быть готовой ко всему.

    Я все ещё раз, как следует, обдумала и решила, что мне под силу, и постараюсь выполнить задание с честью.

    Я понимаю всю ответственность, которая ложится на меня как на старшую группы. Девушки со мной очень хорошие, опытные. Живём мы все очень дружно и, конечно, будем стоять друг за друга горой. С такими не пропадёшь, и очень интересно и ответственно руководить такой группой. Но я даю тебе слово, как маме, что с честью выполню свою задачу, оправдаю доверие командования.

    Надеюсь вернуться домой. Хочется жить, работать, любить. И когда так думаешь, мысль о смерти уходит назад. Я знаю, что смелый человек умирает один раз. А трус - сто раз. Буду смелой, осмотрительной и чётко выполнять все указания.

    Я очень изменилась. Характер стал более выдержанный, спокойный, уверенный. Я научилась лучше ценить людей, ценить свою жизнь и жизнь окружающих.

    Родными мне стали здесь старший батальонный комиссар и майор. Хочется быть похожими на них.

    Крепко, крепко тебе обнимаю и целую мысленно много, много раз.

    Твоя Валька.


    хххххххх
    Письма Гуськова Сергея
    Гуськов Сергей студент МММИ им. Н.Э.Баумана, член сборных института по волейболу и баскетболу. С конца июня по сентябрь 1941 года – на строительстве оборонительных рубежей в районе Вязьмы. В октябре 1941 года вступил в ряды вновь созданной 3-й Коммунистической дивизии, взвод разведчиков. После тяжелого ранения возвращается в МВТУ, оканчивает факультет «О». Работал секретарем Сокольнического райкома ВЛКСМ.
    ххххх

    Здравствуй Саша!

    (из письма секретарю комитета комсомола МММИ Педосу Александру)

    Нахожусь я сейчас в г. Горьком в госпитале. 14 августа был ранен сильно в обе ноги. На левой перебита кость - большая берцовая. А на правой ноге повреждены только мягкие ткани, но так, что осталась одна мышца, которую собрали в кучу и сращивают. Но я не падаю духом - выздоровлю. Пиши, как у вас там, а у меня так. Передай привет Милке и Коркину - пусть пишет и ты тоже. С приветом С.Г.


    ххххх
    Здравствуйте, мои дорогие!

    Получили ли вы мое письмо, которое я послал вам 26 декабря?

    Я вернулся в свою часть назад, потому, что мне еще рано быть командиром. Так мне там и сказали.

    Я очень рад, что вернулся в свою часть к своим командирам и своим ребятам. Я думаю, что рядовым бойцом еще рано послужить, а то только попал в армию и уже командовать.

    Приезжала ко мне тетя Наташа, посидели, поговорили. Теперь мы числимся тыловой частью, хотя адрес остался прежним. Усиленно занимаемся. Недолго то время, когда пойдем на передовые позиции бить немцев.

    Нам всем выдали валенки, теплые, белые. Теперь вот мыслю, как переправить вам те валенки, которые вы мне прислали. Может когда-нибудь, кто-нибудь заедет.

    Новый год встретили очень хорошо. Выпили за ваше здоровье, получили подарки, даже елку устроили. И все смеялись над одним стихотворением, которое написал батальонный комиссар Шарманов, и которое было напечатано в журнале «Фронтовой юмор».

    Вот оно: - Черт меня в Москву принес через всю Европу

    Завопил кровавый пес, когда русский злой мороз

    Ухватил его за…….

    Метко сказано.

    Вот так мы и живем. Больше писать пока не о чем. Отвечайте почаще. Или вместе приезжайте.

    Посылаю вам еще справку – может быть пригодится она вам.

    Ну вот пока и все. Желаю вам в новом году всего хорошего. Привет всем знакомым. Пишите.

    До свидания. Сергей. 8 января 1942 года

    P.S. О получении справки напишите.



    Письма Юрия Виленского

    Юрий Давидович Виленский в МВТУ был секретарём комсомольского бюро факультета Э. Комсомольским вожаком он был и на фронте. С группой разведчиков 3-й Московской коммунистической дивизии он 20 дней находился в глубоком тылу у врага. Их группа уничтожала связь противника, срывала подвоз боеприпасов к фронту, наводила панику на немецкие гарнизоны. В одном из боёв Юрий погиб. В «Бауманце» от 9 сентября 1961 года было напечатано:

    «геройски погиб секретарь бюро ВЛКСМ фак. Э, заместитель командира по политической работе, гвардеец Юрий Виленский. «Помни, - писал он с фронта секретарю комитета ВЛКСМ МВТУ, - что наши ребята здесь жизни отдают за то, чтобы вы могли учиться. Напомни это всем…»
    ххххх

    Дорогие друзья!

    Спасибо большое - все ваши пожелания и поздравительные письма Вали Б. и Вали К. получил, но решил, извините, написать всем сразу, т. к. времени сейчас очень мало. У меня всё в порядке, чувствую себя хорошо. Желая Вам всем всяческих успехов в учёбе и работе. Обязуюсь сделать всё, что можно, чтобы оправдать Ваше доверие. Пока не всё я смог сделать и чувствую себя в очень большом долгу. Мечтаю о том будущем, когда опять будем вместе учиться и работать. Ещё раз желаю успеха. Всего хорошего. Юра.
    ххххххххххх
    25 августа 1941 г.
    Здравствуйте дорогие дядя Миша и тётя Стёпа!

    Почти два месяца прошло с тех пор, как видел Вас, шлю Вам свой привет и самые наилучшие пожелания. Я нахожусь сейчас в учебном батальоне, в составленном из студентов. Живём в лесу, в лагере. Свежий воздух благотворно действует на организм. Появился хороший аппетит. Я писал несколько писем домой в Москву, но не получил ответа ни на одно из них. Так и не знаю, что дома. Если сможет, то напишите, пожалуйста, мне обо всём.

    Мой адрес: Полевая почта № 571-02, 7-й запасной стрелковый полк, учебный батальон.

    До свидания. Крепко целую Вас. Привет всем.

    Сегодня, во время вручения знамени мне особенно ярко вспомнились все наши товарищи, кроме которых завоёвано это знамя. Сколько раз мы с ними вместе мечтали о гордом звании гвардейцев, о воинской славе части. Как тяжело, что нет сейчас среди нас Игоря Азарова, Вани Момотова, Славы Меркулова, Бориса Влагова, Слуцкого и других. Это поистине гвардейцы, которые подвигами своими создали славу чести. Очень тяжело, что не могли и они сегодня встать вместе с нами на колено и дать торжественную присягу. Вообще мало было сегодня близких старых бауманцев. Часть из них ранена и они находятся в госпитале. Часть других соединениях, многие учатся на курсах ком. состава.

    Из всех, кто остался сейчас в части, все командиры: Митин, Капустин – командиры взводов политех. батальона, Камнев, Нетёсов и я – заместители командиров рот.

    Пройдёт время и мы встретимся все в Москве – в нашем институте – радостный будет день – день Победы. Мечты теперь все об одном, чтобы это было как можно скорее, а пока всего хорошего, не забывайте.

    Сегодня во время вручения знамени особенно ярко вспомнились все наши товарищи, кроме которых завоёвано это знамя. Сколько раз мы с ними вместе мечтали о гордом звании “гвардейцев”, о воинской славе части. Как тяжело, что нет сейчас среди нас Игоря Азарова, Вани Момотова, Славы Верхулова, Бориса Власова, Слуцкого и других. Это поистине гвардейцы, которые подвигами своими создали славу части. Очень тяжело, что не могли и они сегодня встать вместе с нами на колено и дать торжественную клятву.

    Вообще мало сегодня было таких старых бауманцев, часть из них ранена, и находится в госпиталях, часть в других соединениях, многие учатся на курсах ком. состава.

    Из всех, кто остался сейчас в части, все командиры: Митин, Капустин – командиры взводов, Кацман – компотех батальона, Каменев, Нетёсов и я – заместители командиров рот.

    Пройдёт время и мы встретимся все в Москве, в нашем институте, радостный это будет день – день истории. Мечты все теперь об одном, чтобы это было как можно скорее.

    А пока всего хорошего, не забывайте. Виленский.


    Дорогие мои друзья! Спасибо большое за все ваши пожелания и поздравления. Письма Вали Б. и Вали К. получил, но решил, извините, написать всем сразу, т. к. времени сейчас очень мало. У меня всё в порядке, чувствую себя хорошо. Желаю Вам всем всяческих успехов в учёбе и работе. Обязуюсь сделать всё, что можно, чтобы оправдать Ваше доверие. Пока не всё я ещё сделал и чувствую себя я очень в большом долгу. Мечтаю о том будущем, когда опять будем вместе учиться и работать. Ещё раз желаю успеха. Всего хорошего. Юра.

    ххххххх



    Цибуля Алексей Порфирьевич родился в 1913 году в Туле. В 1938 году поступил в Кр.МММИ им. Н.Э.Баумана. Секретарь комитета комсомола института. В июне 1941с года одним из первых подал заявление на фронт. Погиб 26 июля 1941 года в бою за деревню Пашково Локнянского р-на Псковской области. Был похоронен там же местными жителями. Многие годы в МВТУ проводился конкурс на лучшую студенчнскую группу имени Алексея Цибули.

    Письмо Цибули жене. 3.07.1941.
    Вот уже четвёртый день нахожусь в военных условиях. Занимаюсь пока воспоминанием старых и приобретением новых навыков. Время распределено всё до минуты, но в физическом отношении чувствую себя уже лучше, чем в институте. Больше сейчас писать пока не о чем, кроме того, что ссылаться на отсутствие времени, скучаю сейчас значительно больше. Будь здорова, дорогая. Целую крепко, твой Алексей.
    хххх

    Добрый день, милая!

    Вот уже четвёртый день нахожусь в военных условиях.

    Занимаемся пока воспоминанием старых и приобретением новых навыков.

    Время распределено всё до минуты, но в физическом отношении чувствую себя уже лучше, чем в институте.

    Больше сейчас писать пока не о чем, кроме того, что, несмотря на отсутствие времени, скучаю сейчас значительно больше.

    Будь здорова, дорогая.

    Целую крепко, твой Алексей.


    28.6.41 г.

    Добрый вечер, милая!

    Ну, завтра в 11 утра должен прибыть для отправки на фронт. Настроение у меня неплохое, во всяком случае лучше, чем в первые дни. Вместе со мной едут ещё некоторые знакомые студенты, а отдельные из них - друзья. Будем, видимо, вместе с ними и там, на западе. Ребята в шутку просили оставить им свой берлинский адрес (но это будет ещё очень и очень нескоро). Теперь о тебе Нина. У Гаврика есть моих 600 рублей – полученный расчёт в Райкоме ВЛКСМ. Он должен получить ещё в расчёт. В общем должно получиться, пожалуй, больше 1000 рублей. Эти деньги я просил его привести тебе, причём не всё сразу, а так, примерно, рублей по 300. После твоего сообщения ему, что деньги получены, он вышлет следующие. Напиши, пожалуйста, письмо благодарное. Я от них, недавно получил письмо – поздравляют с появлением ребёнка и желают нам с тобой счастливой жизни. Если в чём либо будет трудно, с работой, взаимопониманием с местными организациями – пиши смело в институт – помогут – я с ребятами договорился. Можно писать: 2-я Бауманская, 5. МММИ им. Баумана комитет ВЛКСМ т. Эфрос или профком.

    т. Комарову

    Не скучайте, растите Вовочку. Целую крепко.

    Твой Алексей

    Письма Владимира Павловича Демищика

    Родился в 1922 году, в 1939 году поступил на факультет ТГМ. Пропал без вести осенью 1941 года.

    25/VIII-41 г.

    Здравствуйте дорогие дядя Миша и тётя Стеша!!!

    Почти 2 месяца прошло с тех пор, как я видел Вас.

    Шлю Вам свой привет и самые наилучшие пожелания. Я нахожусь сейчас в учебном батальоне составленном из студентов, живём в лесу, в лагере. Свежий воздух благотворно действует на организм. Появился хороший аппетит.

    Я писал несколько писем домой в Москву, но не получил ответа ни на одно из них. Так и не знаю, что дома. Если сможете, то напишите, пожалуйста, мне обо всём. Мой адрес: Полевая почта № 571-02, 7 запасной стрелковый полк, учебный батальон. До свидания. Крепко целую Вас. Привет всем.
    Здравствуй, Стеша.

    13 вечером получил твоё письмо от I.9. и одновременно от Дмитрия. Очень обрадовался, т. к. это были вообще первые письма, полученные мною за два с лишним месяца. Очень тяжело было читать о смерти дяди Миши, который так дорог был мне. Просто не хочется верить, что его уже нет в живых. Несколько слов о себе. Пишу письмо во время тактических занятий, сидя на склоне холма. Времени свободного очень мало, даже некогда написать письма. Сейчас я нахожусь в дивизионной школе младшего ком. состава. Находимся мы на Ельнинском направлении недалеко от Дорогобужа. Живём в летних домиках. Вчера вечером была кинопередвижка – смотрел кинокартину “В тылу врага” и кинохронику с фронта.

    Но вот и всё. Пиши по чаще. До свидания. Передавай привет всем. В. Демещик. Письма шли без марки.
    3 июля 1941 г.
    Кривошеин Анатолий Григорьевич – студент ф-та «Точная механика». С третьего курса записался добровольцем в народное ополчение (7-я дивизия народного ополчения Бауманского района). Участвовал в боях под Москвой. Командовал орудием. После гибели дивизии лесами Смоленщины вместе со своим расчетом выходил из окружения. Попал в плен. Бежал. Опять был схвачен и отправлен в лагерь. Ночью во время перевозки в товарном вагоне, подпилив колючую проволоку в окне бежал вместе с тремя товарищами. После побега пытались создать партизанский отряд и пробиться к своим, не удалось. Опять был схвачен и опять бежал, пробирался к своим через линию фронта. Вернулся в действующую армию, снова командовал орудием. Победу встретил в Чехословакии. После войны закончил СМВТУ, работал в НИИ счетных машин.

    Письма Кривошеина

    Попробую ответить на некоторые ваши вопросы.

    Во-первых - я жив, цел и здоров. Ребята говорят, что немного похудел. Дело не в питании, питаюсь я несравненно лучше. Война…. Макарова Н. помню. Здоровый, красивый и смелый парень был. Сохраните его адрес. К “отцу” ходил сам, но выезд помешал ему что-либо предпринять. Откровенно говоря, я ничего не имею против моего места пребывания. Мне необходимо побывать здесь. Для будущего это неплохо. Лишь бы фортуна нам не изменила! Привет Михайловым. Надеюсь на следующей свадьбе погулять у них. Привет Федюкиным. Пусть Ира Б. пришлёт фото. Привет Нине С., Сергеевым, Зикеевым. Привет всем, всем. Справку вышлю. Кончаю. Уезжаю. Кончился отдых.
    9/IV-45 Германия

    Здравствуйте дорогие папа и мама!

    Шлю вам фронтовой привет и крепко целую. Получил ваши письма, написанные ещё в марте.

    В отношении моего места пребывания думаю теперь всё ясно. Вы теперь немного представляете, где я сейчас. Ну, а точно я и сам не знаю, где я завтра буду. Жизнь у нас цыганская. Воюем не плохо, не посраним славу русской артиллерии. Последний раз завели немцам концерт 24.03. Что за музыка, если бы вы слышали! Обычно начинают “Катюши” и “Ванюши”, а мы немного подтягиваем. Слушатели всегда в восхищении. Правда мало, кто из них остается способным поделиться впечатлениями.


    Май 1945 г.

    Чехословакия, Наздор!

    Мои дорогие, папа и мама! Благодарю Вас за поздравление с праздником 1 мая и с днём, который мы ждали без малого 4 года – с Днём Победы! В свою очередь поздравляю и вас с этим великим днём. По существу, для меня этот день наступил несколько раньше – 7 мая я сделал последний выстрел по удирающим фрицам, больше не могли их догнать. Уже тогда мы услышали по дороге разговор о капитуляции. Переночевали в одной деревне, утром 9 нам преподносят хорошие вести – Германия капитулировала! Я раньше думал, что это будет какой-то необычный день, а у нас получилось так просто, обыденно, что чем-то обидно. Прокричали трижды “Ура!...” и разошлись по своим местам. В этот день даже спирту не разжились.

    о зато на следующий день в городе Олелоуц мы достойно отметили Победу - по-русски! Для этого потребовалось правда, около 20 литров спирта на батарею, но уж все были хороши. Вы, надеюсь, поймёте, и простите нам эту вольность… Я думаю, что многие москвичи были в этот день похожи на нас.

    … И на этом кончилась война. А признайтесь, тяжеловато на нашем участке было.

    Даже в сводках оговаривалось “В трудных условиях горно-лесистой местности…” да в добавок многочисленные реки.


    ххххх


    Автора этого письма мы не знаем.
    Здравствуйте дорогие

    Иван Михайлович и Мама!


    Шлю Вам свой красноармейский привет.

    Письма Ваши я получаю не редко, а часто. Думаю, что и Вы получаете также мои.

    Живём пока на старом месте в блиндажах. Лошадям же нашим хуже достаётся. Мы их, наверное, скоро определим в колхозные сараи.

    Сейчас еду в штаб полка, вызывают на партбюро полка, видимо на утверждение. После образования нашего арт. Полка нас, молодёжь, разбили и сейчас нас в батареи по 5-10 человек. А когда мы выехали было нас почти три батареи. Многие на курсах, другие в других частях.

    Но скучать не приходится. Уже привыкли заниматься с народом постарше нас.

    Мама, ты пишешь о посылке, её посылать можно только маленькую.

    Курево у нас пока есть - прислали Виктору Ванюшину недавно, да мы получаем махорку, а сегодня вместе с ком. пайком по пять пачек 2 руб. папирос, масла, консервы и др.

    Мама, я тебя просил прислать адрес Сергей Михайловича, а то я хочу ему написать, а адреса точно не знаю, а он наверное серчает поэтому на меня.

    Желаю Вам обоим быть здоровыми и бодрыми. Ваш сын.

    Передавайте привет все родным и знакомым.

    Мама твои слова оправдались. В бой против немецких фашистов хочу идти кандидатом партии. Для этого необходимо: две рекомендации, заверенные Райкомом ВКП(б). Здесь есть только один студент член партии, но мы с ним мало знакомы и он мне дать не может рекомендации. Если можно ты мне пришли.

    Попроси Сергея Петровича Баринова или ещё кого-нибудь, кто меня знает, могут они дать или нет.

    И сообщи мне; я тогда напишу им письмо с просьбой.

    С почтой у нас как будто только начали заниматься. Станция нашей дивизии дня три-четыре начала работать. Некоторые получили маленькие посылки со сладостями (сахар, конфеты, пряники, сухари и др.), некоторые переводы и т. д.

    В общем - это всё идёт быстрее писем. Деньги у меня ещё есть, но много здесь не купишь; беру изредка молоко, т. к. коров мало осталось.

    С приветом Е. Игорь.



    Целую маму

    15.VIII-41 г.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Здравствуй дорогой Ян

    Скачать 247.53 Kb.